Новости

Константин Райкин сыграл "Человека из ресторана"
Сегодня благополучно существует критическая масса спектаклей, где человек в принципе театру уже не интересен. И публика отвечает такому театру взаимностью, но ситуацию это кардинально не меняет: никто не ведет публичный счет напрасно потраченным вечерам, холодным и безвкусным.

С выходом "Человека из ресторана" по Ивану Шмелеву в "Сатириконе" в режиссуре Егора Перегудова зрителей можно поздравить: одной театральной редкостью в Москве стало больше. Пополнились ряды постановок, в которых частные горести и отдельно взятые радости не подавляются эстетическими сложноподчиненными конструкциями и не затмеваются глобальностью роли личности в истории. Во-первых, потому что таковой - роли - и не всегда предполагается, а во-вторых, личное становится драгоценным само по себе. Так бывает на сломе эпох. Мир вокруг вот-вот обрушится, и значение приобретают частности, на которые в другие времена и внимания-то не обратишь.

В предшественнике спектакля - немом фильме Якова Протазанова 1927 года человека из ресторана - официанта Скороходова - играл Михаил Чехов. И в его взгляде сосредотачивалась вся трагедия человека, у которого красивая жизнь с белыми залами, зеркалами и солидной публикой на мучительных контрастах чередовалась с домашними бедами и несчастьями: дочь попала в содержанки, сын, не окончив гимназии, ушел в революционное подполье, с местом в ресторане из-за неблагонадежности отпрыска отказали... Очевидно, что это дореволюционное произведение Шмелева привлекло внимание Константина Райкина не только богатством психологических красок в главной роли и наличием практически безграничных актерских возможностей в технике театральной школы Михаила Чехова - играть там действительно есть что. Актуальность "Человека из ресторана" - одного из ранних произведений Шмелева - сегодня поразительна.

Что это - закон повторяющейся на рубеже веков истории, или признаки неменяющейся со временем психологии русского человека? Молодой режиссер Егор Перегудов исследует этот вопрос максимально педантично, и с охватом массовой аудитории. В его спектакле под сорок исполнителей, не считая оркестрантов дамского ресторанного оркестра. Во времена Шмелева в такой принимали барышень самого строгого поведения, кончивших консерваторию. В "Сатириконе" их нравы изучали самым тщательнейшим образом. Так же как и правила дореволюционного ресторанного этикета, пригласив специалиста обучить труппу и только после того зазвав зрителей "к столу".

Спектакль получился очень сочный. Наполненный не только большими страстями, кипящими в душе маленького человека - лакея по профессии, но никак не по образу жизни. "Человек из ресторана" в том числе соткан из ароматов высокой кухни, благозвучия ресторанных шумов, хрустального звона бокалов и прозрачной бледности фарфоровых тарелок. А Константин Райкин и Денис Суханов (примеривший на себя сразу несколько ролей) точно и не сыграли его - а выплеснули из себя все, что накопилось, что рвалось из души наружу. Как спешат поскорее выговориться, чтобы хоть немного полегчало. Забыв о существовании четвертой стены и нарушив все ее законы: главный фокус спектакля заключался в том, что задник декорации в какой-то момент становится подвижным, начинает перемещаться и буквально выталкивает человека со сцены, "из ресторана", на человека в зрительном зале. Ведь давно уже пора было обратить внимание на его существование. И не только в радиусе действия "Сатирикона".

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке