Новости

15.11.2015 19:00
Рубрика: Власть

Тяжелый багаж Синая

Глава МЧС Владимир Пучков впервые открывает подробности поисковой операции на месте крушения А321
Глава МЧС России Владимир Пучков впервые с начала поисковой операции на Синае подробно рассказал корреспонденту "РГ", как она проходила.

Разговор проходил в столице китайской провинции Сычуань, городе Чэнду, куда глава МЧС буквально на несколько часов прилетел на восьмое совещание руководителей экстренных служб и спасательных ведомств стран-членов ШОС.

На совещании представители всех прибывших делегаций выразили глубочайшие соболезнования России. Организаторы мероприятия, гостеприимные китайцы, хотели оставить Пучкова на большее время, но министру не позволял график. Повлияла катастрофа над Синаем. Поисковые работы в Египте не закончены и естественно, что министр думал о своих подчиненных, которые до сих пор там. О них Владимир Пучков рассказал корреспонденту "РГ". Интересно, что гуляющее по интернету трогательное стихотворение о главной пассажирке того рейса, восьмимесячной малышке, ставшей символом трагедии, написал один из сотни спасателей, работающих на месте падения лайнера. Его имя Николай Никитенко.

- Владимир Андреевич, сколько всего спасателей было задействовано на поисковых работах в Египте?

Владимир Пучков: Непосредственно на месте крушения работали 110 человек. Это сотрудники отряда Центроспас и отряда по проведению спасательных операций особого риска "Лидер".

- Как долго они будут там находиться?

Владимир Пучков: Спасатели будут находиться на Синайском полуострове столько, сколько потребуется. В настоящее время мы сделали перегруппировку спасательных подразделений и оказываем помощь соответствующей Межгосударственной авиационной комиссии, в которую входят представители Египта, Ирландии, Франции, Германии, России и ряда других стран. Кроме того, в зоне ЧС продолжают работать специалисты различных структур.

- Как принималось решение об отправке на Синай спасателей? Вам, как министру, пришлось испытывать колебания, ведь все-таки полуостров долгое время был местом кровопролитных боев и сейчас находится в зоне действия племен, присягнувших "ИГ". Кто мог гарантировать, что вооруженные террористы не попытаются захватить сотрудников МЧС. Я даже боюсь думать о том, что могло бы быть. Все видели жуткие кадры многочисленных казней, которые совершают исламисты с пленниками…

Владимир Пучков: Полетели и работали…

- Посылали на добровольной основе? Были отказы? У семей спасателей спрашивали разрешение?

Владимир Пучков: Это наша работа и мои подчиненные были к ней готовы. Могу сказать, что как только стало известно о трагедии, все спасатели поднялись как один, собрались и полетели. Отказов не было. Никто не думал об опасностях и рисках. Я сам был там и разговаривал с каждым из подчиненных.

Хотя, когда прилетели на место, то было заметно, что этот полуостров видел немало войн. Когда летели на вертолете, везде в пустыне видели окопы, укрепления, воронки, блиндажи.

- Как проходила операция?

Владимир Пучков: Это была уникальная поисково-спасательная операция, проведенная на очень высоком уровне, что подтвердили все зарубежные специалисты. В зоне ЧС пустыня, сухая жаркая погода, сложный рельеф местности. Кроме того, в регионе не было инфраструктуры, мы понимали, что поддержку получить неоткуда - ближайшие населенные пункты находились за десятки километров, приходилось рассчитывать только на собственные силы. При этом российские спасатели работали рука об руку с египетскими коллегами, и у нас было полное взаимопонимание и поддержка. Авиационная доступность места катастрофы - полтора-два часа на вертолетах или шесть-восемь часов автотранспортом по барханам. На месте работает только спутниковая связь.

Кроме выполнения наших прямых обязанностей, мы в короткие сроки собрали и доставили тела и фрагменты тел погибших, собрали личные вещи, документы - для нас это тоже очень важно - и продолжаем оказывать помощь и поддержку всем специалистам, которые прибывают в зону бедствия. У нас есть специальные лебедки, крановое оборудование и другое оснащение, которое позволяет выполнять сложные операции.

- Египетские власти предоставили нашим спасателям хоть какие-то гарантии безопасности?

Владимир Пучков: С египетскими коллегами с первых минут с момента катастрофы было организовано четкое взаимодействие. Быстро и оперативно были решены все вопросы пролетов авиации МЧС России, таможенного оформления. Египетские власти оказали всю необходимую помощь и поддержку. Район авиакатастрофы был оцеплен подразделениями вооруженных сил, сверху зону бедствия прикрывали боевые вертолеты. Причем вертолеты обязательно работали парами, чтобы при обстреле боевиками одного вертолета или даже падении, можно было сразу начать спасательную операцию.

Все места нахождения крупных фрагментов были огорожены, а доступ посторонним в зону бедствия полностью закрыт. Это позволило обеспечить быстрое и энергичное проведение поисково-спасательных работ.

