Кино и ненцы

В прокате - "Ангелы революции" Алексея Федорченко

Наше кино
    08.11.2015, 21:21
Крым, 1908 год. Девочка Полина расправляется с кремовыми фигурками на торте - она метко палит по ним из "маузера". Два десятилетия спустя бывшая провинциальная аристократка, а ныне герой Октябрьской революции товарищ Шнайдер (Дарья Екамасова) получает важное партийное задание. Шнайдер нужно сколотить группу деятелей культуры, которые отправятся в Сибирь наставлять хантов и ненцев на путь истинный - те не желают отдавать детей в школы, а вместо марксизма-ленинизма настырно продолжают исповедовать культ старой богини. Компанию Шнайдер составляют режиссер латышского театра в Москве Смирнов (Алексей Солончев), кинорежиссер Петр (Павел Басов) и архитектор Николай (Константин Балакирев). Отказывается от участия в экспедиции лишь композитор Иван (Олег Ягодин). В тех краях ему, впрочем, предстоит оказаться - правда, обстоятельства будут уже совсем иными.

Алексей Федорченко дебютировал в режиссуре десять лет назад "Первыми на Луне" - изобретательным мокьюментари о том, что на самом деле задолго до американцев на спутнике Земли побывали советские космонавты. Этот фильм, казалось, открыл нам режиссера, в совершенстве владеющим псевдодокументальным киноязыком, который тогда как раз входил в моду. Дальнейшая трансформация творческого метода Федорченко была и неожиданной, и занятной. После "Первых на Луне" он работает в соавторстве с писателем Денисом Осокиным - сначала он экранизировал его повесть "Овсянки", а затем в соавторстве с ним написал сценарий картины "Небесные жены луговых мари". Ни в "Овсянках", ни в "Небесных женах..." от дебютного увлечения режиссером конструированием реальности не было и следа. Те фильмы были территорией чистой мифологии - собственно, о мифологии малых народов России они и рассказывали. В какой-то момент в адрес Федорченко посыпались эпитеты в диапазоне от "поэтического кинематографа" до "занимательной этнографии". Все они были сколь справедливы, столь и снисходительны - казалось, что режиссер нашел свою тихую нишу и так и будет дальше снимать маленькие фестивальные фильмы про экзотические народности большой страны. Тем приятнее, что все эти рассуждения оказались напрасными. Потому что вышедшие в прокат "Ангелы революции" знаменуют новый уровень. Это по-настоящему большое кино большого режиссера, работа невероятно тонкой выделки и гармоничный результат творческой эволюции Федорченко.

"Ангелы" впервые объединяют два магистральных федорченковских мотива - псевдодокументальность и этнографию. Эти мотивы тут накладываются на еще один полюбившийся режиссеру прием - дробление одного сюжета на небольшие новеллы.

События, о которых идет речь в "Ангелах", достоверны - это история Казымского восстания 1931 года, когда ханты и ненцы без особого энтузиазма отнеслись к появлению в их краях советской культбазы. Другое дело - детали. Полина Шнайдер и члены ее экспедиции - люди реальные, вот только никакого отношения к авангардным художникам они не имели. Сама Шнайдер к тому моменту была вовсе не пышногрудой молодой революционеркой, а пожилой аппаратчицей. Под каждым из членов ее экспедиции Федорченко имеет в виду реального деятеля советского искусства тех лет. В кинорежиссере, скажем, без труда угадывается Сергей Эйзенштейн. В новелле, посвященной его прошлому, есть реальные кадры из картины Эйзенштейна "Да здравствует Мексика!". Этой картине в "Ангелах" придуман свой миф - якобы во время съемок Эйзенштейну предложили на роль предателей, которых казнят изуверским способом, не актеров, а настоящих дезертиров - мол, все равно их казнить, а тут еще и для искусства поработают. То есть Эйзенштейн еще и изобретатель снаффа. В этой новелле вся суть "Ангелов", в художественном пространстве которых фундаментом служит реальное событие, на котором возводится причудливое здание сложносочиненной мифологии.

Конечно, чтобы расшифровать все заложенные в картине коды, зрителю придется потрудиться - и тут неплохим подспорьем было бы хорошее искусствоведческое образование или хотя бы базовые знания о соцавангарде. Но как любое настоящее произведение искусства "Ангелы революции" работают на всех уровнях - ускользающая многослойность многим и впрямь покажется туманной, то не оценить шаг режиссера навстречу широким зрительским массам тоже не получится. Федорченко впервые облекает свои эксперименты в жанровую рамку, хотя традиционного линейного повествования почти нет, здесь без труда можно рассмотреть залихватский вестерн, историю покорения, сопротивления и кровавой мести, в равной степени наполненную иронией и сентиментальной печалью.

"Ангелов революции" можно крутить и так, и эдак, придумывая про них все новые теории и объясняя множественные побочные тропы - и это по-настоящему отрадно, потому что современное российское кино в большинстве случаев не может похвастать и сотой долей такой многомерности. Но в данном случае лучше один раз увидеть своими глазами, чем сто раз услышать - и сложить из драгоценной мозаики кадров, новелл и смыслов "Ангелов" собственную историю.

5.0

Добавьте RG.RU 
в избранные источники