02.11.2015 00:05
    Рубрика:

    Николай Цискаридзе отчитался о своей работе ректором Вагановки

    Два года в должности ректора Академии русского балета имени Вагановой Николай Цискаридзе отметил "премьерой": впервые встретился с армией питерских журналистов.

    Похоже, Вагановке с нынешним ректором повезло. Даже постороннему взгляду заметны перемены, происшедшие за эти два года. Закончена реставрация исторического здания.

    Цискаридзе признается: когда в новом качестве он впервые перешагнул порог Вагановки, его поразили две вещи:

    - Здание, которое связано с именами Нижинского, Петипа, Улановой, нигде не имело даже их портретов. Учащиеся не знали свою историю! Второе - как холодно на каменных лестницах. А ведь дети полуголые тут бегают, каждую свободную минуту садятся на растяжку.

    Сейчас в академии открыт мемориальный музей, в вестибюле и на лестницах появились ковры и дорожки. Николай Цискаридзе отметил, что руководить культовым учебным заведением во много раз сложнее, чем любым театральным коллективом:

    - Моя должность диктует направление в искусстве. Много лет руководство академии никак не реагировало на те решения, которые принимаются в сфере образования, и потому нам сейчас приходится считаться с явными несообразностями. Скажем, по новым учебным нормативам нельзя, чтобы занятия детей продолжались полтора часа без перерыва. Необходимо делать перемены через каждые 30 минут. Но в балете это невозможно! Когда чиновники принимают законы, им надо буквально на пальцах объяснять, что балет - особое искусство, здесь слишком много зависит от тактильности, многое передается "из ног в ноги". А потому мне приходилось фуэте в начальственных кабинетах крутить...

    Жестокий тренинг - неизбежность балетного образования. Сам Цискаридзе, который натерпелся от своего педагога Пестова, утверждает: иначе нельзя:

    - Ну как иначе ребенку объяснишь, что вот эту мышцу надо напрячь, а эту расслабить? Только подойти и хлопнуть! Это не трагедия. Трагедия - когда на тебя внимания не обращают.

    Ректор признается:

    - Когда я стал ходить по классам и знакомиться с педагогами, я заметил, что одно и то же движение все показывают по-разному. Почему так? А потому, что за 23 года здесь не было проведено ни одного методического совещания. Сначала я советовался. В конце концов волевым порядком стал диктовать: делаем так! Если еще в 50-е годы поднять ногу выше головы было неприлично, то сейчас, если балерина не умеет этого делать, она профнепригодна.

    Трудность в обучении балету заключается еще и в том, что главные основы профессии закладываются в период подросткового созревания.

    Как иначе ребенку объяснишь, что вот эту мышцу надо напрячь, а эту расслабить? Только подойти и хлопнуть! Это не трагедия

    - Гормональный взрыв - это катастрофа! - замечает Цискаридзе. - А вторая катастрофа, что нынешние дети не только ничего не читают, но и не общаются по-человечески. Даже между собой - только через гаджеты. Я уже педагогам почти всерьез советую: чтобы вас услышали, вы им эсэмэски пишите.

    Впрочем, желающих попасть в главную балетную школу мира нынче много как никогда. Педагоги выдержали гигантское количество просмотров.

    - К сожаленью, среди этого безумного числа абитуриентов не так много одаренных, - посетовал Цискаридзе. - А еще меньше - абсолютно здоровых детей. Ведь второй тур у нас - полное медицинское освидетельствование. Балет требует здоровых.

    Поделиться: