Новости

10.12.2015 00:23
Рубрика: Власть

Невидимка

На Камчатке сбежавшего из части солдата нашли через 11 лет
Текст: Наталья Широкова (Петропавловск-Камчатский)

Уроженец Таганрога Леонид Дуркин в 2004 году сбежал из войсковой части на Камчатке и был задержан лишь в 2015-м. Как смог он так долго оставаться незамеченным, узнавал корреспондент "РГ".

Выйдя из самолета, вдыхаю теплый камчатский воздух. Декабрь месяц, а всего минус два. Снимаю шапку. Со всех сторон Елизово - воздушные ворота полуострова - стерегут горы и вулканы. Вокруг белым-бело, но местные говорят - снега мало. Настоящая зима в эти края приходит в феврале-марте, когда дома заметает под третий этаж, перестают летать самолеты, закрываются дороги.

"Как же зимовал наш Леонид, - думаю, - наверняка его землянку в лесу не раз давили сугробы".

Новость о том, что камчатские полицейские задержали дезертира, взбудоражила большую страну. В Интернете бурно обсуждают мотивы его поступка. Спорят, кому достанется наследство от умерших родителей - у солдата осталась сводная сестра. Ну и, конечно, всем интересно, чем закончится эта необычная история.

А началась она в 2003 году, когда 18-летнего Леньку призвали на службу в далекий Камчатский край. Судьба занесла его в ЗАТО Вилючинск - город подлодок, куда гражданским без спецразрешения не попасть. Оттуда он и сбежал, прослужив на базе хранения боеприпасов ровно год.

А 30 ноября 2015 года управление МВД по Камчатскому краю впервые распространило сообщение о странном задержанном:

"Сегодня оперативники задержали и передали военным следователям сбежавшего из армии мужчину 1985 г.р. По его словам, все это время он жил на полуострове, скрывался в основном в лесу, перебивался случайными заработками, попыток связаться с родными и близкими не предпринимал".

В маленький кабинет приводят парня в военной форме. Невысокий, но крепенький. Чистый, опрятный. Поправляет бляху на ремне и воротничок. Усаживаемся за стол друг напротив друга. В ярком свете блестят серо-голубые глаза.

Разговор не клеится.

- Вы наладили связь со своими родными? Я знаю, что у вас есть сводная сестра.

- Не наладил. Ну есть, да.

- Что было самым тяжелым в первые месяцы после побега?

- Ну для кого как...

- Вы оказались один...

- Ну один, да один. Тяжело было. Всем тяжело.

- Вы жили в землянке?

- Не... Ну вначале в землянке, дальше там уже нормально все сделал. Домик построил.

- Впервые сами строили? И все получилось без навыков?

- Ну а что? Надо было - и сделал.

- А почему все-таки сбежали из части?

- Дурной был! Отец не писал, девушка не писала. Было одиноко, вот и ушел.

Заводим разговор про бурых медведей. На Камчатке - самая большая их популяция.

- Если в города и села заходят, то можно представить, сколько их бродило вокруг вашего домика.

- Много. Но я их никогда не боялся. И потом, у меня 3 собаки. А медведя, главное, не тревожить. Бывало рыбачу, а рядом вижу такого, ну и не лезу к нему, делаю свое дело. А помню, был забавный случай с молодым медведем. Пытается ловить рыбу, но течение быстрое, и ничего у него не получается, рычит, психует. Жаль, не было при себе телефона, снял бы, - и на лице Леонида наконец появляется улыбка.

Информагентства в первых новостях рисовали беглеца одичавшим мужиком, камчатским йети окрестили. Форумчане гудели: "Как он еще живой остался? Один среди дикого зверья. Взрослый Маугли", "Ему теперь тяжко будет адаптироваться в обществе", "Бедолага. Но уже готовый спецназовец", "Таких надо в космонавты!".

На самом деле отшельником Леонид Дуркин не был. Поселился недалеко от поселка Радыгино под Петропавловском-Камчатским. Здесь вдоль дороги раскиданы несколько заброшенных дач, но есть и домики с жильцами. От автобусной остановки - минут 20 пешком.

Потихоньку-помаленьку обустроил свой быт. На месте землянки вырос домик.