- Как сейчас идет ход операции? Что делается?

Владимир Пучков: Ежедневно из Египта вывозятся около 10 тысяч отдыхающих и их багаж. По прогнозам МЧС России, напряженный период продлится еще около 10 дней.

Представители оперативной группы координируют доставку багажа и организуют поддержку людей, которые вылетают из Египта в Россию. Также в 28 городах РФ развернуты оперативные группы, которые оказывают необходимую помощь и поддержку тем людям, которые собирались отдохнуть в Египте. Организовано размещение в гостиницах, питание, необходимая информационная поддержка. Люди пожилого возраста, семьи с детьми получают необходимую помощь, представители туристических фирм и организаций предлагают вместо Египта другие варианты отдыха. Это я имею в виду прежде всего тех, кто собирался на отдых в Египет из отдаленных уголков нашей страны, и которых весть о закрытии полетов в Египет застала уже в пути, в транзитных российских аэропортах.

Оперативная группа делает также все, чтобы минимизировать дискомфорт, который возникает у пассажиров при отправке, в частности, из Хургады и Шарм-эль-Шейха. Это очень большой пассажиропоток, и египетские власти резко усилили входной контроль в целях безопасности полетов. Поэтому большие очереди, недостаток информации и стрессовый фон создают неудобства для людей. Но оперативная группа старается минимизировать эти потери, все это делается в целях повышения уровня безопасности граждан, их жизни и здоровья.

Конечно, людям некомфортно отправлять отдельно багаж, потому что трафик багажа непростой. Однако работает авиация МЧС России, Минобороны, ряда коммерческих структур, они ежесуточно осуществляют десятки рейсов доставки багажа в аэропорты Москвы, по логистическим схемам багаж доставляется к базовым опорным аэродромам, а дальше либо Почта России рассылает багаж адресатам, либо люди сами забирают его из аэропорта, с учетом их пожеланий.

- Когда будут собраны части лайнера, и где будет проходить выкладка?

Владимир Пучков: Сейчас работает международная комиссия из представителей разных стран. Они и будут решать этот вопрос. Это технический вопрос, и как только согласованное решение будет принято, уверен, что проблем со сбором и вывозом остатков лайнера не будет.

- Как будут возвращаться сотрудники МЧС? Постепенно по мере сворачивания операции или это вопрос тоже пока не оговаривался?

Владимир Пучков: Могу сказать, что все сотрудники МЧС России, работавшие на месте крушения российского лайнера А-321 в Египте, будут направлены на реабилитацию во ВЦЭРМ им. Никифорова в Санкт-Петербурге. Всероссийский центр экстренной радиационной медицины уже расписал плановую программу каждого, с учетом их возраста и состояния здоровья.

Сегодня ВЦЭРМ МЧС РФ является одной из лучших современных клиник в стране. Там работают уникальные специалисты, имеется современное оборудование, работает телемедицина, установлены постоянные связи с ведущими медицинскими центрами Германии, Франции, Италии, Израиля и других развитых стран мира.

Сейчас все чаще говорят о теракте, как причине падения лайнера. Каково ваше мнение?

Владимир Пучков: Мое мнение совпадает с мнением комиссии по расследованию. Сейчас рассматриваются все версии. И это не просто слова. Поверьте, это действительно так. Мой опыт по расследованию многих авиакатастроф подсказывает, что могло случиться все, что угодно вплоть до самых экзотичных и неожиданных сценариев. Приведу пример. Расследовали крушение одного самолета, который при посадке упал без видимых причин. Расшифровки ящика показали, что отказов техники не было. И пилот не подал сигнал SOS. А причина падения оказалась банальной и глупой. Тот самолет при снижении задел шасси одну-единственную сосну, которую почему-то не спилили. Все деревья спилили на глиссаде посадки, ее - нет. Почему? До сих пор нет ответа.

Но то было при посадке, а тут самолет развалился на части, когда занял эшелон при хорошей погоде и при минимальных нагрузках на корпус.

Владимир Пучков: Хорошо, несколько лет назад на Дальнем Востоке пропал борт, который перевозил крупную партию золота. Долго его не могли найти. Чего только тогда не передумали. Потом охотник наткнулся случайно на обломки в тайге. Мы приехали и увидели - вот обломки, вот тела пилотов, вот тела охранников, вот все золото цело. Охотника того спрашиваем, чего ж ты золото не взял, мог ведь забрать и уйти. А он говорит: а зачем в тайге золото? Так раскрыли ту катастрофу. А причина - человеческий фактор.

Или сходный случай, когда опытнейший пилот с опытом пилотирования 24 года почему-то врезался в сопку. Взял бы на 40 - 50 метров выше, и все было бы нормально, но он этого не сделал. Почему? До сих пор никто объяснить не может.

Поэтому сейчас надо тщательно все изучить и докопаться до истины, а не гадать, теракт или не теракт. Вот это серьезный подход.

Власть Безопасность Спецслужбы Правительство МЧС Крушение A321 в Египте