Новости

08.12.2015 00:35
Рубрика: Экономика

Проект на экспорт

Инвестиции приходят на правильные идеи и к правильным людям
Кризис цен на энергоносители и нефть турбулентно взбодрил российский бизнес - мы наконец-то начинаем воспринимать задачу развития несырьевого экспорта как ключевую, ведь это уже вопрос не просто конкурентоспособности, а выживания экономики в среднесрочной и долгосрочной перспективах. Об экономических рейтингах, улучшении инвестклимата и предпринимательских инициативах "РГБ" рассказал президент общероссийской общественной организации "Деловая Россия" Алексей Репик.

- Как вы относитесь к рейтингам?

- Любой рейтинг - прекрасный способ замотивировать кого-то на достижение конкретных результатов. Любой сравнительный анализ, любой benchmarking подталкивает тебя к самосовершенствованию, чтобы увидеть свои достижения относительно какой-то конкурентной среды. Часто рейтинги имеют свойство давать информацию, несколько искаженную по сути. Мы выделяем какой-то один показатель из большой модели и на его основании ранжируем компании, спортсменов, людей. В этой части рейтинги довольно часто грешат фокусом на одном параметре, не отражая единой картинки в целом. Несмотря на то, что большинство рейтингов именно такие, существуют и комплексные выборки. Последние пытаются создать некую интегральную картинку по большому количеству параметров, большому набору измерений. Комплексные рейтинги самые интересные и сложные, потому с ними трудно справляться.

- Что необходимо предпринять, чтобы улучшить положение России в рейтинге Doing Вusiness?

- Россия - страна людей умных, деятельных и при этом еще и мотивированных. Если мы по-настоящему верим в задачу, то добиваемся ее, когда все в принципе смотрят на наши амбиции с каким-то скепсисом. Вспомните Олимпийские игры в Сочи. Мало кто из наших конкурентов предполагал, что Россия победит в медальном зачете. Особенно учитывая не самый лучший результат в предыдущих играх.

Если говорить про изменения позиций в рейтинге, то, с одной стороны, они очень отрадны. Сейчас мало кто может обвинить нашу страну в том, что эксперты положительно предвзяты в пользу России, скорее наоборот. Общественное мнение в тех странах, где этот рейтинг формируется, настороженно-негативное в силу геополитических сложностей. Тем не менее не отметить наш прогресс объективный рейтинг не может. Положительная динамика рейтинга DB для нас очень показательна, потому что она демонстрирует несколько очень важных тенденций.

Первое. Мы умеем проектно управлять изменениями в стране. Интересный факт: из 189 стран, принимающих участие в этом рейтинге, Россия вошла в топ-5 по количеству проведенных реформ. В нашей стране действительно быстро проходят государственные инновационные регуляторные решения, особенно если сравнивать с другими странами. Взять, например, США: даже самые прогрессивные законодательные идеи, можно сказать, уничтожаются на корню в мучительных спорах республиканцев и демократов, которые до бесконечности блокируют инициативы друг друга. В нашей же стране очень четко выстроена вертикаль власти, но вместе с тем это открывает и новые возможности для роста. Я считаю, что возможность и умение принимать быстрые государственные решения и проводить изменения - это наше конкурентное преимущество. И мы должны его использовать.

Второе. Если задача поставлена не бюрократически, не административно, а "от сохи", если выражаться в нашем предпринимательском жанре, то есть когда бизнес сам обозначает, что, собственно, нужно, чтобы ответить на его ожидания, что необходимо предпринять, чтобы вести бизнес в РФ было легче, проще, понятнее, надежнее, безопаснее, то изменения не заставят себя ждать. Была создана система, в которой этот список ожиданий был преобразован в конкретные действия со стороны государства, министерств и ведомств, законодателей, региональных и муниципальных администраций. Мы получили видимый и изнутри, и снаружи результат.

