Новости

12.11.2015 06:30
Рубрика: Экономика

Россия и Вьетнам будут торговать в рублях и донгах

Сегодня в Москве пройдет российско-вьетнамский бизнес-форум, на котором чиновники и банкиры обсудят расчеты между компаниями двух стран в донгах и рублях.

Одновременно откроется выставка вьетнамских товаров "Вьетнам Экспо", которая проводится в преддверии ратификации соглашения о зоне свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Вьетнамом, подписанным в мае этого года. Для России это шанс восстановить свои позиции во Вьетнаме, у которого еще не так давно на нашу страну приходилось более половины внешнего товарооборота.

Это "окно" открыто для нас еще на 4-5 лет, потом будет поздно, убежден торговый представитель РФ во Вьетнаме Максим Голиков. Он рассказал "Российской газете", с какой стороны нужно "заходить" на вьетнамский рынок и что вьетнамцы повезут в Россию после того, как таможенные пошлины будут обнулены или радикально снижены.

Максим Юрьевич, заключение договора о зоне свободной торговли с Вьетнамом повлияло на интерес к нему со стороны российского бизнеса?

Максим Голиков: Он растет, особенно со стороны компаний, которые имеют наработки на вьетнамском направлении. Для них стало приятной неожиданностью, что, оказывается, сейчас будут обнулены или в течение какого-то времени существенно снижены таможенные пошлины. К тому же конъюнктура благоприятная. Интерес в масштабах Вьетнама большой, даже не только по традиционным товарам нашего экспорта (машиностроение, удобрение, нефтепродукты), но и по кондитерским изделиям, продукции химической отрасли, инструментам и многому другому. 90 процентов компаний, побывавших во Вьетнаме в составе бизнес-миссий из регионов, уезжают с оптимизмом, настроены на работу там.

Во Вьетнаме хотя и проживает свыше 90 миллионов человек, но емкость рынка, по всей видимости, не так уж велика. Люди живут бедно, ВВП на душу населения всего 2 тысячи долларов.

Максим Голиков: Конечно, вьетнамский рынок с индийским или китайским не сравнить в том смысле, что нельзя ждать мгновенных больших объемов торговли. Но емкость рынка там измеряется не столько потребительским спросом. Вьетнам предъявляет большой спрос на товары инвестиционного характера, там велики государственные инвестиции, и не случайно в стране присутствуют практически все ведущие международные компании.

Малый и средний бизнес, конечно, может ориентироваться на потребительский рынок. Во вьетнамских городах потребление уже приближается к нашему уровню, люди там начали покупать дорогое, экологически чистое и так далее. Но не надо ждать, что наши вьетнамские партнеры будут что-то предлагать, нужно самим наращивать присутствие, активизировать связи.

Пока еще этот рынок восприимчив к совместным проектам и к импорту товаров в чистом виде. И наша задача - сориентировать экспортеров, облегчить им выход на рынок, чтобы им были понятнее реалии, законодательство. Для этого этой зимой мы будем запускать российский экспортный центр при торгпредстве.

С соглашением о зоне свободной торговли увязано создание сборочных производств российских автопроизводителей во Вьетнаме. Смогут ли они удержаться на этом рынке? Все-таки там хватает конкурентов - японские, корейские производители, из Китая, наверное, тоже.

Максим Голиков: При преференциях, которые сейчас обсуждаются, эти проекты имеют перспективы. Опыт такой уже есть, с 2008 года во Вьетнаме собираются "КамАЗы". А после ослабления рубля "КамАЗ" в этом году увеличил поставки на вьетнамский рынок. Наша доля на авторынке Вьетнама - менее 3 процентов. Это точка, с которой можно начинать развитие.

О производствах какого масштаба идет речь?

Максим Голиков: До нескольких тысяч автомобилей в год, но переговоры о количественных показателях между минпромторгами двух стран продолжаются. Вьетнамцы, конечно, заинтересованы, чтобы к ним приходили современные технологии, но эксклюзивные права всегда сложно кому-то давать, и надо провести большую юридическую работу, чтобы не усложнить переговоры с другими желающими войти на рынок.

Насколько это реально - использовать Вьетнам как "окно" в другие страны?

Максим Голиков: Возможности во Вьетнаме мы рассматриваем, в частности, как стартовые для наращивания российского присутствия в других странах региона, который в ближайшие один-два года резко снижает всевозможные барьеры во взаимной торговле. У нас уже есть совместные производства, работающие на экспорт, - в нефтегазовой сфере, где у России самые крупные предприятия во Вьетнаме, в машиностроении.

Почти одновременно с созданием зоны свободной торговли с ЕАЭС Вьетнам включается в Транстихоокеанское партнерство. Говорят, он теперь чуть ли не лишится экономического суверенитета и будущее за доминированием там США, Японии, Кореи. Это правда?

Максим Голиков: На наш взгляд, не стоит сильно драматизировать это и думать, что Вьетнам проснется на следующий день другой страной. Очевидно, что страна не готова мгновенно перейти к снижению тарифных барьеров и системным изменениям, которые предполагает Партнерство, и будет выторговывать солидные переходные периоды. Поэтому многое зависит от того, как мы себя поведем, сможем ли активизироваться по крупным проектам.

Через 4-5 лет будет уже поздно?

Максим Голиков: Думаю, да. Российским экспортерам надо быстрее заходить и пытаться занимать ниши. Через несколько лет ситуация принципиально изменится, потому что Вьетнам будет вовлечен и в другие зоны свободной торговли - с Южной Кореей, Европейским Союзом, возможно, с Китаем.

А что Вьетнам хочет продавать в России?

Максим Голиков: В основном традиционные товары вьетнамского экспорта, привязанные к почве - овощи, рис, орехи, тропические фрукты, другие виды сельхозпродукции, в том числе экологически чистой. Сырье из тропических материалов для сельского хозяйства и промышленности. Естественно, текстильные изделия и обувь.

Экономика ВЭД В мире Юго-Восточная Азия Вьетнам
Добавьте RG.RU 
в избранные источники