Новости

06.12.2015 20:14
Рубрика: Власть

Меры общей ответственности

Текст: (председатель партии "Справедливая Россия", руководитель фракции СР в Государственной Думе)
Сергей Миронов - о необходимости объединения ради борьбы с общим злом
Тема борьбы с международным терроризмом заняла центральное место в Послании президента России В.В. Путина Федеральному Собранию РФ, оглашенном 3 декабря. Да иначе, я убежден, и быть не могло. Ведь спираль событий, связанных с этой борьбой, закручивается все сильнее. Мировое сообщество не успевает отойти от одного потрясения, как обрушивается следующее. Вероломный подрыв российского авиалайнера А321, бойня, устроенная боевиками ИГИЛ в Париже, череда других терактов (Ливан, Мали, Тунис и т.д.). Особняком стоит преступление турецких правителей и военщины, которые, сбив российский Су-24, поставили себя в один ряд с террористами. Ситуация крайне опасная и чреватая новыми осложнениями. И тем не менее, несмотря на всю ее непредсказуемость, у России есть реперные точки, по которым она выверяет свою линию и ведет ее твердо и неуклонно. В президентском Послании все это, на мой взгляд, получило убедительное подтверждение.

Фашизм ХХI века

Собственно, сегодня президент России логично продолжает, развивает и усиливает всю ту фундаментальную базу российской позиции, которая была заложена еще в его выступлении на сентябрьской Генассамблее ООН, где он обратился с эмоциональным упреком в адрес США и их союзников, заигравшихся в смены режимов на Ближнем Востоке и в Северной Африке: "Вы хоть понимаете, что натворили?" Но упрек упреком, а главная правота Путина проявилась в том, что он первым из мировых лидеров заявил о необходимости создания широкой международной антитеррористической коалиции. При этом стоит отметить особо, что им тут же была проведена параллель с антигитлеровской коалицией времен Второй мировой. Мы давно знаем, что наш президент никогда ничего не делает и не говорит просто так. И вот в нынешнем Послании вновь прозвучал тот же, на мой взгляд, наиважнейший тезис: "Уроки прошлого в полный рост встали перед мировым сообществом, - подчеркнул в Послании В.В.Путин. - Исторические параллели очевидны. В XX веке нежелание борьбы с нацизмом было оплачено десятками миллионов жизней и самой кровавой мировой войной. Сегодня мы вновь лицом к лицу столкнулись с разрушительной, варварской идеологией. Мы не имеем права допустить, чтобы новоявленные мракобесы добились своих целей".

О том, что ИГИЛ (запрещенная в России организация) не имеет ничего общего с истинным исламом, сказано уже немало. Но это одна сторона дела, есть и другая. Я лично согласен с теми, кто полагает, что в лице квазигосударства (кощунственно называемого "Исламским") возникла специфическая форма фашизма ХХI века. По внешнему антуражу она, конечно, отлична от гитлеризма, но по человеконенавистнической сути чрезвычайно схожа. Кто сказал, что фашизм может вырасти только на идее этнического и расового превосходства? Нет, оказывается, ту же тоталитарную идеологию и практику можно выстроить путем зомбирования людей установкой на их якобы "религиозное" превосходство над "крестоносцами" (т.е. христианами), представителями других конфессий и даже мусульманами, исповедующими традиционный ислам.

У германских фашистов был фюрер с усиками, у этих - халиф с бородой. У тех - идея Третьего рейха, у этих - "Всемирный халифат". А как похожи и те, и эти по стремлению к насилию, к захвату территорий, готовности истреблять инакомыслящих и инаковерующих! У ИГИЛ есть свои "гиммлеры", устраивающие массовые казни. У них есть свои "геббельсы", имеющие в своем распоряжении мощную медиаимперию.