Мы планировали войти в DB в топ-50. Пока мы 51-е. Как говорится, дотронулись кончиками пальцев до своей задачи. Но, на мой взгляд, если бы померили эту картинку сегодня, мы были бы точно в топ-50. Мы ведь знаем, что инспекция Всемирного банка замеряет картинку в начале года - оценивает прогресс внутри рейтинга, но новые данные появляются всегда в первом квартале, то есть фактически инспекция оценивает изменения за прошлый год, т.е. 2014-й. Сегодня же очень многие вопросы, которые ставил бизнес и в рамках Национальной предпринимательской инициативы (НПИ), и в рамках параллельной работы по улучшению инвестклимата, нашли свое решение.

Во многом уверенное движение вперед, в том числе в рейтинге DB, результат тесной работы бизнеса и власти, которая реагирует на наши сигналы и запросы. Заказчиком большинства изменений текущего года выступил именно бизнес.

Россия улучшает свои позиции не только в DB. Взять хотя бы Рейтинг глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума (ВЭФ), - еще четыре года назад мы занимали в нем 67-е место, сегодня уже 45-е. Или рейтинг Европейского банка реконструкции и развития, который ежегодно оценивает прогресс в реформировании экономик разных стран - везде мы улучшаем свои показатели. Однако это движение не бесконечно - эксперты разных стран сходятся во мнении, что Россия прикладывает огромные усилия по улучшению делового климата, но наш ресурс быстрого роста в рейтингах почти исчерпан.

Чтобы совершить скачок, нужно уже сейчас думать о том, как стать лучше других, уже сейчас думать о новых, будущих критериях оценки. Как говорила известная героиня Льюиса Кэрролла: "Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!" От себя добавлю, что бегать нам придется без допинга. Критерии расчета в нашу пользу никто не поменяет - скорее наоборот. Пример изменения подходов в оценке международной торговли DB в этом году тому наглядный пример.

Инфографика РГ / Антон Переплетчиков / Елена Шмелева

Успех первой НПИ и связанный с ней взлет в рейтингах не должны вызывать головокружение - пора внести на повестку дня НПИ версии 2.0, над которой мы сейчас активно работаем. Нам еще многое предстоит сделать и в области защиты прав инвесторов, и в сфере налогового администрирования, и в вопросе повышения доступности кредитов. Не стоит забывать о рынке труда, который тоже нуждается в реформах - нам необходимо создать национальную систему компетенций и квалификаций, подтянуть систему образования к нуждам бизнеса, стандартизировать требования к выпускникам училищ и вузов, увеличить производительность труда. У нас еще уйма "узких мест", которые надо расшить. Мы планируем завершить сбор и систематизацию предложений в ближайшее время.

- Что вы думаете о методах государственной поддержки бизнеса и стимулирования импортозамещения? Какова сегодня наша зависимость от импорта?

- Зависимость от импорта РФ достаточно велика, и это видно из любых статистических данных. Но зависимость эту есть смысл разложить на составляющие, на компоненты. Есть зависимость России в определенных технологиях, это касается энергетики, добычи природных ресурсов, сложных транспортных составляющих, в части технологического отрыва определенных наших конкурентов, к примеру, в электронике, радиоэлектронике. Есть критическая проблема, и вполне резонно, что государство пытается с ней справиться. В сельском хозяйстве зависимость обусловлена не тем, что мы хуже выращиваем коров, или от того, что у нас руки не из того места растут. Зависимость обусловлена тем, что никто за работу системно в свое время не взялся так, как взялись сейчас. Мы просто чуть-чуть запоздали. Когда нас практически извне подтолкнули к импортозамещению в сельском хозяйстве, мы начали покупать отечественную говядину, сыр и поняли, что это еще вкуснее, чем от привычных поставщиков из Европы, США, Латинской Америки. У нас все получается. Просто надо себе поставить задачу и дать предпринимателям, бизнесу некий четкий горизонт планирования, возможность сделать системную долгосрочную ставку на развитие того или иного сектора. В сельском хозяйстве у нас все получилось. Если мы будем говорить про импортозамещение везде и всюду, я бы сказал, что задача достижима, но несоразмерной ценой и все-таки с определенным ущербом для потребителя. Нет ни одной страны, которая делает все сама и одинаково хорошо. Для нас импортозамещение в потребительских отраслях - это возможность создания компетенции и необходимого набора силы у российской промышленности и предприятий, которые не только будут удовлетворять внутренний рынок, но и смогут на равных конкурировать на рынках мировых. Поэтому экспортоориентированное импортозамещение -экономическая стратегия страны. Это не отчаянная попытка догнать уходящий поезд, а необходимость построить базу на том научном заделе, который есть, чтобы уверенно конкурировать на рынке мировом.

