Новости

20.10.2015 14:15
Рубрика: "Родина"

"Развратный хлыст" или жертва молвы?

Споры о Григории Распутине в начале ХХ века
Текст: Даниил Коцюбинский (кандидат исторических наук) , Екатерина Семыкина
Превращение императорского фаворита в постоянного героя скандальных газетных публикаций обрекло Григория Распутина на ту фатальную роль, которую ему довелось сыграть в русской истории накануне крушения монархии. В попытках - чаще мнимых, реже искренних - разобраться, кто же такой Григорий Распутин - "развратный хлыст, или человек, имевший несчастье быть оклеветанным молвой"1, - газеты формировали негативный образ загадочного "старца", что, учитывая близость Распутина к царской семье, подрывало доверие общества к власти. С чего же все началось?

Всесильный "брат Григорий"

Впервые имя Распутина 29 мая 1907 г. упомянула газета "Тобол"2, а затем 1 июня 1908 г. - "Тобольские епархиальные ведомости"3

В обеих публикациях Распутин упоминался в связи со сделанным им крупным пожертвованием на строительство церкви в селе Покровском. Однако из статьи в либеральном "Тоболе" следовало, что Распутин пользовался расположением императора: "На церковном сходе 9 мая прихожанам слободы Покровской церкви местным крестьянином Григорием Ефимовичем Распутиным, переименованным по указу Его Величества "Новым"4, было предложено 5 тысяч рублей на постройку новой церкви в с. Покровском... Между тем более сознательная, развитая часть населения начинает поговаривать о том, что не худо бы эти деньги потребить на богоугодное, жизненное дело: на постройку новой двухклассной школы, в которой такая нужда... Не чужд этой мысли и Гр.Е. Новый, что удалось заключить из личных с ним разговоров..."5

Сообщив о факте царского благоволения, "Тобол" тут же поведал о том, что "более сознательная, развитая часть населения" ставит под сомнения разумность пожертвования. С первых же упоминаний Распутин стал обретать оппозиционный флер.

В "Тобольских епархиальных ведомостях" упоминалось о расследовании Тобольской духовной консистории в отношении принадлежности Распутина к секте хлыстов6. И появление в епархиальном официозе информации о том, что "объявлена благодарность Епархиального начальства с выдачею похвального листа крестьянину слободы Покровской Тюменского уезда Григорию Новому (он же Распутин) за пожертвование в приходскую церковь"7, означало, что в противостоянии с сельским священником Петром Остроумовым, регулярно писавшим на Распутина доносы, и тобольским епископом Антонием (Каржавиным), - Григорий и его высокие столичные покровители взяли верх.

В центре внимания российских журналистов Распутин оказался лишь в конце 1909 г., после того как обозначилось его политическое влияние8. 2 декабря 1909 г. либеральный "Царицынский вестник" опубликовал статью, в которой был упомянут "некто Григорий, крестьянин Тобольской губернии, Тюменского уезда, с. Покровского". Далее следовало описание внешности Григория: "Это тип русского мужичка, старше средних лет, блондин, одет в поддевку, с золотым крестом на шее, выдаваемым священникам из Св. Синода как награду". Свой интерес к богомольному гостю из далекой Тобольской губернии газета пояснила так: "Об этом Григории между илиодоровцами ходят слухи, как о чудотворце, исцеляющем самых тяжких больных и изгоняющем бесов"9. Однако истинной причиной заметки были слухи о приближенном к царской семье всесильном "брате Григории", сумевшем отвести от настоятеля Святодуховского монастыря известного черносотенного деятеля иеромонаха Илиодора угрозу синодальной опалы, вызванной его ультраправой агитацией, направленной не только против социалистов, либералов и евреев, но также против губернаторов и премьер-министра10. Позднее, описывая события декабря 1909 г., "Царицынский вестник", расскажет о причинах всеобщего интереса к "брату Григорию" более развернуто: "В среде местных истинно православных людей на брата Григория установился взгляд как на человека особенного, проживающего при Дворе и пользующегося будто бы там даже некоторым влиянием. Он обладает даром прорицания, исцеляет больных и изгоняет бесов"11. Слухи об илиодоровском заступнике активно распространялись по Царицыну. Сам Распутин не упускал случая похвастать близостью к царской семье. Но молва упоминала о нем не только как о заступнике-благодетеле, но и как о "жулике"12. В дальнейшем "Царицынский вестник" касался распутинской темы регулярно13.


"Скоро доберемся мы до этой "тилигенции"..."