- Как строил? ДСП привез, доски, железо. Печку сварил, столик сделал. Машину купил, чтобы на рыбалку ездить. Мопед купил, мотался на нем через день в Петропавловск-Камчатский, - бубнит он. - Если задумал что-то сделать, да не знаешь как - Интернет есть. Выходил в него через телефон. Связь там не всегда, но ловит.

- Чем занимались все это время?

- И подрабатывал, и шабашил. Рыбачил, ягоду собирал, грибы. Продавал, да себе заготовки на зиму делал.

- Выращивали что-нибудь на своем участке? Земля хорошая?

- Там земли нет. Шлак, пепел вулканический. Но если надо, можно наскрести. Навоз привозил, опилки. Картошка у меня растет, морковка. Крупы и другие продукты ездил закупать на базу.

Гаишники не раз останавливали парня без документов.

- Я своими данными назывался. Думал каждый раз - вот сейчас пробьют по базе, и все станет известно. Выписывали штраф, я уезжал, и про меня забывали. Удивлялся, но теперь все понятно, ведь мертвым меня считали, - загрустил опять Леонид.

Он только на днях узнал, что все эти годы числился покойником. Оказалось, в 2005 году его приняли за погибшего солдата, служившего в той же части. Фотографии трупа были отправлены Дуркину-старшему, который увидел на снимках своего сына.

- У меня открытый перелом ноги был в детстве, остался большой шрам. Нужно было иметь желание, чтобы перепутать. Значит, отец не хотел узнавать меня, значит, ему так надо было, - у парня дрожит голос. - Понимаете, у нас были плохие отношения. Я не рос хулиганом, просто не заладилось. Мы друг друга мало знали, мало жили вместе. И характер у отца очень сложный был.

Родился он в неблагополучной семье, взрослые выпивали. После их развода Леня пожил в Майкопе с мамой. А когда та умерла, переехал в Таганрог, к бабушке.

После заочного отцовского "опознания" розыски дезертира были прекращены. Хоронили "Дуркина" на Камчатке без родных. В то время бабушки и матери уже не было в живых. Отец с гражданской женой и ее дочерью не приехали. Вот так закончилась официальная жизнь Леонида Дуркина.

Но ошибка при опознании и собственные похороны стали не единственными ударами для "воскресшего". Он узнал, что несколько месяцев назад не стало его отца. Да, обида на него большая, но все ж родная кровь.

- Чего вы сейчас хотите больше всего?

- Ничего.

- Никаких желаний...

- Ну какие могут быть желания, если впереди неизвестность. Скорее бы суд, а там видно будет.

- Когда осознали свою ошибку?

- Да почти сразу. Недели через две. А в полицию не пошел - ответственности боялся. Сейчас уже ничего не боюсь, лишь бы документы получить, дождаться приговора и понять, как жить дальше.

Сейчас он военнослужащий, проходит медобследование. После суда его, скорее всего, уволят из армии. Самое строгое наказание за дезертирство - 7 лет лишения свободы. Но хочется надеяться, что фигурант не получит реальный срок. Кроме авантюры с побегом, за ним не числится никаких правонарушений.

Из родных у него остались дядя да сводная сестра, которая ничего не хочет знать о появившемся ниоткуда претенденте на наследство. Делить есть что - 2 квартиры, которые получил отец вместо снесенного ветхого дома.

Опять заглядываем в Интернет: "Какая злая усмешка судьбы! Сколько за 11 лет пропало людей, родственники которых очень надеялись до последнего. А нашелся тот, кто никому не нужен"; "Мне его очень жаль, получил в жизни столько боли - и от близких, и от чужих", "Какое наказание? Он и так уже наказан 11 лет, и еще до того наказан, когда стал в детстве никому не нужным".

Под конец встречи Леонид немного оттаял. Вот и до хобби дошли. Любимым делом он назвал сборку вездеходов. Один изготовил - 3 года уже на ходу, за второй взялся. Проявить смекалку заставила необходимость, ведь на обычной машине не преодолеть сугробы.

- Ну о чем мечтаете? - повторяю вопрос.

- Что человеку нужно для счастья? Иметь свой дом, семью, больше ничего не надо. Как все закончится, хочу работать водителем. Планирую остаться на Камчатке, но в Ростовскую область надо бы съездить - дядьку найти, - делится Леонид, добавляя, что наследство его не интересует.

Власть Безопасность Армия Общество Ежедневник Образ жизни Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Камчатский край Петропавловск-Камчатский