- Как вы оцениваете развитие несырьевого экспорта России?

- Как вопрос выживания российской экономики. Когда мы мобилизуем свои ресурсы, то можем справиться с любой задачей. Нам только нужно четко поверить самим, что без решения задачи у нас ничего не получится. Эта задача не просто приоритетная, она жизненно важная. Очень часто российскую экономику на разных этапах хоронили. Еще во времена царской России звучали мнения, что если снизится спрос на пушнину, российский торговый баланс настолько ухудшится, что Россия вернется обратно в средние века и будет опять жить собирательством. Ничего подобного не произошло, мы все время находим точки, вокруг которых выстраивается стратегия ответа на конкурентные вызовы других держав и государств. Да, мы великая сырьевая держава, и не надо стесняться того, что еще долгий период времени сырьевые компании будут обеспечивать значительную часть валового внутреннего продукта. Нужно им помогать в этом. В то же время, если зациклиться только на поддержке сырьевого экспорта, в какой-то момент может возникнуть шок для экономики, стресс, подобный тому, что сейчас произошел, но, может быть, более жесткий, резкий, к которому мы окажемся неподготовленными. Поэтому диверсификация тот самый ответ на экономические вызовы, которые стали задачей перехода российской экономики к экономике роста. В результате модернизации различных отраслей, создания новых конкурентоспособных производств появится возможность продавать свою продукцию за рубеж.

- Какие изменения могут в ближайшее время ожидать малый и средний бизнес? Не загнется ли он совсем?

- Последнее, что загнется, будет малый бизнес. Малый бизнес в любых, даже самых сложных условиях всегда находит в себе силы максимально быстро адаптироваться к текущей ситуации. Потому что предприниматели на любые вызовы умеют реагировать быстро. Просто в этом и есть наше различие. Мы умеем брать на себя риск, и мы умеем быстро адаптироваться к изменяющейся внешней среде. Причем если компания огромная, большая, то часто получается, что это такой поезд, который сложно остановить и повернуть налево или направо. Малый бизнес - система по-настоящему управляемая. Я сейчас говорю не о малом бизнесе в целом, а про конкретные предприятия и конкретных предпринимателей. Но это совершенно не значит, что нужно всех загнать в условия максимально неблагоприятные и максимально недружественные и посмотреть, до какой степени можно усилить давление, чтобы бизнес справлялся. В любых условиях, самых трудных, найдутся те предприниматели, которые смогут адаптироваться, но найдутся и те, кто нет. Поэтому вместо того, чтобы создавать препятствия, барьеры и преграды, нужно делать этот процесс максимально простым, привлекательным и, главное, максимально вовлекающим новых людей. Что греха таить, одна из наших основных проблем в части развития малого и среднего бизнеса - недостаточное количество тех людей, которые готовы в принципе бизнесом заниматься. Все в последнее время, кого ни спроси, хотят какой-то стабильности, все хотят понимания, что происходит. Когда задают вопрос: "А не хотите ли вы попробовать сделать что-то свое, не хотите ли вы попробовать взять на себя риск?" - всегда есть очень много причин риск на себя не брать и ничего не делать.

Государство должно помочь понять, как сделать свое предприятие: купить патент, использовать МФЦ, через единое окно предоставлять все услуги, необходимые предпринимателям для старта своего бизнеса. Все должно быть просто, понятно и дешево. Самый сложный путь - это путь от решения до первого шага, до его реализации. Этот первый шаг мы должны помочь сделать. Потом начнется второй период, когда нужно практически в ручном режиме следить за тем, чтобы у предпринимателя все получилось. Это период от начала проекта до выхода на его окупаемость. Когда мы почувствовали первые успехи, увидели первые заработки, нам поаплодировали наши семьи, позавидовали наши соседи. Дальше нас от предпринимательской стези никто не отлучит. Мы будем до конца своих дней идти вперед и прорубать стены лбами, а может быть, стены будут сами расступаться.

