Новости

Конкуренция в программе "5-100" обостряется
К 15 российским вузам, участвующим в программе продвижения в сотню лучших в мире, добавились еще шесть: такое решение принял Совет по повышению конкурентоспособности ведущих университетов РФ среди мировых научно-образовательных центров. Эта новость вызвала настороженный интерес в среде преподавателей и ученых "старых" участников программы 5-100: не приведет ли новация к уменьшению финансирования и к изменению "правил игры"? "РГ" ситуацию комментирует ректор Казанского федерального университета Ильшат Гафуров.

Ильшат Гафуров: Я бы сначала обратил внимание на мотивы, которыми руководствовался международный совет по повышению международной конкурентоспособности российских вузов, возглавляемый министром образования и науки РФ Дмитрием Ливановым. Очевидно, что расширение состава вузов, включенных в программу 5-100, не в последнюю очередь продиктовано тем, что за последнее время классические наши университеты, в том числе и КФУ, а также некоторые институты, весьма заметно улучшили свои позиции в рейтингах ведущих мировых агентств.

В одном из таких рейтингов - THE - оказались сразу 9 наших вузов. Причем три - КФУ, Томский политехнический университет и МИФИ - впервые и сразу на очень приличных позициях, 301-350 (при общем списке рейтингуемых 2,5 тысячи вузов мира). Это свидетельствует, что программа, утвержденная три года назад указом президента, начала приносить ощутимые плоды. Естественно, что у минобрнауки, у международного Совета возникло желание рассмотреть внимательно, а какие программы совершенствования своей научной и преподавательской деятельности имеют те вузы, которые по своему уровню близки 15 первым, уже получающим господдержку для продвижения в глобальный топ-100. В результате конкурсного отбора список участников программы 5-100 пополнился Балтийским федеральным университетом имени Иммануила Канта, Первым московским государственным медицинским университетом имени И.М. Сеченова, Российским университетом дружбы народов, Сибирским федеральным университетом, Тюменским и Южно-Уральским государственными университетами. Солидное пополнение, вне всяких сомнений.

Среди перечисленных вами новичков - "первый мед", как его называют в обиходе, университет имени Сеченова. Но он же не подведомствен Минобрнауки России, это отраслевой вуз...

Ильшат Гафуров: Это так, и это может, конечно, вызвать некоторое удивление. А с другой стороны - ни в указе главы государства, ни в сопутствующих ему документах не сказано, что в программе топ-100 могут участвовать только вузы минобрнауки. С точки зрения повышения научного и интеллектуального потенциала страны - что и означает задача повышения международной конкурентоспособности вузов РФ - ведомственная принадлежность не играет роли.

Конечно, появление в составе участников программы топ-100 упомянутого вуза является определенным вызовом для КФУ, поскольку наш Институт фундаментальной медицины и биологии - на ведущих ролях в университете, как по научно-исследовательской деятельности, так и по подготовке специалистов. Тут конкуренция возрастает по факту. Но это и отличный стимул для нас - борясь с сильным соперником, ты и сам быстрее становишься более сильным.

С этим трудно не согласиться, но как будет с деньгами, которые выделяются из федерального бюджета для поддержки участников программы 5-100? Бюджет ведь не резиновый, как говорится, а те средства, которые выделялись на 15 вузов, теперь будут распределяться на 21?

Ильшат Гафуров: Не совсем так. Во-первых, надо понимать, что бюджеты на 2016 год уже сверстаны, так что здесь какие-то секвестры маловероятны. Во-вторых, и главных, один из ключевых принципов обсуждаемой нами программы - это ежегодное подтверждение своей состоятельности каждым из вузов-участников на международном совете, что "автоматом" влечет за собой ротацию. Не справился с установленными ориентирами, не решил тобой же определенных (и утвержденных Советом) задач - уступи место другому. А значит - уступи и свою долю бюджетного "пирога".

Учитывая экономическую ситуацию в России, тот факт, что в бюджете РФ на следующий год не предусмотрено какого-либо увеличения финансирования на проект 5-100 (хотя, по последним данным, он все же будет несколько увеличен за счет "внутренних резервов" министерства), борьба предстоит жесткая. И в этом смысле включение в перечень претендентов на господдержку по этому проекту еще шести вузов означает, конечно, резкое усиление внутренней конкуренции.

Конкуренция бывает разной... Не получится так, что в условиях ограниченности финансовых ресурсов Совет придет к выводу, что лучше дать всем сестрам по серьгам, чтобы никто не выпал из борьбы, или поддержать "новеньких"?

Ильшат Гафуров: Это принципиально важный вопрос. Критерии определения эффективности того или иного вуза, которыми руководствуется Совет, возглавляемый министром Ливановым, должны оставаться неизменными. Здесь важно не упустить из виду, что цель - это вывести ряд российских вузов в топ-100 глобальных рейтингов, не поддаться соблазну определять динамику развития вуза по каким-то предметным или другим относительно второстепенным показателям. При соблюдении этих условий всё будет зависеть от того, как профессорско-преподавательский состав, весь коллектив КФУ будет работать. К примеру, нас периодически критикуют за низкий уровень публикуемых научных статей в области гуманитарных наук. Любое новое дело вначале, как правило, подвергается критическим замечаниям со стороны скептиков. Но результаты или их отсутствие подтверждают правоту скептиков, либо тех, кто верил и взял ответственность за результат. Наши результаты показали верность принятых нами решений.

На мой взгляд, все у нас должно получиться, поскольку в университет пришло главное - осознание путей и способов достижения поставленных целей. Что касается материальных ресурсов, то хочу подчеркнуть, что мы получили средства на программу развития на несколько лет, а буквально в конце этого года - еще и дополнительные ресурсы на модернизацию инфраструктуры КФУ. И этих сумм, с учетом ситуации в экономике, достаточно, чтобы мы ту динамику, которую набрали, сохранили.

Можно сказать, что вы удовлетворены тем, как идут дела?

Ильшат Гафуров: И да, и нет. Нам еще очень многое предстоит сделать, в том числе по части узнаваемости Казанского федерального университета в мире. Не работая в этом направлении, мы никогда не получим дополнительных ресурсов ни благодаря привлечению талантливой молодежи, ни благодаря вовлечению в совместные проекты ученых и преподавателей с мировым именем. К сожалению, в последнее время у некоторых коллег я наблюдаю нотки такого самодовольства: да мы великие, да нас всюду знают. Это заблуждение и достаточно опасное заблуждение. Мало еще кто знает о нас в мире. Кстати, и мы маловато пока знаем своих коллег, которые, одновременно, и конкуренты, недостаточно глубоко изучаем, в чем их сила и в чем - слабые места. Тут, как говорится, пахать и пахать еще.

Достаточно неприятный, наверное, вопрос в завершение: не все участники проекта 5-100 верят, что смогут попасть в рейтинги, и открыто заявляют об этом. В частности, недавно было озвучено мнение, что ни один российский вуз, кроме МГУ, к 2020 году не попадет в число 100 лучших вузов планеты; как это понимать?

Ильшат Гафуров: Я считаю, что при оценке важно отвлечься от эмоций, всем нам понятно, конечно, что если не верить в себя, то ничего не добьёшься. Вернусь к спортивным аналогиям. Вот вы занимаетесь прыжками в высоту, например, и тренер ставит планку на 2 метра, хотя ваш лучший результат не дотягивает до метра восьмидесяти. И вы, и тренер знаете, что вы не готовы взять эту высоту. Однако он ставит планку, а вы прыгаете, раз за разом. И однажды берете метр девяносто. Высокая планка, даже завышенная - это очень важно. Надо тянуться, надо набирать высоту.