Новости

05.11.2015 14:41
Рубрика: Общество

Спасти рядовую маму

Почему жертва семейного конфликта оказалась беззащитной
В новосибирскую редакцию "РГ" обратилась Светлана Чернолуцкая - она пытается защитить себя и детей от насилия со стороны бывшего мужа. По ее словам, она осталась с проблемой один на один, от государственных структур нет никакой поддержки. Почему жертвам семейных конфликтов приходится бороться и с теми, кто должен помогать?

"Ты здесь никто"

У Светланы двое детей - 16-летний сын и трехлетняя дочь. Развод с мужем назревал давно, и, забеременев во второй раз, женщина даже уехала к родным в Барнаул, опасаясь, что постоянные скандалы навредят малышу. "Я приняла решение - рожать, и сосредоточилась на этом, подчинила жизнь этой цели, - рассказывает Светлана. - А когда родилась дочка, муж приехал в роддом, падал на колени, говорил - мы с тобой все восстановим, все поправим". Она постаралась поверить, но благие намерения супруга привели Светлану прямиком в ад: вместо возрождения семьи - побои и матерщина.

Развод ситуацию только усугубил. Позиции Светланы оказались слабыми по всем пунктам. Первая проблема - жилье.

В далеком 1999 году 18-летняя Светлана вряд ли предполагала, что совершает большую ошибку: свое жилье она продала, и на общие деньги они с мужем купили квартиру. Половину оформили на сына, половину - на мужа. В итоге при разводе женщина с двумя детьми осталась без жилья. Попытка через суд добиться хотя бы выделения ей доли в этой квартире оказалась безрезультатной. Апелляционная инстанция Новосибирского областного суда поддержала бывшего супруга Светланы, который принес бумаги, доказывающие, что квартиру ему подарила мать. Документы Светланы о продаже в то время ее собственной квартиры показались суду неубедительными. Процесс в суде сопровождался валом оскорблений от бывшего мужа: "Ты здесь никто, вали отсюда".

- Он вышвырнет меня и детей на улицу в любой момент, - говорит Светлана. - И никому до этого нет дела.

Вторая проблема - невозможность добиться финансовой помощи от отца двоих детей. С него взыскали алименты за полгода - сумасшедшую сумму в 4 700 рублей. "Как могу, так и содержу детей", - говорит папаша в суде. И юридически никто не может предъявить к нему никаких претензий: в документах о его заработках значатся крошечные суммы. Светлана в суде попыталась добиться алиментов не в процентах от "зарплаты", а в твердой сумме - хотя бы в десять тысяч на двоих детей. Ей отказали.

Наконец третья проблема - насилие, с которым сталкивается Светлана. Это страшно. Одно уголовное дело в отношении ее бывшего супруга уже возбуждали - об угрозе убийством, когда он на глазах у детей навел на Светлану пневматический пистолет. Тогда все кончилось примирением сторон, а в другой раз мужчина сломал Светлане палец на руке - так старался вырвать сумку с документами. По заключению судмедэкспертизы, перелом - это вред здоровью средней тяжести, и сейчас Светлана мириться не собирается, а намерена добиться возбуждения уголовного дела.

Жизнь в страхе

Как ни странно все это выглядит, но получается, что государственные структуры поддерживают вовсе не мать двоих детей. Не ее, запуганную, избитую, по сути - бездомную, которая после бессонных ночей еще умудряется работать на трех работах, чтобы ее дети не голодали. А его - отца двоих детей, который без тени смущения "отчитывается" о том, что зарабатывает в месяц меньше трех тысяч рублей и как может, так и содержит. Который безнаказанно унижает их мать, и по ее словам, угрожает "снести башню", дав за это "наркоманам три рубля".