- Что вы думаете про нынешний разворот на Восток?

Инфографика РГ / Антон Переплетчиков / Елена Шмелева

- Азиатско-Тихоокеанским регионом, с точки зрения именно экономической повестки, нужно было заниматься давно. Во многом мы, наверное, деловую повестку на определенном этапе упустили. Просто нужно взять на себя смелость признать свои ошибки. Увлечение работой с такими комфортными, понятными для нас, западными партнерами - Европой, США - конечно, в значительной степени превалировало над работой с рынками АТР.

Все дело в том, что западная культура нам ближе. Решения принимаются быстрее. Коммуникационных барьеров меньше, информации больше. Плюс надо честно признать, что Россия здесь играла роль во многом не всегда активную, а пассивную. Нам активно предлагали сотрудничество в Европе, нам активно предлагали свою продукцию американские компании. А наши соседи из Китайской Народной Республики, Японии, Кореи, Индонезии входили в диалог намного медленнее. И в основном это касалось мегапроектов. Там, где диалог мог вестись на уровне государств, а не на уровне предпринимателей.

Второй блок - поставки в страны АТР наших сырьевых товаров, в первую очередь нефти, газа, металлов. К примеру, взять хотя бы Японию. Количество контрагентов, взаимодействующих между собой, в Японии и США на порядок выше, чем между Россией и Японией. Инвестиции Японии во Вьетнам малюсенькие, но это в пять раз больше, чем в Россию. В Китай Япония инвестирует в сто раз больше, чем в Россию.

Индия, которая всегда была стратегическим партнером Советского Союза, имеет с нами сегодня очень мало совместных проектов. Большие проекты у России и Индии получаются. Когда же начинается бизнес между компаниями, возникает масса проблем. А взаимодействие между той же Индией и, например, США выстроено на огромном количестве маленьких ниточек. Таких ручейков, которые стабильны, их много, и они готовы сохранить эту крепкую сцепку между экономикой в условиях любых кризисов, любых колебаний цен на энергоносители, любых структурных изменений мировой экономики.

Я занимаюсь российско-японским блоком экономического и делового взаимодействия. Нужно в первую очередь подталкивать к кооперации. Снимать информационные барьеры, нечеткости и неясности именно между предпринимателями. Проекты на уровне крупнейших госкомпаний - проекты многомиллиардные, я думаю, они найдут в себе силы достучаться друг до друга и без помощи, например, деловых объединений или деловых советов. Для того, чтобы масштабировать существующее взаимодействие и кратно увеличить количество деловых взаимоотношений, причем улучшив их структуру от "купи-продай", от торговли перейти к инвестициям, транстехнологиям - для этого нужно наше активное участие.

- Эти проекты затронут только Дальний Восток, где созданы дополнительные стимулы для привлечения инвестиций?

- Самый главный фактор принятия решения о работе с Россией - это конкурентоспособность российского рынка. Поэтому те компании, которые хотят на нем присутствовать, будут работать и в ТОР, в том случае, если, например, там комфортно разместить производство и логистически посильно из Дальнего Востока обеспечивать потребителей всей нашей необъятной Родины. Но в каких-то видах промышленности предприятия будут располагаться в других регионах. И сейчас мы видим много японских и китайских компаний, которые строятся в Калуге, в Ярославле, в Подмосковье.

Вторая возможная причина или, скажем, повод работать с Россией - это собственно партнеры. У нас есть компании, есть люди, есть команды, которые по-настоящему считаются авторитетными признанными специалистами в своих областях, с которыми с удовольствием взаимодействуют технологические лидеры стран АТР. Здесь вопрос простой - будет это СП находиться на Дальнем Востоке или на северо-западе, это, скорее всего, зависит от того, где локализована такая компания, такая команда людей, с которой организации из АТР захотят работать. Все-таки Дальний Восток - это во многом наша стратегия развития экспорта. Логика ТОР и свободного порта Владивосток нацелена на то, чтобы мы получали больше возможностей делать тот бизнес, который будет ориентирован не столько на внутренний рынок России, сколько все-таки на большие рынки тех самых стран АТР. Но страна там не кончается. Страна у нас большая. Я уверен, что каждому региону есть что предложить.

- Как увеличить приток частных инвестиций?

- Частные инвестиции, зарубежные ли, российские ли, кстати, равно как и нечастные - институциональные, приходят на правильные идеи и к правильным людям. Когда на любом рынке инвестор смотрит на проект и пытается принять решение - инвестировать или нет - 80% решений зависит даже не от красивых циферок, которые подогнаны или придуманы в презентациях. А они всегда подогнаны или придуманы, надо честно понимать. Будущее всегда чуть-чуть отличается от тех проектов, от тех мыслей, которые у нас есть в настоящем. Иногда, кстати, в лучшую сторону. Если говорить о принятии этого решения, люди, команды, их опыт, их видение, их вовлеченность, их посвященность тому проекту, который они представляют вниманию инвестора, это, мне кажется, как те самые 80% решения для инвестора - будет он туда инвестировать или нет. Как этот проект сделать лучше, как создать с помощью этих денег производство, где производительность труда и качество продукта будут самыми отвечающими потребностям и желаниям потребителей, это уже вопрос реализации тех инициатив, которые в предпринимательской голове возникли.

Кризис, можно сказать, работает в "нашу пользу". Благодаря геополитическим событиям, изменению внешнеэкономической конъюнктуры конца 2014 - начала 2015 года произошел ряд положительных событий: был объявлен курс на импортозамещение, ослабление курса рубля повысило производительность труда и открыло возможности для экспорта и т.д. Очень важно, под каким углом смотреть на состояние дел: там, где многие видят проблемы, можно и нужно видеть новые возможности. Если вместо стремления "уйти в тень" пытаться, наоборот, искать новые точки роста, то обязательно появится возможность выйти вперед, продвигая перемены. Кризис - это возможность занять новые ниши, выйти на новые рынки, в конце концов повысить свою конкурентоспособность и стать лучше. Неслучайно половина компаний из списка Fortune-500 основаны именно во время кризисов.

Справка "РГБ"

Репик Алексей Евгеньевич родился 27 августа 1979 г. в Москве.

Окончил Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики" по специальности "Экономика и управление предприятием".

С 1995 года работает в области здравоохранения и фармацевтики. Основатель российской высокотехнологичной фармацевтической компании "Р-Фарм".

С 2012 года является сопредседателем по международной деятельности Общероссийской общественной организации "Деловая Россия". В сентябре 2014 года избран президентом "Деловой России".

Постоянный активный участник делового саммита БРИКС, межправительственных комиссий в области экономического сотрудничества России с Японией, Германией, Францией, Бельгией, странами АСЕАН, Швейцарией.

Организатор и участник множества международных инвестиционных форумов (Россия - Япония, Россия - Сингапур) и бизнес-миссий (Индонезия, Малайзия, Германия, Япония, Индия и др.).

Член Общественной палаты РФ, член совета директоров АО "Корпорация "МСП", член Экономического совета при Президенте РФ, Член Экспертного совета при Правительстве РФ.

Отмечен Благодарственным письмом Президента РФ, Благодарственным письмом Председателя Правительства РФ, имеет награды субъектов РФ.

Цифры
  • 77 регионов страны имеют представительства "Деловой России"
  • 9 компаний бизнес-объединения вошли в список Forbes "200 крупнейших частных компаний России-2015"
  • 1,01 триллиона рублей составила годовая выручка 16 компаний - участников "ДР", вошедших в рейтинг РБК 500 2015 года
  • 21 бизнес-миссия проведена экспертами "ДР" в зарубежные страны
Экономика Финансы Инвестиции