Новости

24.11.2015 09:52
Рубрика: Экономика

Несчастье помогло

Что получила воронежская экономика от кризиса, санкций и отмены льгот
Куда исчезают миллионеры, почему пенсионеры владеют торговыми центрами и как заставить офшорные компании "открыть личико", рассказал на "деловом завтраке" в редакции "РГ" руководитель управления ФНС по Воронежской области Сергей Дуканов.

Эксперты предрекают России долгий экономический спад. У нас в регионе этот тренд заметен?

Сергей Дуканов: Индекс промпроизводства в Воронежской области имеет положительное значение, сохраняется на высоком уровне и оборот торговых организаций. За девять месяцев года мы отмечаем резкое сокращение импорта (в два раза) и незначительное – экспорта (на 6,5 процента). Это хорошие показатели для региона, они говорят о конкурентоспособности нашей продукции. А главное – нет роста безработицы, как и по всей стране. Доходы населения не снижаются. Средняя зарплата по-прежнему растет. Хотя и не столь быстро.

Радует рост поступлений по налогам на имущество (более 15 процентов) и на прибыль (14 процентов). Сборы по НДФЛ увеличились только на два процента, во многом это связано с тем, что замедлился рост доходов населения. Вдобавок был очень велик объем заявленных вычетов по налогу на имущество – в связи с массовой покупкой жилья зимой, когда люди капитализировали свои накопления.

Что особенно приятно, в этом году впервые произошел трехкратный рост налоговых поступлений в АПК. За девять месяцев года сельхозпредприятия перечислили в казну миллиард рублей – в прошлом году было немногим более 300 миллионов! Увеличились объемы производства мяса, молока, сахара. По нашим оценкам, проблемы есть в сфере переработки растительного масла. Заводы используют некорректные схемы оптимизации налогообложения, имеют повышенные налоговые риски. Совместно с правительством области постараемся побудить переработчиков уйти от агрессивных схем. Это даст серьезные налоговые поступления. Возможно, последует реакция и со стороны правоохранительных органов.

В банковском секторе существенно сократились поступления по налогу на прибыль. Поскольку банки не имеют в Воронежской области головных структур, проводить в них проверки УФНС не вправе. Но второй год подряд мы отмечаем значительные нарушения законодательства в работе компаний, которые пользуются услугами кредитных учреждений. Выявлены факты, когда банки – в том числе крупные – покупают недвижимость под офисы через подставные компании и подставных лиц, которые не уплачивают большие суммы налогов. Кредитуют фирмы-однодневки, которые впоследствии пытаются возместить НДС из бюджета. Сталкиваемся в процедурах банкротства с выделением компаниям многомиллиардных, ничем не обеспеченных займов (что является, скорее всего, ошибкой конкретных менеджеров). Все материалы мы направляем правоохранителям. Очень вероятно, что в 2015–2016 годах будут заведены уголовные дела в отношении сотрудников банковской сферы – в Воронежской области и других регионах.

Значительное уменьшение налоговых отчислений произошло в строительной отрасли. До конца года будет проведен анализ причин такого спада и будут приняты решения о проведении точечных проверок.

В прошлом году по делам, инициированным УФНС, были впервые вынесены обвинительные приговоры. Вы закрепили успех?

Сергей Дуканов: В 2015-м мы направили 28 материалов, связанных с неуплатой налогов на сумму 344,5 миллиона рублей, уже возбуждено 13 дел на 122 миллиона. Ранее значительная часть материалов доходила до суда, теперь нарушители предпочитают добросовестно уплатить налог, избежав уголовной ответственности.

Как отразились на уровне налоговых поступлений санкции и контрсанкции?

Сергей Дуканов: Тут имеет значение скорее курс рубля. В этом году рубль стабильно дешевый. Сокращение закупок за рубежом стало хорошей базой для импортозамещения, а сохранение экспорта на прежнем уровне подтвердило конкурентоспособность нашей продукции. Налог на прибыль растет, так как уменьшаются расходы (в частности, на покупку иностранного оборудования) и увеличиваются доходы (поскольку экспортная выручка считается в рублях).

Мы полагаем, что при стабильности рубля может выиграть легальный российский бизнес. При нестабильности – выиграют теневые финансовые структуры, которые сейчас имеют отрицательную налоговую динамику, хотя валютные операции должны были их обогатить. Относительно низкая цена на рубль – реальное конкурентное преимущество российских производителей. У потребителей, быть может, оптимизма меньше, но мы видим, что и они потихоньку переключаются на отечественные товары не только в силу запретов, но и в силу дешевизны. А это в конечном итоге влияет на инвестиции в региональную экономику и на налоговые поступления.

Честно признаемся: дешевый рубль – это показатель производительности нашего труда в сравнении с развитыми странами. К слову, сельское хозяйство сильно выиграло и от курса рубля, и от импортозамещения, смогло использовать макро- и микроэкономические изменения.

При стабильности рубля может выиграть легальный бизнес. При нестабильности - теневые финансовые структуры.

Про импорт понятно, а почему экспорт просел?

Сергей Дуканов: Масштабный экономический спад происходит у основных наших торговых партнеров – в Европе. И продукция из РФ не пользуется спросом, хотя она дешевле, а порой и не уступает по качеству. Динамику экспорта из Воронежской области определяет несколько компаний, и не исключено, что по итогам года показатели изменятся.

В 2016 году мы ждем роста экономики региона и налоговых поступлений. Все предпосылки есть. Объем инвестиций и темпы его роста сократились, но люди вкладывают деньги в развитие бизнеса. Региональные власти предоставляют необходимые гарантии, сокращены административные барьеры, упрощена процедура регистрации компаний.

Как там наши миллионеры?

Сергей Дуканов: По данным деклараций за 2014 год, их количество сократилось на восемь процентов, с 17 тысяч до 15,7. В предыдущие несколько лет мы видели прирост на 30–50 процентов в год. По большому счету, здесь нет ничего отрицательного: уменьшается разрыв между бедными и богатыми. То есть средний класс пополняется как за счет увеличения зарплат у бедных, так за счет сокращения сверхдоходов у богатых. Претворились в жизнь мечты о налоге на роскошь. И те, кто имеет много имущества и много потребляет, вынуждены платить много налогов. Это либо отрезвляет человека, либо заставляет избавляться от капитала, инвестируя его в бизнес. В Воронеже есть люди с очень большими доходами, но средним объемом потребления – свыше 90 процентов полученных средств они направляют на развитие своего дела.

В прошлом году малый бизнес "просел" по налоговым поступлениям. Что мы имеем теперь?

Сергей Дуканов: Количество малых предприятий растет второй год подряд: новых появляется на 20 процентов больше, чем закрывается. Налоговые поступления в этом сегменте вернулись на приличный уровень и по отношению к 2014 году выросли на 20 процентов. Очевидно, шок от резких изменений 2010 года (рост страховых взносов) в какой-то степени преодолен. Как и прежде, малые предприятия создаются в основном в торговле (как правило, розничной) и сфере услуг. Регистрируются фермерские хозяйства, очень малая доля предпринимателей идет в производство. Среди крупных компаний почти по всем направлениям динамика положительная. В «минус» ушли только филиалы российских вертикально интегрированных бизнес-структур – банков и предприятий железнодорожного транспорта.

Как работает новый закон о банкротстве физлиц?

Сергей Дуканов: В регионе более четырех тысяч человек формально подпадает под критерии банкрота. В арбитражном суде за первый месяц действия закона рассмотрено 40 заявлений: семь поступило от банков, столько же – от самих должников, остальные – от иных кредиторов. Налоговикам предстоит подать заявления на банкротство 73 граждан, но мы не спешим. Цель – не просто обанкротить человека. Надо понять, как образовался долг, почему он не взыскан до сих пор и можно ли его взыскать во внесудебном порядке. Затем – побудить человека к подаче заявления на самобанкротство, иначе он понесет административную ответственность и лишится права на списание долга. Когда будут исчерпаны все ресурсы взыскания долгов, будем подавать заявления в суд. Еще в мае был составлен список граждан на банкротство. Тогда в него вошло 120 человек, почти полсотни неплательщиков уже погасили долги. На наш взгляд, такая работа более эффективна, чем просто подача исков.

Под категорию банкротов могут попасть и подставные лица, на которых регистрировались компании. Часто граждане не знают, что являются директорами или участниками бизнеса. В области выявлена группа псевдоадвокатов, которые оформляли компании на подставных лиц. За вознаграждение человеку предлагали подписать заявление на регистрацию, доверенность, документы для получения ключа электронно-цифровой подписи.

