Новости

Артур Парфенчиков: должников смогут лишить права управления автомобилями
Скоро Госдума рассмотрит во втором чтении законопроект, позволяющий временно лишать должников водительских прав. Проект включен в повестку парламента на 10 ноября. На "Деловом завтраке" в "Российской газете" директор Федеральной службы судебных приставов Артур Парфенчиков пообещал, что на дороге сюрпризов не будет. В том смысле, что заочно водительских прав не лишат. Постановления об ограничении водительских прав будут вручаться должнику лично и только после истечения пятидневного срока для добровольного исполнения.

При этом по инициативе Правительства страны ко второму чтению предлагается внести правки, распространяющие норму на все виды транспорта: мотоциклы, квадроциклы, мопеды, яхты и даже самолеты.

- Артур Олегович, лишение должников водительских прав одна из резонансных инициатив. Вы действительно собираетесь спешить всех должников?

Артур Парфенчиков: Не всех.

В законопроекте предусмотрено применение такой меры по ряду категорий дел. Прежде всего, речь идет о социально значимых исполнительных производствах. Например, ограничение права управления транспортным средством будет возможно в отношении должников, не исполняющих требования по взысканию алиментов, не возмещающих имущественный ущерб, моральный вред или вред, причиненный преступлением. Также эта мера будет применяться и в некоторых других случаях.

- Нередко бывает, что люди, которым вы ограничили выезд за границу, узнают об этом уже в аэропорту. Поездка срывается. Не будет ли чего-то подобного с водителями? Ты едешь, тебя останавливает инспектор ГАИ и вдруг выясняется, что водить тебе нельзя.

Артур Парфенчиков: Обязательное требование законопроекта - личное вручение постановления об ограничении специальных прав. Предусмотрена такая процедура: должнику дается пятидневный срок для добровольного исполнения после возбуждения исполнительного производства. Только на шестой день, если должник не заплатит, судебный пристав вызывает его и уведомляет о том, что должник будет ограничен в праве управления транспортным средством. Гражданин распишется, и с этого момента он считается уведомленным.

- А если должник не придет по повестке? Зачем ему? Ясно же, что ничего приятного не услышит.

Артур Парфенчиков: Будем доставлять принудительным приводом. Такие полномочия у нас есть. Судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов могут приходить к должникам рано утром, чтобы застать дома и доставить в отдел судебных приставов. Не исключаю также, что будут проводиться совместные с ГИБДД рейды на дорогах. Машина должника вычисляется в потоке, сотрудник ГАИ ее останавливает, судебный пристав уведомляет должника об ограничении водительских прав.

- Один из аргументов критиков: если человек зарабатывает на жизнь вождением, то, лишившись прав, он не сможет расплатиться.

Артур Парфенчиков: Эта позиция учтена: в таком случае ограничение специальных прав применяться не будет. Вообще, законопроект, который сегодня разработан, прошел очень серьезные дискуссионные фильтры. Он стал результатом внимательного изучения международного опыта, множества предложений, дискуссий. В итоге, мне кажется, мы получили очень сбалансированный документ, в нем максимально соблюдены интересы взыскателя и права должника.

Думаю, что такого равновесия соблюдения интересов сторон исполнительного производства, как они представлены в этом законопроекте, наверное, нет ни в одной правоприменительной практике мира. Почему я это говорю? В проекте есть несколько важных положений. Во-первых, введена минимальная сумма, с которой может применяться взыскание.

- Какая?

Артур Парфенчиков: Пока в законопроекте предусмотрено 10 тысяч. Есть разговоры и предположения о том, что эта сумма может вырасти. Наверное, это весьма серьезный повод для дискуссии. Мы признаем основания, есть инфляция. Так что, полагаю, в перспективе возможно увеличение этой суммы, и вряд ли служба будет здесь жестко возражать.

Это первая позиция, защищающая права должников. Во-вторых, как я уже сказал, нельзя ограничить в специальных правах, если они являются источником доходов. В мире существует разная практика, так что и у нас кипели на этот счет споры.

- Разве решение оставить человеку возможность зарабатывать не является единственно верным?

Артур Парфенчиков: Например, во Франции можно изъять лицензию у таксиста, если он не платит долги. Я понимаю идеологию наших коллег из-за рубежа, где работает система изъятия профессиональных лицензий. Конечно, это жесткий подход - понудить должника максимально быстро найти деньги. В этом тоже есть определенная логика. Она предполагает максимальную защиту интересов взыскателя, который хочет сегодня и сейчас получить, грубо говоря, 5 тысяч евро, а не получать их из заработка таксиста в течение 12 месяцев. Такая точка зрения имеет право на жизнь. Однако в наших условиях это был бы излишне жесткий подход. Мы решили придерживаться другой позиции: профессиональную лицензию нет необходимости изымать.

Причем это может быть не только автомобиль.

- Но и?

Артур Парфенчиков: Скажем, водный транспорт. Пожалуйста, если человек использует свой катер для какой-то там экскурсионной деятельности или переправы, получает за это деньги, действие прав не ограничат. Главное, легализуйся и плати то, что ты должен. Мы в этом заинтересованы.

Третье положение, которое защищает должников, уникально. В законопроекте прописано такое понятие, как транспортная доступность.

- Грубо говоря, если человек живет далеко от метро, права не заберут?

Артур Парфенчиков: Если должник сегодня поставлен в тяжелые условия из-за транспортной недоступности места своего проживания, то пристав не вправе будет ограничивать его в специальных правах, несмотря на то, что есть интересы взыскателя. Понятно, что это, наверное, предмет определенной правоприменительной практики, в каких-то ситуациях - судебной дискуссии. Не думаю, что удаленность дома от метро будет поводом оставить должнику водительские права. Есть другой общественный транспорт. Однако бывают ситуации, когда личный транспорт действительно необходим, учитывая опять-таки наши реалии: климат, территорию, расстояния, дороги.

Наверняка, взыскатель будет оспаривать эту оценочную категорию - транспортная доступность или недоступность. Это абсолютно нормально. Про интересы взыскателя нельзя забывать. Так что в каждой конкретной ситуации вопрос будет рассматриваться отдельно. К тому же, думаю, это будет касаться достаточно ограниченного круга исполнительных производств, когда речь идет о каких-то удаленных территориях. Вряд ли такой вопрос может возникнуть в Москве, Петербурге или большинстве наших крупных мегаполисов.

Так что проект, думаю, отвечает практически на все возражения, которые звучали. Еще одна гуманная мера: если должник является инвалидом или на его иждивении находится инвалид I или II группы, или ребенок-инвалид, то ограничение водительских прав к нему не применяется.

- Вы говорите об ограничении специальных прав. Уточним: значит, подразумеваются не только водительские права?

Артур Парфенчиков: По итогам первого чтения Правительство страны предложило расширить перечень видов транспортных средств, право на управление которыми может быть временно ограничено для должников. К таким видам транспорта предлагается отнести автомобильный, воздушный, морской, внутренний водный транспорт, мотоциклы, мопеды, квадроциклы, легкие квадроциклы, трициклы, самоходные машины.

- Почему считаете, что мера сработает?

Артур Парфенчиков: Сегодня во всем мире работа с активами становится все менее эффективной в силу разных причин. Это отмечали и наши германские, и французские коллеги, и представители других стран. Активов меньше. Они становятся все более мобильными. Поэтому меры прямого принуждения, такие как арест, обращение взыскания и другие, целесообразны только при наличии у должника имущества.

Но, как показывает практика, должники все чаще предпринимают действия для сокрытия имущества, переписывают его на третьих лиц. Так что система принудительного исполнения все больше уходит в плоскость систем личного понуждения должника к исполнению возложенных на него обязательств. Во всем мире все большее распространение получают меры косвенного принуждения, мотивирующие должников на исполнение требований исполнительных документов в добровольном порядке.

- То есть еще какие-то идеи, кроме включения должников в списки невыездных или разжалования их в пешеходы?

Артур Парфенчиков: В Германии с недавнего времени в целях понуждения к уплате местных налоговых платежей нормативно закреплено право уполномоченных органов использовать специальные вентили, чтобы спускать колеса на автомобилях недобросовестных должников. При этом немецкое правосудие признало такой способ воздействия на неплательщиков вполне легальным и действенным.

Разные есть подходы. Наиболее комплексно система понуждения должников, на наш взгляд, работает в Белоруссии, где помимо ограничений водительских прав сегодня должнику могут быть ограничены доступ в Интернет и даже пользование мобильным телефоном.

- Может ли ограничение должников доступа в Интернет стать следующим шагом и у нас?

Артур Парфенчиков: Это вопрос к законодателям. Не исключаю, что в перспективе подобные инициативы появятся. Но такие предложения, безусловно, требуют изучения и тщательной проработки.

- В связи с экономической ситуацией люди сегодня стали реже ездить за границу. Не думаете в связи с этим сократить списки невыездных или даже объявить своего рода "амнистию" тем, кому ограничен выезд?

Артур Парфенчиков: Наоборот, сейчас ограничение выезда стало применяться чаще. За 9 месяцев этого года ограничение в праве на выезд за пределы России действовало в отношении более 1,4 миллиона должников, в том числе в отношении более 388 тысяч должников по алиментным обязательствам. В результате этих мер взыскано более 10 миллиардов рублей долга. Из них 1,6 миллиарда рублей по алиментам.

Должников смогут лишать права управления не только автомобилями, но яхтами и даже самолетами

- Вы недавно говорили, что судебные приставы активно внедряют электронное взыскание долгов.

Артур Парфенчиков: Более половины исполнительных производств за 9 месяцев этого года исполнены за счет электронного списания. В "группах электронного исполнения" производительность увеличилась почти в 10 раз. Иногда приставы оканчивают фактическим исполнением до 40 дел в день. Рекорд же установил один из приставов управления ФССП по Москве из отдела по взысканию административных штрафов: с 1 марта этого года фактически исполнил около 13 тыс. дел и взыскал более 13 миллионов рублей. Всего в банки в 2015 году было направлено 24,8 миллиона постановлений о наложении ареста и взыскании средств должников.

- В связи с этим вопрос: нередко люди даже не подозревают, за что и почему списались со счета их деньги. Почему до банковской карточки пристав доходит быстрее, чем до человека?

Артур Парфенчиков: Сегодня у нас есть эффективная система уведомления гражданина о наличии проблем в сфере исполнительного производства: это банк данных исполнительных производств. Это уникальная система. Ее нет нигде в мире. Она совершенно открыта. Вы можете зайти в нее на сайте Федеральной службы судебных приставов и узнать, есть ли у вас долги. Более того, вы можете подписаться на нее, и тогда вам будут приходить уведомления, что появился долг, возбуждено исполнительное производство.

- Вы хотите заставить человека самостоятельно наводить справки? Разве это не ваша обязанность?

Артур Парфенчиков: Обязать человека пользоваться банком данным исполнительных производств мы не можем. У человека есть право им пользоваться, есть право не пользоваться. Но данные системы обеспечивают ему комфорт, если общие системы уведомления не сработали: письмо не дошло, затерялось на почте. Или человека вообще не нашли, так как живет не там, где прописан. Это тоже его право. Но если человек купил дорогой билет на самолет, а сегодня часто билеты покупаются по Интернету, купил дорогой тур за рубежом, то разве трудно зайти в банк данных исполнительных производств и проверить себя?

Мы, конечно, заинтересованы в том, чтобы была единая система уведомления, которая работала на стадии возникновения у человека различных задолженностей перед государством (в том числе наложение штрафа, налоговых задолженностей, долга перед Пенсионным фондом). Какая-либо задолженность образовалась - тут же вам пришло СМС-сообщение. Но это не только наш вопрос, он требует комплексного, более долгого и сложного решения. Окончательно проблему можно решить только тогда, когда на государственном уровне будет создана единая система. Хотя уже сегодня функционируют сервисы, которые позволяют человеку узнать о наличии долгов по штрафам и налогам и уже действуют как у нас, так и у наших коллег.

- При активной поддержке судебных приставов был разработан закон, который разрешает нарушителю правил дорожного движения заплатить только половину штрафа, если придет в кассу в течение 20 дней после того, как штраф был наложен. Закон вступает в силу с 15 января. Но почему скидка введена только для водителей?

Артур Парфенчиков: Полагаю, что было бы разумно распространить подобную систему на все виды административных штрафов. Но опять же это вопрос к законодателям. Сначала, думаю, надо дождаться, когда система заработает, отладить ее. Потому что на первом этапе неизбежны какие-то шероховатости и проблемы. Потребуется время, чтобы все решить.

- Кстати, о проблемах. Что будет, если нарушение зафиксировали видеокамеры, а квитанция о штрафе пришла человеку позже, чем через 20 дней?

Артур Парфенчиков: Конечно, этот закон нацеливает наших коллег из ГИБДД на очень серьезную работу с корректностью уведомления. Здесь опять же возвращаюсь к вопросу создания системы электронного уведомления. Без нее всех проблем не решить

В принципе я не исключаю, что судебная практика пойдет по такому пути: если человек докажет, что получил квитанцию позже 20 дней, то ему будет предоставлено право продлевать срок. Но, подчеркну, это предположение. Надо дождаться конкретных дел и конкретных судебных решений. В законе сказано, что срок идет с момента наложения штрафа, а не с момента уведомления. Но мы в любом случае должны понимать, что принцип законодательного регулирования должен быть направлен на принятие позиции гражданина. Это совершенно очевидно. Причем гражданина, стремящегося к добропорядочному и законопослушному поведению.

Но все-таки лучше надеяться не на суды, а на создание корректной системы уведомления.

- Вы сказали, что должники во всем мире все чаще прячут свое имущество. А приставы могут выявить такие сделки, когда дома или яхты были фиктивно переписаны на других?

Артур Парфенчиков: За шесть месяцев в этом году судебными приставами-исполнителями было выявлено 108 фактов заключения должниками мнимых сделок. Из них в суды были направлено лишь 32 заявления.

- Почему?

Артур Парфенчиков: Право обращаться в суд в таких случаях есть только у взыскателей. На практике лишь каждый третий взыскатель, получив информацию от судебного пристава идет в суд.

- Лень? Люди слишком пассивны?

Артур Парфенчиков: Причины могут быть разные. Некоторые не хотят нести расходы, опасаются, что проиграют суд и тогда судебные расходы точно не возместят. Более того, придется оплачивать расходы еще другой стороне. К тому же не хотят тратить время, так как процесс может занять долгий срок.

Справка "РГ"

Узнать об имеющейся задолженности можно с помощью информационного ресурса "Банк данных исполнительных производств" на сайте Федеральной службы судебных приставов (fssprus.ru). Для этого достаточно ввести регион прописки, фамилию, имя, отчество и дату рождения. С помощью "Банка данных исполнительных производств" можно не только узнать об имеющейся задолженности, но и оплатить ее. В ФССП России также работает "Центр телефонного обслуживания" (8 800 550 66 40 - звонок бесплатный), в который можно позвонить и получить интересующую информацию и задать вопросы специалисту Службы.