При этом судебные приставы не торопятся рыть землю в поисках доходов этого алиментщика: они, судя по всему, полностью удовлетворены справками о его заработках и теми суммами, которые получают дети. А полицейские, которых Светлана не раз и не два вызывала домой, советуют ей самой разобраться с бывшим супругом и задают вопросы: "Что, у вас нет родственников-мужчин?". Светлане приходится добиваться защиты своих прав - результаты экспертизы о средней тяжести вреде здоровью давным-давно в полиции, но уголовное дело не возбуждается.

Женщина доведена до крайней степени отчаяния: "Мне нужно защитить своих детей. Если не я, этого не сделает никто". Ее основная эмоция - страх. Она боится оставлять наедине с отцом 16-летнего сына - парень уже готов мстить за ее унижения. Она боится, что ее маленькая дочь запомнит на всю жизнь, как папа избивал маму. И еще она боится не найти защиты - никогда и ни у кого. Пока, во всяком случае, ей это не удалось.

Вы готовы бороться?

- Я всегда у таких женщин спрашиваю - вы готовы бороться за свои права? Если они колеблются, тогда им ничего не остается, только терпеть, - говорит Надежда Латрыгина, директор новосибирской службы семьи. - Главное для женщины - четко и однозначно решиться, сказать себе: "Я не буду больше так жить". И последовательно добиваться цели. Если правоохранительные органы отказывают в возбуждении дел, не приезжают на вызовы - нельзя это спускать на тормозах. Необходимо привлечь свидетелей - соседей, которые подтвердят, что полиция вела себя подобным образом, и затем обратиться с жалобой в вышестоящие органы. Надо все доводить до логического конца, и результат будет.

- То есть женщина, страдающая от семейного насилия, должна еще и бороться с госструктурами, которые ее не защищают?

- Не со структурами, а с их отдельными представителями, которые не выполняют свои обязанности. Да, в России нет закона о домашнем насилии. Но есть другие законы, и надо добиваться их исполнения. Нужна уверенность в собственных силах, и тогда помощь придет. У нас в службе есть юристы, которые готовы защищать права женщин в судах, есть социальные адвокаты, труд которых оплачивает государство. Главное - активная социальная позиция самой пострадавшей. С этим сложно, нужна просветительская, воспитательная работа на уровне государства. Кстати, мы заметили: раньше, когда были пионерская организация, комсомол - люди вырастали более активными в социальном плане. Они чувствовали себя защищенными. Сейчас, к сожалению, многие действительно остаются с бедой один на один, но опускать руки ни в коем случае нельзя.

Комментарий

Татьяна Чудакова, адвокат:

- Очевидно, что государство слабо защищает женщин, матерей, которые попали в такую ситуацию, как Светлана. В те же советские времена, которые сейчас принято ругать, поддержка была гораздо мощнее. Была серьезная ответственность для алиментщиков, была статья о тунеядстве - трудоспособный мужчина не мог заявить, что он ничего не зарабатывает. И проблемы с жильем решались. Сейчас этого нет, и я считаю, что мы нуждаемся в разработке специальных норм, которые помогут бороться с подобной несправедливостью. Но кроме законодательства, есть еще и правоприменение - здесь тоже есть, над чем подумать. Чтобы отказать Светлане в выделении доли в жилье, апелляционной инстанции понадобилось очень немного времени. Это нельзя назвать серьезной попыткой вникнуть в обстоятельства дела. Суд, не увидев достаточных доказательств с ее стороны, мог отложить рассмотрение, дать ей возможность предоставить необходимые документы. Ведь Светлана пришла на заседание одна, без представителя, очевидно, что у нее недостаточно юридических знаний и опыта, чтобы самой быстро сориентироваться и попросить об отложении дела. Хотя такая необходимость была: ведь другая сторона принесла "доказательства" только на судебное заседание в апелляционную инстанцию, и у Светланы не было возможности даже понять, что это за бумаги.

Цифра

4,7 тысячи рублей алиментов взыскали за полгода с бывшего супруга - такова его официальная зарплата.

Общество Соцсфера Общество Семья и дети Филиалы РГ Сибирь СФО Новосибирская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники