Новости

03.12.2015 14:10
Рубрика: Общество
Проект: В регионах

Дважды забытые

В столице Мордовии до сих пор не захоронены сотни жертв сталинских репрессий
Летом 2004 года неподалеку от центра Саранска мордовские поисковики обнаружили неизвестное захоронение жертв сталинских репрессий - останки нескольких сотен человек, сваленные в семь братских могил. Эта новость стала настоящей сенсацией: люди надеялись, что погибшие будут погребены на городском кладбище, а на месте их расстрела установят памятный знак. Однако с тех пор ничего не изменилось.
Николай Кручинкин: Рядом с "врагами народа" на дне оврага лежат и их палачи. Фото: Николай Гагарин /РГ Николай Кручинкин: Рядом с "врагами народа" на дне оврага лежат и их палачи. Фото: Николай Гагарин /РГ
Николай Кручинкин: Рядом с "врагами народа" на дне оврага лежат и их палачи. Фото: Николай Гагарин /РГ

Почему те, чья жизнь трагически оборвалась в 1937-м, оказались второй раз преданы забвению? Ответ на этот вопрос искала корреспондент "РГ".

Безымянный погост

Сразу за автовокзалом дорога, петляя мимо заброшенных дач, сворачивает в лес. Наш путь лежит по мостику мимо Богоявленского родника с часовней, а дальше заснеженная тропинка ведет к оврагу. По склонам - поросль из молодых дубков и кленов.

- Вот оно - это место, - указывает директор Мемориального музея военного и трудового подвига Николай Кручинкин - организатор и бессменный руководитель республиканского молодежного патриотического объединения "Поиск". - Тогда еще тут поляна была, судя по всему - любимое место для шашлыков: всюду - следы от мангалов, пластиковые бутылки. В ту пору лето стояло, вокруг все зеленело, цвело. Но, когда мы пришли сюда в первый раз, ребята сразу отметили одну странность: птиц здесь не слышно...

Очертания семи безымянных могил, отмеченные вбитыми по периметру колышками, едва угадываются среди пожухлой опавшей листвы и валежника. Версию о том, что именно тут находилось в 30-е годы тайное кладбище НКВД, первым высказал в свое время профессор Мордовского госуниверситета им. Огарева историк Владимир Абрамов. Один из его студентов был членом поискового отряда и, узнав о догадках преподавателя, предложил помочь.

- Мы организовали экспедицию - участвовать в ней вызвались около сотни человек, в том числе ребята из районов республики - и планомерно приступили к поискам. Работали щупами, делали шурфы (вертикальные углубления в земле - прим. авт.), проверяли все провалы в грунте. В первый же день, через час-полтора, наткнулись на первое захоронение - оно находилось на глубине в человеческий рост, - вспоминает собеседник. - В присутствии представителей прокуратуры и горадминистрации вскрыли его. Траншея шириной в три метра и более пяти метров длиной была наполнена трупами людей - останки лежали в несколько слоев. Судя по одежде, погибшие вряд ли относились к числу простых рабочих и колхозников - на расстрелянных были кожаные пальто и шубы.

Жертвы и палачи

Неподалеку от братской могилы ребята обнаружили вторую, затем третью…

- В течение лета, исследовав окрестности, мы нашли семь таких ям. Некоторые из них мы вскрывали, в других случаях доходили до останков - и останавливались. У нас было разрешение на поисковые работы, но не на эксгумацию. Если первое захоронение было чисто мужским, то во втором попадались и женские предметы одежды, - рассказывает Кручинкин. - В основном людей привозили сюда уже мертвыми - смертный приговор им был приведен в исполнение в саранской тюрьме. Но некоторые были расстреляны здесь. Не все жертвы знали, что им предстоит последний путь - в одном из захоронений нашли фрагмент чемодана.

Исследователи считают, что рядом с "врагами народа" - священниками, учеными, обвиненными в "троцкистском заговоре" секретарями райкомов и сельскими учительницами - на дне оврага лежат и их палачи: под каток репрессий в те годы попало и руководство мордовского НКВД. Всего в этих траншеях покоится не менее 500 - 700 человек.

Их имена неизвестны по сей день - архивы госбезопасности для поисковиков закрыты. А помочь в этой работе им не пожелал никто.

- По документам того времени, в 30-е годы прошлого века в Мордовии состоялся ряд крупных судебных процессов над партийным руководством, а также представителями национальной интеллигенции, православными священниками и мусульманским духовенством. Впоследствии список "заговорщиков" и "вредителей" пополнила еще одна категория - работники самого НКВД. Мы довели информацию о найденном захоронении до органов власти, научных кругов, национально-культурных обществ. В ответ - тишина... - разводит руками собеседник. - Мы сделали все, что смогли - своими силами привели захоронение в порядок. Убрали кустарник, вымостили щебнем дорожку, положили памятную плиту - изготовила ее в порядке благотворительности местная мемориальная компания. Освящать тайный погост пришли православный батюшка и мусульманский мулла. Через неделю после этого кто-то установил здесь крест. Потом появилась икона. 30 октября, в день памяти жертв политических репрессий, часто приходим сюда. Видно, что люди помнят это место - приносят цветы, ставят свечки, кладут поминальную трапезу. Последний раз мы были здесь совсем недавно: из Москвы приезжала родственница одного из погибших. Сначала она написала мне письмо и выслала деньги, чтобы я положил цветы на могилу. Потом прислала фото своего отца и его биографию: в свое время он был начальником НКВД Мордовии…

Чтобы помнили

"Захоронения жертв репрессий 30-х годов. Поклонись их праху. Вечная память", - гласит выбитая поисковиками надпись на мраморной плите. "Здесь покоится прах расстрелянных в августе 1937 года", - напоминает висящая на кресте табличка. На ней - всего одиннадцать имен.

- Фамилии и дату указали родственники погибших - в документах о реабилитации членов их семей говорится, что смертный приговор им был приведен в исполнение в то время, но где конкретно - неизвестно. Люди считают, что это было сделано именно здесь, - поясняет Николай Кручинкин. - Приходил ко мне как-то мужчина, имя свое он просил в прессе не называть. В 30-е годы был расстрелян его дядя - священник из Ичалковского района. Посетитель рассказал, что вдова этого батюшки отыскала потом в Саранске человека, который работал в "органах". Женщина постаралась найти к нему подход - как водится, угостила-напоила, и тот по секрету поведал, как погиб ее муж. Привел к этому самому оврагу и показал: вот сюда привезли "врагов народа", вот тут они выкопали себе могилу. Потом их расстреливали, а он помогал закапывать...

Из этого же ряда - и находка в Ромодановском районе, где в 30-е годы в здании Чуфаровского монастыря располагалась следственная тюрьма. Неподалеку поисковики обнаружили место захоронения расстрелянных: скотомогильник, а под останками лошадей и коров, на глубине менее метра - трупы людей...

- Мы поставили памятник, освятили, как полагается. Но там нам помогла администрация района. А здесь власти не отреагировали совсем. Кроме того, в крупных городах увековечением памяти жертв репрессий занимаются общественники. У нас в Саранске, к сожалению, таких не нашлось, - говорит руководитель "Поиска". - Порой приходится слышать, что наша задача-де - воспитывать юных патриотов, а репрессии 30-х годов - черная страница истории. Но поисковая работа - это все, что касается человеческих судеб. Ребятам я говорю, что есть политика, а есть общечеловеческие ценности. То или иное историческое событие люди противоположных политических взглядов могут трактовать и оценивать по-разному. Но отношение к павшим и умершим у всех цивилизованных народов одинаково. Люди, расстрелянные в те годы, реабилитированы, а значит - пострадали невинно. Воздавая им последние почести, мы стремимся хоть частично исправить эту несправедливость.

Справка "РГ"

По данным Книги Памяти, жертвами сталинских репрессий в Мордовии стали 13882 человека. Из них 7112 крестьян, 1052 рабочих, 940 служащих, 742 служителя религиозного культа. Среди репрессированных - граждане Польши, Чехословакии, Германии, Финляндии, Китая.

Общество История Филиалы РГ Средняя Волга ПФО Мордовия Саранск
Добавьте RG.RU 
в избранные источники