Постепенно со страниц региональной прессы распутинский сюжет стал неизбежно эволюционировать в направлении всероссийской политической сенсации. 8 января 1910 г. крупнейшая газета России - либеральное "Русское слово" - опубликовала на второй полосе материал под названием: "Блаженный старец Григорий" с подзаголовком в скобках - "От нашего царицынского корреспондента"14. Заметка содержала первое упоминание Распутина как "блаженного старца", приводилось подробное описание облика и манеры речи Распутина. В этом же репортаже впервые на страницах российских газет слышен голос Распутина: "Скоро доберемся мы до этой "тилигенции"..."15.

Видимо, вопрос репортера вывел Распутина из равновесия и позволил журналисту дополнить портрет старца "черносотенным" штрихом.

Репортаж обретал сенсационность. Репортер заметил на старце массивный золотой крест - дорогой подарок. В дальнейшей беседе старец упоминал о своих папаше и мамаше, которые все могут сделать: "Только сказать папаше, - все будет..."16. За всесильными "папашей и мамашей", за дорогим подарком легко угадывались император и императрица.

Общественный интерес к Распутину, особенно в столицах, был к тому времени уже сформирован. Слухи о загадочном "старце" циркулировали с 1907 г. в петербургской и московской великосветской среде17. Несмотря на попытки премьер-министра П.А. Столыпина удалить Распутина, компрометировавшего царскую семью, из Петербурга, в середине 1909 г. Григорий в очередной раз появился в столице и был фактически легализован: императрица публично поцеловала ему руку на одной из церковных служб18. Все это, разумеется, лишь увеличивало напряженность слухов.


Утешитель просительниц

Еще более скандальным выглядел дальнейший рассказ - о сексуально окрашенных особенностях поведения "блаженного старца": "Я расспрашивал некоторых случайных посетительниц "блаженного старца" Григория, беседовавших с ним наедине.

Жалуются.

Говорят, что старец имеет привычку гладить своих собеседниц, обнимать их за талию, пробовать их мускулы...

При этом он неизменно повторяет:

- Ох, искушение! Ох, искушение...

Одной пришедшей к нему гимназистке старец напрямик заявил, что любит ее больше всех.

- Поедем со мной, - предложил старец гимназистке. - Я тебя возьму, если хочешь...

Гимназистка не захотела"19.

Заканчивался текст новостью, приобретавшей в свете вышесказанного особую пикантность: ""Блаженный старец" Григорий предполагает основать в Царицыне женский монастырь. Деньги на это у него, по его словам, найдутся"20.

Тогда пресса не рискнула подхватить распутинскую тему, показавшуюся, вероятно, слишком рискованной. Единственной газетой, принявшей информационный "пас" от "Русского слова", оказался все тот же "Царицынский вестник", для которого тема уже была "своей". 13 января 1910 г. он опубликовал сокращенную перепечатку из "Русского слова"21.

На другой день в газете появился собственный эксклюзивный материал, посвященный "старцу". Газета вернулась к ранее описанным торжественным проводам Распутина в Петербург на Рождество 1909 г.22. Получив "импульс смелости" от столичных коллег, "Царицынский вестник" решился на сей раз обнародовать то, что оставил за кадром в публикациях конца декабря: во-первых, факт слухов о близости Григория ко Двору, а, во-вторых, моральную сомнительность духовной практики "старца". С этой целью был рассказан следующий эпизод: "Один из местных обывателей, сравнительно молодой, холостой человек, ищущий и не находящий нравственного удовлетворения в жизни, возмущающийся всеми беззакониями и пороками, царящими в окружающей среде, и так сказать богоискатель, господин Е. обратился к брату Григорию с вопросом: "Скажите, брат Григорий, как нужно жить?". Брат Григорий ему отвечал: "Люби больше самого себя". Понял?

Господин Е. долго стоял в недоумении, что сказать, понял или нет. "Понял". - Ну, если понял, так и иди с Богом"23. С точки зрения психологии совет был дельным, но не с позиции церковных норм, что и подхватила оппозиционная газета.


Самодержавие под прицелом

Первые публикации о Распутине стали появляться в газетах либеральной направленности в декабре 1909 г. - январе 1910 г. В этих статьях герой повествования упоминался лишь по имени "Григорий", фамилия его в этот период оставалась не названной. "Первооткрывателем" распутинской темы был все тот же "Царицынский вестник", поскольку именно у царицынских журналистов возник удобный повод затронуть рискованную тему, связанную с именем царского фаворита, в контексте "сугубо провинциальной хроники", формально далекой от императорского дворца.