Необходимо вести поиск разумного баланса между гарантиями прав и свобод и интересами безопасности

Пока не слышно о наличии у ИГИЛ газовых камер, но, как сообщают СМИ, есть такая "форма наказания", как сжигание людей заживо в запертых клетках, когда можно со зверским восторгом наблюдать за муками погибающих. Гитлеровцы, как известно, грабили культурные ценности на оккупированных территориях. Игиловцы шокировали мир разрушением памятников древней Пальмиры и других городов. При этом они не только разрушают, но и выгодно торгуют украденными реликвиями. В прибыльный бизнес головорезы превратили и торговлю внутренними органами убиваемых ими жертв. И здесь они, похоже, переплевывают даже чудовищные опыты на людях, которые проводил доктор-садист из Освенцима Йозеф Менгеле.

Все это и заставляет нас обращаться к бесценному опыту антигитлеровской коалиции. Как нельзя было победить гитлеровский фашизм в одиночку, так и появление страшного врага в лице ИГИЛ требует единения против общего зла. Правота России в том, что мы, быть может, лучше других понимаем цену этому историческому опыту. Слишком много жертв положил на алтарь Великой Победы наш народ. Память об этом сидит в наших генах и дает особую остроту в восприятии новых глобальных угроз.

"Бастионы" противоречий

Есть такая пословица: "Посеешь "но" - вырастет "ничего". Иными словами, когда при принятии важных решений все изначально обставляется оговорками и предварительными условиями, эффективного решения ждать не стоит. Увы, все это стало моделью поведения правящих элит Запада. После парижских терактов, кажется, наступает некий перелом. Зазвучали трезвые голоса о том, что Россия и ее лидер правы, что хватит заниматься их шельмованием: нужна действительно широкая коалиция, действующая по мандату ООН. Обнадеживающими выглядят результаты состоявшегося на днях визита в Москву президента Франции Ф. Олланда, в ходе которого достигнуты договоренности об обмене оперативными данными и налаживании взаимодействия военных. Но пока это можно рассматривать только как первый шаг, причем касающийся главным образом двух стран.

Остальные (и особенно США) все еще ведут себя весьма самонадеянно и недальновидно. Не надо питать поспешных иллюзий - до создания "единого антитеррористического фронта", "одного мощного кулака", к чему вновь призвал В.В. Путин в Послании Федеральному Собранию, еще довольно далеко. Плюс ко всему стало предельно ясно, что на пути создания реального антитеррористического фронта встают целые "бастионы" из опасных, конфликтогенных противоречий. Та же Турция, формально входящая в ряд борцов с ИГИЛ, продемонстрировала, что ее руководство ради собственных шкурных готово не просто жертвовать интересами глобальной безопасности, но и действовать вероломно и предательски.

Что сказали бы Черчилль и Рузвельт?

Плох тот политик, который в критические моменты не способен быстро переосмысливать реалии. В отношении сирийской ситуации такую неспособность мы видим сплошь и рядом. Чего стоит, в частности, зацикливание западных политиков на фигуре президента Сирии Башара Асада. Ну, казалось бы, надо просто объективно оценить ситуацию и понять, что именно с Асадом (как к нему ни относись!) значительная часть сирийцев связывает надежды на победу в борьбе с ИГИЛ. К тому же сейчас проводить наземные операции способны лишь войска Асада да курдские ополченцы. Но никак не некая "умеренная оппозиция", которой надо еще делами доказать, что она представляет нечто позитивное. Тем не менее мантра "Уберите Асада!" звучит и звучит вопреки здравому смыслу.

И снова напрашиваются параллели с историческими фактами. Уж, казалось бы, каким ненавистником СССР был Уинстон Черчилль. Но ведь когда Гитлер 22 июня 1941-го напал на нашу страну, ему хватило воли отбросить все фобии, антипатии и в тот же день выступить со страстной антифашистской речью и четким заявлением: "Мы окажем России и русскому народу всю помощь, какую только сможем!" Позже, отвечая на вопрос журналиста о том, как же можно союзничать с "тираном Сталиным", Черчилль  ответил в крайне жестком ключе: "Если бы Гитлер вторгся в ад, я готов был бы выступить даже на стороне дьявола".

Такой же острой реакцией на глобальные угрозы отличался и президент США Франклин Рузвельт, который выступил с аналогичным заявлением 24 июня. Затем, как известно, были динамичные и результативные переговоры правительств трех держав, подписание целого ряда двух- и многосторонних документов. И к началу 1942-го дело дошло уже до подписания Декларации объединенных наций 26 государствами, что стало фундаментальной базой для общей стратегии борьбы с врагом.

Беда Запада в том, что там сейчас нет фигур масштаба Рузвельта и Черчилля. Вот и получается, что к правильным решениям в критические моменты они приходят не сами, а только когда трагические обстоятельства, фигурально выражаясь, подталкивают к ним "пинками". Но если этих "пинков" в виде новых терактов понадобится слишком много, то я не завидую западным обывателям. Как говорил тот же Рузвельт: "Есть только одно качество, которое хуже, чем жестокость сердца, - это мягкость мозгов".

Возмездие для убийц и палачей

"С Россией надо играть честно или не играть вообще", - так высказался в свое время "железный канцлер" Бисмарк. Тоже, мягко говоря, отнюдь не доброжелатель России, но ведь суть дела понимал. Сегодня до "игры по-честному" кое-кто явно не созрел. Что же нам делать, пока они будут "дозревать"? Убежден: несмотря ни на что, надо твердо вести свою линию. Мы знаем: наше дело правое. Мы - единственная из держав, действующая ныне в Сирии в полном соответствии с международным правом и Уставом ООН. Нравится кому-то или не нравится, но это факт, который ничем не оспоришь.

Мне представляется абсолютно верным решение В.В.Путина еще более нарастить мощь авиационных и ракетных ударов по позициям террористов. Не менее важно наращивать и военно-техническую помощь сирийскому народу, борющемуся за право самому определять судьбу своей страны. Я имею в виду и поставки оружия (включая авиатехнику), и помощь в подготовке сирийских бойцов как в учебных лагерях на территории Сирии, так и в российских военных вузах.

С учетом двурушнической позиции Турции есть резон открыто и конкретно поддержать национально-освободительное движение курдов. Вот кто тоже доблестно воюет с ИГИЛ и мог бы добиться больших побед, если бы турецкий спецназ и авиация периодически не наносили удары им в спину. Американцы сквозь пальцы смотрят на такие "странности" своего союзника. Но нам-то подобные "политесы" совсем ни к чему. Полагаю, мы должны помочь курдам как поддержкой с воздуха, так и поставками оружия. Военное наступление безусловно должно подкрепляться наступательной стратегией на дипломатическом направлении. И тут очень перспективной представляется идея, озвученная на общем собрании палат Федерального Собрания РФ, - о создании Международного трибунала ООН по преступлениям в Сирии. Эту проблему надо быстрее ставить на уровне Совбеза ООН. Ведь уже есть возможность задокументировать многие военные преступления и преступления против человечности в районах, освобождаемых от террористов сирийской армией. Россия может и должна оказать в этом необходимую юридическую помощь, в том числе путем направления в Сирию опытных следователей и прокуроров.

Палачи и садисты должны ответить за все злодеяния. Ответить должны и их богатые спонсоры, и пособники. Ну а лучшее место для такого суда, думается, не Гаага и не Женева. Лучшим символом и назиданием стало бы проведение процесса в Ракке (после ее освобождения) - городе, очень много значащем для мусульманского мира, но превращенном ныне в "центр зла", в главное логово главарей фашистского "халифата".

Время бдительности

Наши доблестные летчики, моряки и другие военные специалисты обеспечивают, так сказать, внешний контур безопасности России. Там, на Ближнем Востоке, они защищают не только сирийский народ, но и Родину. Они - герои, которыми мы вправе гордиться.

Но есть еще и "внутренний контур" безопасности, который проходит непосредственно в самой России. Тут тоже хватает проблем. Сегодня мы стоим перед необходимостью повышения качества и надежности антитеррористической работы буквально во всех звеньях. Надо расширять агентурную сеть в среде приверженцев радикального ислама, выявлять и обезвреживать вербовщиков и эмиссаров ИГИЛ, системно мониторить социальные сети, неустанно вычищая из них экстремистскую грязь и т.д.

