Новости

Президент Приднестровской Молдавской Республики Евгений Шевчук: "Гибридная война против Приднестровья - это часть войны против России"
Термин "гибридная война" впервые появился в военных документах США и Великобритании в конце ХХ века. Ежегодный сборник данных по вооруженным силам стран мира The Military Balance 2015 называет "гибридными военными технологиями" (hybrid warfare) "захват и подчинение территории с помощью масштабных, стремительных информационных, электронных и кибер-операций, прикрытия и сокрытия военных и разведывательных действий, проходящих в сочетании с интенсивным экономическим давлением". Одна из точек гибридной войны Приднестровье - маленькое непризнанное государство на берегу Днестра, которое уже 25 лет находится на передовой. Президент Приднестровской Молдавской Республики Евгений Шевчук рассказал в интервью "Российской газете" о том, как "гибридные технологии" сказываются на жизни каждого приднестровца и как непризнанному государству удается противостоять внешнему давлению.

Евгений Васильевич, как бы вы охарактеризовали сегодняшние отношения Приднестровья со странами-соседями?

Евгений Шевчук: Ситуация сложилась крайне сложная. На Украине и в Молдове открыто делаются политические заявления о том, что проблему с Приднестровьем пора решать радикально. Некоторые заявления руководства Украины говорят о желании "разморозить конфликт". Заявления руководства Республики Молдова сводятся к требованию вывести войска Российской Федерации. Мы обладаем информацией, что тот координационный центр, который сегодня влияет на принятие ряда политических решений в Кишиневе и Киеве, приступил к реализации плана усиления экономического давления на Приднестровскую Молдавскую Республику. Цель - "мягкой подушкой" задушить экономику Приднестровья, спровоцировать тем самым серьезные социальные проблемы и, как следствие, внутреннее недовольство, стимулировать на этой волне протесты, чтобы затем, сославшись на "дестабилизацию ситуации", попробовать изменить формат миротворческой операции и создать условия для введения в Приднестровье силовых структур Республики Молдова, возможно, Румынии. Так что нынешняя беспрецедентная по масштабам экономическая блокада, ограничение свободы перемещения граждан, уголовное преследование должностных лиц Приднестровья и так далее - лишь часть сценария разрушения Приднестровской Молдавской Республики и силового включения Приднестровья в состав Молдовы.

То есть главная цель атаки - суверенитет Приднестровья?

Евгений Шевчук: Думаю, главная цель - Российская Федерация. Очевидно, ряд западных представителей нажимают на все болевые точки России, гаранта нашего мира и благополучия, пытается ее ослабить, втянуть в конфликт. Приднестровская Молдавская Республика подвергается подобным перманентным атакам все 25 лет своего существования. Просто об этом говорить было не принято: это непопулярная для западных СМИ тема. Кроме того, мы совместно научились отражать большую часть внешних атак. Но сегодня мы, пожалуй, впервые сталкиваемся со столь циничным и столь комплексным подходом. Нас атакуют сразу по всем направлениям. И очень жестко. Против нас ведутся экономическая, дипломатическая, информационная войны, которые являются составными частями гибридной войны против Приднестровья. И эта война ведется не с целью надавить. Уже очевидно: это война на уничтожение.

Как сказывается гибридная война на простом человеке?

Евгений Шевчук: Комплексное давление на республику с явным намеком на возможность военной развязки - это и есть гибридная война. Это война, которая ведется против нас по новейшим западным технологиям, доказавшим свою эффективность в разных уголках мира. Это хорошо понимают специалисты, но обычному человеку разобраться бывает трудно. В этом специфика гибридной войны: непонятно, где угроза и от кого она исходит, как она выглядит. Одна из самых главных проблем при обороне от гибридных атак - распознать их. Недруг может скрываться под самыми "искренними" масками борца "за все хорошее против всего плохого", за народ и справедливость, за демократию и свободу и так далее.

Примеров в мире уже много и один из безусловных признаков гибридной войны - формирование своеобразного "партизанского движения", "пятой колонны", разветвленной сети организаций, которые декларируют благие цели, но в час "X" активируются деньгами спецслужб в качестве ударной силы очередного "майдана". Накачиваются зарубежными грантами некоторые неправительственные проекты и организации, цель которых - дискредитация идеи приднестровской государственности.

Для простого гражданина это может выглядеть как экономический кризис, как нарастание протестных настроений, как усугубление внутренних конфликтов. И в качестве понятного врага людям буквально подсовывают представителей власти. Это обязательная часть формирования негативной повестки дня в тактике, направленной против государства в целом.

После начала войны на Украине и необъявленной экономической блокады от нас ждали обрушения национальной валюты - и тогда бедность распространилась бы, как мор. Наступил бы полномасштабный и тотальный экономический кризис. Но мы приняли решение удержать курс национальной валюты. В этом варианте тоже есть серьезные потери. Очевидно, пока мы не в состоянии выплачивать в 100-процентном размере зарплаты и пенсии. Но это гораздо более мягкий вариант, это совсем не то, чего добивались и ожидали те, кто работает против нас. Теперь спекуляция расширяется, организована массированная атака в социальных сетях, органы власти дискредитируются, раскачивается социально-политическая ситуация. Это хорошо организованная, системная работа, на которую не жалеют ни средств, ни энергии. Но хотелось бы задать вопрос всем здравомыслящим людям: что будет с Приднестровьем в случае реализации одного из плана так называемого оплаченного протеста? По-моему, ответ очевиден. Не будет никакого Приднестровья. На это и расчет.

Вы упомянули о некоем центре, который координирует решения по экономическому удушению ПМР. Планы его знаете?

Евгений Шевчук: Знаем. А некоторые они и не скрывают. Например, одна из проблем, с которой в ближайшие месяцы столкнется экономика Приднестровья, - это отмена ряда преференций для нашего экспорта в европейские страны. Режим автономных преференций торговли для предприятий-экспортеров Приднестровья с ЕС прекращает свое действие с 1 января 2016 года.

По предъявленным требованиям. Чтобы наши предприятия смогли сохранить свое присутствие на европейских рынках, мы должны фактически сдаться. Мы должны допустить на свою территорию молдавских экспертов, различных инспекторов, налоговиков, по сути, отдать Республике Молдова контроль над экономикой предприятий, которые экспортируют свою продукцию в Европу. В противном случае - риски и угрозы полной остановки любого экспорта. Это страшный удар по экономике с целью разрушить и без того сложный бюджет Приднестровья. Некоторые политические силы в Кишиневе открыто декларируют, что ситуация 1 января 2016 года будет эдаким завершающим штурмом, после чего Приднестровье якобы само свалится им в руки.

Хочу сказать, что Приднестровская Молдавская Республика неоднократно проходила через кризисы, но с давлением подобного масштаба мы действительно сталкиваемся впервые. Это серьезная ситуация, но наша независимость - не разменная монета. Нашим "заклятым друзьям и партнерам" пора уже смириться с неизбежным: Приднестровье не поставить на колени, не разрушить, не интегрировать в Молдову политикой шантажа, угроз и подкупа ряда приднестровских бизнес-структур.

Возможно, ключевым фактором резкого ухудшения ситуации является глобальное противостояние между Россией и США? Вас хотят уничтожить как своеобразный "островок России"?

Евгений Шевчук: Абсолютное большинство приднестровских граждан хотели бы жить в союзе с Россией, а еще лучше - в составе Российской Федерации. Приднестровье желает остаться в русском духовном и языковом пространстве. Уничтожить Приднестровье означает уничтожить маленький островок России, российского присутствия в этой части Европы. Именно это, по моему мнению, и является истинной причиной того, что против Приднестровья, не сдающего позиций, развязана такая сложная и дорогая гибридная война. Война против Приднестровья - это война главным образом против присутствия России.

Сегодня российские войска, находящиеся в Приднестровье, обеспечивают важнейшую функцию поддержания мира и являются участниками миротворческой операции. Если бы не было российских миротворцев, то все эти дипломатические и экономические войны давно бы перешли бы в стадию боевых действий, и у нас полыхнуло бы еще хуже, чем на Донбассе.

Что лично вы делаете для организации обороны?

Евгений Шевчук: По конституции президент Приднестровской Молдавской Республики - Главнокомандующий Вооруженными силами страны. Но еще одна конституционная задача президента - охрана суверенитета, независимости и территориальной целостности.