То, что "Царицынский вестник" затронул далеко не провинциальную тему, подтвердилось очень скоро, когда информацию о пребывании "брата Григория" в Царицыне опубликовало "Русское слово". Правда, столичные журналисты также решили подстраховаться, поместив репортаж о Распутине в раздел провинциальной хроники. При этом "Русское слово" ввело эту информацию в столичный контекст, прозрачно намекнув на то, что "старец Григорий" пользуется протекцией императорской четы. То, о чем до тех пор активно сплетничали в столичном обществе, стало предметом гласного обсуждения.

Первые упоминания о Распутине носили сугубо новостной характер, в них отсутствовали оценочные характеристики. Фактура ограничивалась той, которую добыли сами авторы. Ни слухов, ни даже фактов биографии Распутина в этих статьях не было. Беседуя со "старцем", корреспондент "Русского слова" не задал ему ни одного по-настоящему острого вопроса, касающегося, например, слухов о его хлыстовстве или взаимоотношениях с женщинами. Не уточнил журналист и того, каких именно своих покровителей Григорий фамильярно именовал "папашей и мамашей".

На этом этапе становления распутинской темы пресса проявляла осторожность, придерживалась достоверности. Однако сам факт перевода этой темы из маргинально-закулисной в гласный информационный формат стал идеологическим прорывом, потенциально создававшим для оппозиции плацдарм для последующей пропагандистской атаки на власть.


Примечания
1. О Григории Распутине, иеромонахе Илиодоре и прочих // Московские ведомости. 1910. 30 апреля
2. А. Непринятый подарок // Тобол. 1907. 29 мая.
3. Варламов А.Н. Григорий Распутин-Новый. М., 2007. С. 54.
4. 15 декабря 1906 года Григорий обратился к императору с просьбой: "Проживая в селе Покровском, я ношу фамилию Распутина, в то время как многие односельчане носят ту же фамилию, отчего могут возникнуть всевозможные недоразумения ... прошу дабы повелено было мне и моему потомству именоваться по фамилии "Распутин Новый" (Чернышов А.В. О возрасте Григория Распутина и других биографических деталях // Отечественные архивы. 1992. N 1. С. 114). В прессе и литературе за новой фамилией Г.Е. Распутина также закрепилось ошибочное написание "Новых".
5. А.С. Непринятый подарок // Тобол. 1907. 29 мая.
6. Тобольской Духовной консистории секретное дело о крестьянине Григории Распутине-Новом. http://www.nashaepoha.ru/?page=obj22263&lang=1&id=585
7. Тобольские епархиальные ведомости. 1908. 1 июня.
8. Кульминационной в этой связи явилась история с отменой, благодаря заступничеству Распутина перед царем, решения Св. Синода о высылке Илиодора из Царицына в Минск (Коцюбинский А.П., Коцюбинский Д.А. Григорий Распутин: тайный и явный. СПб.; М., 2003. С. 129).
9. Раздача подарков на монастырском подворье // Царицынский вестник. 1909. 2 декабря.
10. Курлов П.Г. Гибель императорской России. М., 1992. С. 163-164.
11. Брат Григорий // Царицынский вестник. 1910. 14 января.
12. Илиодор (Сергей Труфанов). Святой чо][рт (Записки о Распутине). М., 1917. С. 19-21.
13. Проводы иеромонаха Илиодора // Царицынский вестник. 1909. 3 декабря; На монастырском подворье // Царицынский вестник. 1909. 18 декабря; Встреча иеромонаха Илиодора // Царицынский вестник. 1909. 23 декабря; У иеромонаха Илиодора // Царицынский вестник. 1909. 27 декабря.
14. N.N. Блаженный старец Григорий // Русское слово. 1910. 8 января.
15. Там же.
16. Там же.17. Коцюбинский А.П., Коцюбинский Д.А. Григорий Распутин. С. 120.
18. Герасимов А.В. На лезвии с террористами // "Охранка". Воспоминания руководителей политического сыска. М., 2004. С. 172.
19. N.N. Блаженный старец Григорий // Русское слово. 1910. 8 января.
20. Там же.
21. Старец Григорий // Царицынский вестник. 1910. 13 января.
22. Об этом событии, произошедшем в субботу, 26 декабря, газета рассказала в номере от 27 декабря 1909 года. В статье от 14 января 1910 г. датой отъезда ошибочно указано 31 декабря.
23. Брат Григорий // Царицынский вестник. 1910. 14 января.