Приведу пример. Менеджер кредитно-финансового учреждения с коллегой создает компанию на подставных лиц, которая якобы приобретает птицефабрику и выставляет государству счет на возмещение НДС. Фабрика существует только на бумаге. Реальные выгодополучатели, конечно, договаривались через длинную цепочку знакомых, а на конце ее – многодетная мать, живущая буквально в хижине. Мы имеем дело с отвратительными проявлениями человеческой личности – причем даже не этой женщины, которая что-то подписала, а менеджеров, которые одеты, обуты, сыты. Что их толкает на преступление? И что будет с ними, если власть их хотя бы не припугнет?

Мы выявили более 600 случаев использования подставных директоров. Теперь совместно с правоохранителями ищем теневых руководителей, причем это могут быть как физлица, так и компании. Скоро появятся первые уголовные дела по привлечению их к ответственности. Явление очень масштабное и серьезное. Так уж вышло, что именно в Воронежской области с ним начали активно работать налоговики. Как с офшорными компаниями.

Сколько их еще в регионе?

Сергей Дуканов: От 135 компаний с офшорной подконтрольностью, выявленных в 2013 году, осталось 108. Налоговые инспекции за два года проверили 40 процентов таких фирм и доначислили 532 миллиона рублей налогов, уменьшили убыток на 1 миллиард 784 миллиона, увеличили поступления по налогу на прибыль на 400 миллионов и отказали в возмещении НДС на 617 миллионов. Таким фирмам отказываем в предоставлении вычета по НДС втрое чаще, чем остальным.

Оптимизирована система налоговых льгот. С правительством области выработаны критерии оценки эффективности работы компаний с офшорной подконтрольностью. Эксперты общественного налогового совета установили, что офшорный бизнес может пользоваться мерами господдержки только при условии, что уплачивает налоги, а его инвестиции имеют реальный эффект (создаются производства и рабочие места, растут поступления по налогам). В итоге значительная часть офшорного бизнеса лишилась налоговых льгот, что только в этом году принесет дополнительно 200 миллионов рублей в региональный бюджет. Отказано в предоставлении господдержки на 439 миллионов рублей. В результате всех этих мер налоговая нагрузка на офшорный бизнес выросла на 2,4 процента, а его отчисления в бюджет в абсолютном измерении увеличились на 3,2 миллиарда. Наш опыт начали тиражировать по стране.

Новые компании с офшорной подконтрольностью на территории региона почти не создаются, меры господдержки им не предоставляются. Многие компании, которые хотят остаться в регионе, меняют учредителей на реальных лиц. Если ты платишь налоги, то уже нет смысла быть в тени. Возможно, конечные бенефициары пока неизвестны, но стремление к большей прозрачности мы наблюдаем.

В области еще остались неэффективные налоговые льготы?

Сергей Дуканов: Их количество стремится к нулю. Процесс отмены мер господдержки сложен. Были исключены льготы для лизинговых компаний, это дало результат. Можно было бы отменить поддержку отдельных инвестпроектов. Но когда бизнес в стадии развития, оценить его эффективность тяжело. Отдельные казусы разбираются на уровне профильных госструктур.

Что принесет нам новый порядок начисления налога на имущество - исходя из кадастровой стоимости объектов?

Сергей Дуканов: В Воронежской области этот порядок начнет действовать с 2016 года, срок уплаты налога наступит в 2017-м. Мы анализировали разные сегменты жилья – дешевого, дорогого, в селе, в городе – и пришли к выводу, что произойдет выравнивание налоговой нагрузки. Но это если начать с минимальной ставки 0,1 процента, что мы и рекомендовали. Это в 20 раз меньше, чем установленный законом предел – два процента. Налогом не будет облагаться 10 квадратных метров в коммуналке, 20 в квартире, 50 в доме – что облегчит бремя для небогатых людей.

Сохранены льготы для пенсионеров – причем в отношении не только квартиры, но и дома, и гаража. Выиграют жители маленьких городов и сел. Больше заплатит тот, у кого была неадекватно низкая инвентаризационная стоимость объекта и, соответственно, незначительная сумма налога. Это касается квартир в домах, построенных до перестройки. Ведь их рыночная стоимость гораздо выше. Отмечу, что пенсионеры будут оплачивать и коммерческую недвижимость, которую порой на них регистрируют. Оформляют на бабушек промпредприятия, торговые центры, рестораны, кафе, офисы… Сейчас этот номер не пройдет – пенсионер может продать или сдать в аренду офис, но налоги обязан платить.

Экономика Финансы Налоги Экономика Финансы Банки Происшествия Правосудие Следствие Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Воронежская область Налоговые вычеты