Новости

26.10.2015 21:00
Рубрика: Общество

В печать!

Почему среди книжных графиков нет фрилансеров?
Сколько книг читают россияне? Что общего у бронежилета и упаковки от мороженого? Почему Билибин не смог бы сегодня иллюстрировать сказки? Об этом "РГ" рассказывает ректор Университета печати им. Ивана Федорова Константин Антипов.

Цифра стремительно вытесняет станок, горячий набор и линотип. Успевают ли учебные программы за натиском новых технологий?

Константин Антипов: Решающую роль играют не технологии, а методы. Наши выпускники должны иметь не просто базовые представления о современном медийном пространстве и современной полиграфии. Они должны уметь адаптировать любую информацию, аудио-, видеоряд, любое содержание к современным технологиям. Мы давно уже занимаемся не только привычными печатными книгами, но и электронными, мобильными платформами, которые распространяют контент, исследованиями в нано- и микроэлектронике.

Современные полиграфические технологии - это технологии защиты информации, сверхточные, сверхпрочные материалы, которые можно использовать не только для изготовления упаковки и купюр, но и фильтров и даже бронежилетов. Понятно, что в вузе, где готовят таких специалистов, программы должны быть интегрированными, когда практика начинается уже на первом-втором курсах. Особенно важно это для наших инженерных специальностей, издателей, журналистов, дизайнеров, графиков.

Получается, знаменитый художник Билибин сегодня не смог бы иллюстрировать современные книги?

Константин Антипов: Не смог бы. Ему пришлось бы получать современные знания. Наши художники отлично понимают, что такое книга не только в бумажном виде, но и в электронном. Это не просто текстовый формат для планшета. Это и текст, и его структура, адаптированная к электронным устройствам, визуальный ряд, дизайн. У нас, кстати, среди выпускников института графики и искусства книги почти нет фрилансеров. Их разбирают как горячие пирожки работодатели. Причем на очень приличные зарплаты.

А будет ли жить обычная книга, которая пахнет бумагой и типографской краской?

Константин Антипов: То, что бумажные книги уходят с рынка, неправда. Каждый год в России выпускается 120 тысяч книг общим тиражом почти 600 млн экземпляров. Книжный рынок очень разнообразен. Электронные книги свой рост остановили пару лет назад. В России на них приходится не больше 10 процентов. Прошел бум. Книга печатная жива, развивается, находит новые способы взаимодействия с аудиторией. Все специальности и направления подготовки, связанные так или иначе с книгой, пользуются огромной популярностью среди абитуриентов. Конкурс бывает до 50 человек на место .

Рабочие места для полиграфистов есть?

Константин Антипов: Сейчас только в одном Центральном федеральном округе работает 2,5 тысячи успешных предприятий полиграфической отрасли. Выпускаем мы 1200-1300 человек в год. Потребность в кадрах так велика, что потенциальные работодатели, объединившиеся в ассоциацию, готовы давать вузу заказ на подготовку целевых выпускников и платить за это. Наши выпускники востребованы не только в России, но и в странах СНГ. Сейчас, например, к нам поступили 40 студентов из Казахстана. Почти все они выпускники профильных колледжей и техникумов, которые захотели продолжить образование в единственном профильном вузе на постсоветском пространстве . Возможно, с 2016 года начнем такие же проекты с Китаем, Белоруссией, Кыргызстаном.

Какие специальности пользуются самым большим спросом у абитуриентов?

Константин Антипов: Растет спрос на инженерные направления, журналистику, пиар и рекламу. Растет внебюджетный прием. Если еще 4-5 лет назад вуз принимал около 40 процентов платных студентов, а 60 были бюджетниками, то сегодня пропорция обратная. В 2015 году мы приняли на первый курс почти в два раза больше контрактников. Баллы ЕГЭ и дополнительных экзаменов у платников такие же высокие, как и на бюджете, - больше 70 баллов за один экзамен.

Справка "РГ"

Институт печати им. Ивана Федорова был создан в 1930 году и начинался с трех факультетов - Инженерно-технологического, Инженерно-экономического и Издательского. В 1960 году полиграфический институт объединился с Московским заочным полиграфическим институтом, и к 80-м годам стал одним из самых крупных вузов Москвы. Сейчас в нем учится почти 7 тысяч студентов.