Новости

10.12.2015 14:39
Рубрика: Экономика

Хозяйский интерес

Сельхозкооперация может стать одним из локомотивов развития АПК в Алтайском крае
В Алтайском крае для полноценного развития сельскохозяйственной кооперации нужна дорожная карта, ставящая конкретные задачи перед региональной и муниципальными властями. К такому выводу пришли участники краевой конференции Общероссийского народного фронта.

Нынешнюю ситуацию с сельхозкооперацией на Алтае можно назвать противоречивой. С одной стороны, есть положительный опыт, о котором говорят не только на региональном, но и федеральном уровне - к примеру, на Всероссийском слете сельхозкооперативов. С другой стороны, кроме отдельных примеров особо похвастать нечем, хотя возможности для роста этого движения в крае большие.

Главная головная боль современного АПК - дефицит кадров. Это касается, в первую очередь, крупных коллективных хозяйств. Кооперативы же позволяют решить проблему.

- Не нужно забывать о важнейшем человеческом факторе. В личном подсобном хозяйстве каждый работает на себя. Члена кооператива не нужно заставлять трудиться. И производительность труда в ЛПХ выше, чем в коллективных хозяйствах. Можно сколь угодно механизировать и автоматизировать процессы, но, в любом случае, все решают люди, - убежден фермер из Кытмановского района Александр Капелькин.

Сегодня создание крупных животноводческих комплексов в селе сопряжено с большими рисками. Неудивительно, что часто это заканчивается банкротством, и на Алтае есть тому примеры. Сельхозкооператив же намного надежнее - каждый из его членов остается хозяином, собственником. Хотя производителей много, и все они ухаживают за своим скотом тщательно и добросовестно, у самого себя воровать не станешь.

- Мы уже семь лет развиваем в селе кооперацию, - рассказывает Олег Махнаков, председатель СПК "Колос" Тальменского района, в который вошли более 550 ЛПХ, индивидуальных предпринимателей и коллективных фермерских хозяйств. - Мелким производителям нужно объединяться - никто из них по отдельности не может стабильно поставлять в один и тот же магазин определенный объем продукции. А кооператив может.

Схема работы простая: кооператив принимает у хозяйств молоко, перерабатывает на сыр на кооперативном заводе. Завод возвращает продукцию обратно кооперативу, который ее реализует. За счет вырученных средств СПХ рассчитывается с поставщиками. Члены кооператива имеют возможность вовремя закупать необходимые корма, приобретать скот, пользоваться современным оборудованием и транспортом, пунктами искусственного осеменения коров. Также СПХ оказывает консультативную помощь - к примеру, тем, кто хочет оформить документы на грантовую поддержку. Помогает и в ведении документации.

- Кооператив открывает свои представительства далеко за пределами края - начиная с Владивостока и заканчивая Москвой. У нас есть программы, которые могли бы увеличить объемы нашей продукции на рынках регионов, - рассказывает Олег Махнаков. - Например, мы реализуем птицу, выращенную в ЛПХ, заключены контракты с тремя крупными торговыми сетями, работающими в крае. Сейчас нельзя продавать в магазинах мясо животных, забитых на частных подворьях. Кооперация позволяет решить эту проблему путем создания региональных либо районных забойных пунктов. Оттуда уже одним лотом можно поставлять готовую продукцию в магазины. В Алтайском крае была разработана программа развития сельхозкооперации, и по ней кооператив получил десять миллионов рублей, на которые были приобретены современные полноприводные молоковозы. Теперь молоко можно закупать в тех ЛПХ, куда раньше из-за бездорожья было трудно доехать. Я не согласен с теми, кто утверждает: в личных подсобных хозяйствах нельзя получить качественную продукцию. Можно. Просто у людей нет необходимого оборудования и средств на его покупку. Кооперация дает такую возможность. Но чтобы развитие кооперации шло по восходящей, нужна финансовая помощь, в том числе и государственная.

Как раз с этим у сельхозкооперативов сложностей хватает. Для них не предусмотрены специальные кредитные продукты, а банковская ставка колеблется от 20 до 25 процентов годовых. При этом обыкновенное общество с ограниченной ответственностью, занимающееся сельскохозяйственным производством, может получать кредит под шестнадцать процентов. Другая проблема - механизм получения грантов.

- Для грантовой поддержки требуется открыть спецсчет, на котором будут храниться средства долевого фонда - это предусмотрено федеральной программой развития сельхозкооперации, - поясняет Олег Махнаков. - Однако у банка нет необходимых нормативных документов для открытия такого фонда.

Кооперативу приходится заводить дополнительный второй счет, на который и перечисляются деньги господдержки. Мы должны использовать их по назначению, но, когда наступает время списания средств за обслуживание, часть этих денег списывают автоматически с любого из наших счетов. В итоге получается "нецелевое использование государственных средств". А ведь для банковской структуры ничего сложного нет - достаточно создать на расчетном счете кооператива субсчет, на который государство может перечислять деньги грантовой поддержки. И банк не должен иметь право снимать средства с этого субсчета.

Еще одно "узкое" место связано с трудновыполнимыми федеральными требованиями. По условиям ведомственной целевой программы "Развитие сельскохозяйственной кооперации на 2014-2016 годы", на десять миллионов рублей господдержки необходимо создать шесть рабочих мест. Гранты, как правило, требуются для получения современного и очень даже недешевого оборудования. Молоковоз с прицепом стоит около шести миллионов рублей. Таким образом, за счет грантовой поддержки можно купить максимум два молоковоза. Однако такая покупка никак не обеспечивает шесть рабочих мест. Нужны коррективы. Кстати, в 2013 году минсельхоз России убрал из перечня субсидирования процентных ставок по кредитам графу "специализированный автотранспорт" (молоковозы, рефрижераторы, самосвалы). Если от этого кто-то и выиграл, то только не кооператоры. Купили в "Колосе" спецтранспорт в кредит под 25 процентов - и никакой господдержки.

Впрочем, далеко не все трудности возникают на федеральном уровне. На конференции регионального отделения ОНФ прозвучала критика и в адрес местных структур.

- За рубежом все мелкие производители, чтобы формировать товарные партии, выходить на рынок и по достойной цене реализовывать свою продукцию, давно уже скооперировались. Сельхозкооперация может стать одним из локомотивов развития АПК в Алтайском крае. Однако у нас она до сих пор в зачаточном виде. Со стороны краевого главного управления сельского хозяйства помощи никакой. Сначала нам отвечали: "Давайте чуть позже", а потом представителям ОНФ и вовсе заявили: "Мы не считаем целесообразным обсуждать эту тему". Видимо, ГУСХ работает в самостоятельном от краевой администрации режиме. И новых сельхозкооперативов как не было, так и нет, - констатировал гендиректор ООО "Союз-Агро" Александр Босяк.

Комментарий

Павел Нестеров, Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Алтайском крае:

- Коллективных хозяйств в селе осталось очень мало, и частник едва ли сейчас пойдет в колхоз - мы уже проходили всеобщую коллективизацию. Однако в процесс кооперации частника вовлекать надо. Кооператив - своеобразная форма коллективного хозяйства. Частник может содержать одну, три, пять коров, а кооператив, в свою очередь, способен организовать для него подвоз кормов, помочь с оборудованием, консультациями. Развитие кооперации нужно, прежде всего, для того, чтобы у селян были занятость и дополнительные доходы. В конечном счете кооперация необходима, чтобы сохранить село. Но ей требуется помощь на федеральном, региональном и муниципальном уровнях.

Экономика АПК Филиалы РГ Сибирь СФО Алтайский край