Поэтому по конституции президент - центр принятия основных решений по противодействию всем самым разнообразным шагам противника, подчеркиваю, весьма изощренного, прикрывающего реальные цели "миролюбивой" маской.

Есть у нас и личные наработки, так сказать, приднестровские ноу-хау, без которых мы бы не выстояли даже год-полтора после начала событий на Украине. Некоторые вещи я смогу рассказать только когда они будут рассекречены. Но кое-что раскрыть можно уже сегодня. Мы удержали стабильность приднестровской валюты, предприняты действия по повышению скорости оборачиваемости денег в экономике. Наша банковская система, к сожалению, не признана, а Молдова и Украина перманентно пытаются блокировать наши финансовые операции банковской системы, являющейся кровеносной системой любой экономики. Периодически минфин США издает циркуляры, чтобы не пропускать долларовые платежи приднестровских экономических агентов по миру. Мы были вынуждены создавать механизмы по поддержанию функциональности наших платежных систем, без чего нет экономики. Детали носят закрытый характер и относятся к вопросам экономической безопасности. То, что на поверхности, видят все: наша валюта стабильна, устойчива. Издержки этой войны - выплата в неполном объеме зарплат бюджетников и пенсий. Но мы и с этой проблемой намерены справиться. Это временное явление и зависит во многом от внешних факторов. Как только внешняя экономическая ситуация стабилизируется, мы сможем планировать погашение долгов. Мы держим эту круговую оборону.

Как оцениваете успехи ПМР в гибридной войне?

Евгений Шевчук: Несмотря на все проблемы, мы демонстрируем устойчивость. Есть определенный запас прочности, который позволил нам удержать государство от разрушения. Но главный источник этой прочности - в мудрости приднестровских граждан, в их твердой позиции. Они не поддаются массово на увещевания проплаченных политических деятелей, на какие-то подачки и подарки и понимают сердцем глубину проблемы.

Нам трудно, но за последние четыре года успехи Приднестровской Молдавской Республики очевидны. При поддержке России осуществляются инвестиции в социальные проекты и инфраструктуру здравоохранения, образования. Вложения превышают в десятки раз показатели прежних десятилетий. Ремонтируются школы, детские сады, реализуется ряд серьезных проектов в здравоохранении.

Хотел бы выразить слова благодарности руководству РФ, всему российскому народу. В условиях санкций, других негативных факторов российское государство оказывает поддержку гражданам Приднестровской Молдавской Республики, гражданам РФ, проживающим на нашей территории, фактически защищает справедливость, чтобы людей силой оружия, провоцированием социальных проблем, бедностью не понуждали принимать тех решений, которых они принимать не хотят.

Видимо, от Бога у России в современном мире великая миссия - поддерживать справедливость, защищать своих граждан. Хоть сейчас это и непросто. Уверен, и мы, и Россия выстоим, справимся и с нынешними проблемами. Убежден, у Российского государства большое будущее, ключевая, лидирующая роль в мире.

Рассчитываете на помощь России?

Евгений Шевчук: Мы нуждаемся в первую очередь в материальных и финансовых ресурсах. В условиях экономической блокады интересы людей превыше всего. Нам также нужна явная и понятная всем поддержка на мировой арене. Мы хотим остановить эту войну: она нам не нужна, поскольку мы миролюбивый народ и соседям не угрожаем.

Россия глубоко вовлечена в проблематику мирного урегулирования, поскольку необходимо отстаивать интересы 200 тысяч граждан России, проживающих в Приднестровье. Мы знаем, что Российская Федерация не заинтересована в том, чтобы они стали нищими, чтобы к ним применялись меры принуждения, чтобы здесь продолжалась гибридная война на уничтожение. Знаем: Россия своих на войне не бросает. Гибридная или нет, как ни назови, а жертвы в этой войне вполне конкретные - это люди, лишенные права на благополучие, стабильность и уверенность в завтрашнем дне. И я убежден, что сегодня пришла пора сказать миру: Приднестровье - это не безответная жертва обстоятельств. Мы будем бороться за свою судьбу, за справедливость.