Мы в СР выступаем за ужесточение контроля за миграционными потоками. В частности, мы настаиваем на принятии закона, позволяющего спецслужбам проводить дополнительные (в том числе дактилоскопические) проверки граждан, более 2 месяцев находившихся в странах с повышенной террористической опасностью, а затем вернувшихся в Россию. Хочу особо подчеркнуть: мы ни в коем случае не за "чрезвычайщину"! Несмотря на сложность ситуации, нельзя идти на жесткие ограничения демократических прав и свобод россиян, ведь именно этого, собственно, и хотели бы добиться террористы. Но вот поиск разумного баланса между гарантиями прав и свобод и интересами безопасности вести необходимо. Ведь безопасность тоже имеет непосредственное отношение к гражданским правам. И прежде всего к самому важному - праву на жизнь!

Надо говорить россиянам правду: нынешняя ситуация не должна вызывать страх, но она требует повышения бдительности. В некоторых случаях необходима решимость идти на меры, выходящие за рамки привычной парадигмы. В этом контексте - мое предложение об установлении в качестве меры наказания для террористов и их пособников смертной казни. Хочу подчеркнуть: в принципиальном плане сам я всегда был (и остаюсь!) противником смертной казни. Поэтому и в данном случае говорю о ней как об исключительной и временной мере. Конечно, террориста-смертника, мечтающего оказаться в "раю с черноокими гуриями", никакая смертная казнь не остановит. Но наличие такой суровой статьи в нашем УК может остановить многих из тех, кого исламистские эмиссары еще только пытаются охмурить. То же касается и предложения о лишении российского гражданства лиц, воевавших на стороне ИГИЛ. Тем, кто уже замарал себя кровью, это "до лампочки", а вот тех, кто пока не сделал опасный шаг к радикальному исламизму, перспектива стать изгоем без рода и племени вполне может образумить.

Вообще профилактика преступлений террористической направленности - это особый приоритет. Данная тема очень широка и требует отдельного разговора. Здесь я ограничусь лишь несколькими тезисами.

Первое. Сегодня очень важно поддержать и защитить традиционный ислам, который исповедуют миллионы российских мусульман. Надо обеспечить авторитетным проповедникам и знатокам ислама возможность нести слово правды о нем и слово обличения в адрес извращенцев веры не только в мечетях, но и с экранов ТВ, школах, вузах и т.д. И было бы очень правильно, если б мусульманских коллег поддержали и православные священники, и духовные лидеры других религий. Россия сейчас должна продемонстрировать всем, каким может и должен быть межконфессиональный мир, сотрудничество и солидарность.

Второе. Пора возвращать воспитательную функцию в наши образовательные учреждения. Превращение их в "сферу услуг" образует в молодых душах вакуум, который радикальные исламисты способны заполнить ложными идеалами.

Третье. Надо понимать, что самые опасные "вербовщики" - это не пропагандисты "халифата", а негативные реалии нашей жизни: бедность, безработица, отсутствие "социальных лифтов", коррупция, безнравственность и бездуховность. Как раз путем спекуляций на такого рода проблемах террористы и завлекают в свои сети молодежь, апеллируя к ее максимализму. Вот почему борьба за справедливое решение наших внутренних проблем - это, может быть, самая важная грань антитеррористической профилактики. И именно этим изо дня в день занимается и будет заниматься партия "Справедливая Россия".

Доводилось как-то слышать такую фразу: "Безопасности много не бывает". Действительно, лучше заранее предвидеть всю массу стоящих перед нами проблем, чем потом посыпать голову пеплом, что то или это не учли. Правота в нынешней непростой ситуации - за Россией. Это несомненно. Но эту свою правоту нам еще предстоит отстоять и боевой мощью войск, и консолидацией нации, и патриотизмом граждан, и их бдительностью, и активностью политических партий, и структур гражданского общества, и конкретной работой по многим важным направлениям.