Новости

10.12.2015 07:34
Рубрика: Культура

Трудности переплета

Специалисты Эрмитажа обучили уральских реставраторов искусству кройки и шитья
Сотрудники Эрмитажа провели в Екатеринбурге мастер-класс по реставрации книжных раритетов. Слушателями стали реставраторы книг из библиотек и музеев Челябинска, Тобольска, Свердловской области - со всего УрФО.

- Втыкаем иголку, вытягиваем нитку с большим запасом, оставляем хвостик… Подтянули? Теперь нить перекручиваем вперед, берем вторую иголку, делаем прокол и петельку вокруг нитки…

Два десятка человек собрались вокруг большого стола, заваленного коробками с нитками, игольницами, ножницами вперемешку со старинными книгами. Сбоку - химический шкаф, где только что варили клей и парили бумагу. А сейчас ученики старательно втыкают иглы в картонку и оставляют хвостики из ниток. Так в Свердловском краеведческом музее проходит мастер-класс петербургских реставраторов.

- Наша работа ручная и неспешная. И реставрацию не освоить по статьям или обучающему видео: просто смотреть недостаточно, надо прочувствовать весь процесс руками, - рассказывает заведующая реставрационной мастерской краеведческого музея Марина Тропина. - Вот почему для нас важно перенимать опыт выдающихся специалистов.

Реставратор книг - профессия редчайшая, она требует умения работать не только с бумагой и кожей, но и с другими материалами, так как переплеты книг украшали металлическими деталями, стеклом, камнями, гипсовыми фрагментами. Реставратор отчасти должен быть биологом - бороться с грибами и плесенью, с разными букашками, которые с удовольствием поедают книги. Чемпион на этом пиру - кожеед музейный, за ним с небольшим отрывом следуют хлебные точильщики, притворяшки и сахарные жемчужницы. Искореняют их современными химическими средствами.

- В той или иной мере весь фонд редкой книги нуждается в заботе реставраторов - просто потому, что книги неновые: где-то требуется консервация, где-то более серьезный "ремонт", - говорит главный хранитель музея Татьяна Шершнева. - Сохранение книжного фонда - довольно трудоемкая задача, связанная с поддержанием температурного (20-21 градус) и влажностного режима (45-50 процентов). А главным врагом книги остается грязь: на некоторых страницах, которым по 200-300 лет, ее толщина может достигать миллиметра. При этом наша обязанность - не только хранить книги, но и создавать условия для работы исследователей. Библиотека Татищева очень востребована у ученых, так что нужен компромисс между стремлением сохранить памятник и обеспечить к нему доступ. Для работы с книгами, изданными до середины XIX века, обязательно выдаем белые перчатки.

Каждый редкий музейный фолиант требует индивидуального подхода, у каждого свои проблемы. Как единодушно заявляют специалисты, наиболее уязвимая часть книги - это переплет, который защищает страницы от любых внешних воздействий. А в переплете наибольшую нагрузку испытывает корешок: за него берутся читатели, снимая книги с полок, его повреждают, даже просто открывая первую страницу. Обрыв корешка - самая распространенная "травма", с которой приходится иметь дело книжным докторам. Именно этой наболевшей теме посвятили свой мастер-класс эрмитажные реставраторы: они обучали искусству плести каптал - нитяной элемент переплета, с помощью которого книжный блок крепится к переплетным крышкам. Рассказали о типах капталов - роскошном византийском и более скромном западноевропейском.

В Екатеринбурге специалистов по переплету можно пересчитать по пальцам: их в общем-то двое - в областной библиотеке имени Белинского и в археографической лаборатории УрФУ. В библиотечном отделе редкой книги 100 тысяч книжных памятников (от XVII века), их опекают пять реставраторов.

- Это шанс перенять ценный опыт, познакомиться с новыми технологиями, - оценивает мастер-класс заведующая реставрационным отделом Вера Овчинникова. - Как и при реставрации любого памятника, нам приходится решать нелегкую задачу - не привнести в книгу ничего нового, сделать вмешательство обратимым. Поэтому в процессе работы я не столько думаю о мастере, создавшем книгу, сколько вспоминаю предыдущего реставратора. В XIX веке принцип невмешательства был не в чести: книги спокойно переплетали заново. Надо сделать так, чтобы через 200 лет следующий реставратор нас не проклинал.

Фонд университетской археографической лаборатории, сформированный в учебных экспедициях, - 6,5 тысячи единиц хранения, из них 3,5 тысячи - рукописные, остальные - старопечатные издания. По словам специалистов, "неотложная помощь" этим книгам оказана, консервацию они прошли, а работы по "лечению" хватит примерно десяти поколениям реставраторов. Сейчас "лекарь" в лаборатории один - Надежда Щербакова, мастер на все руки, специалист и по бумаге, и по переплетам. Общение с петербуржцами, возможно, даст старт ее будущей научной работе.

- Старообрядческие книжные памятники, которые у нас хранятся, созданы в крайне консервативной традиции. Это касается оформления, печати, типа переплета, типа каптала, - рассказывает Надежда. - Старообрядцы использовали византийский каптал, появившийся в XI веке. И сейчас в общинах с некоторыми вариациями воспроизводят технологию тысячелетней давности. К сожалению, эту тему никто не изучал, а сопоставить византийскую традицию и современные приемы было бы чрезвычайно интересно. Но это дело не быстрое - материал нужно изучать годами…

Реставратор "жемчужин"

При реставрации книгу прежде всего  разбирают на тетрадки, отделяя переплет. Каждый лист моют и отбеливают, бумажной массой наращивают утерянные фрагменты страниц. Затем книгу "наряжают" в переплет, по возможности сохраняя старый, и помещают в специальный микроклиматический контейнер из химически нейтрального картона. О трудоемкости процесса, требующего кропотливого соблюдения старинных книжных технологий, можно судить, например, по работе екатеринбургского музейного реставратора Елены Романовой: на "реабилитацию" Корана XVIII века, найденного университетской экспедицией в заброшенной деревне, ей потребовалось три года.

Востребованность профессии определяется богатством книжных сокровищ в фондах уральских музеев и библиотек. Скажем, в фонде редкой книги Свердловского краеведческого музея 19 тысяч единиц хранения, от XVI до начала XX века. Жемчужина коллекции - личная библиотека Василия Татищева. Промышленник, экономист, историк, государственный деятель и основатель Екатеринбурга передал любимому городу около тысячи томов для основания библиотеки (уже в ХХ веке ученые обнаружили в ней более ста книг с автографами Василия Никитича).

Кстати

В УрФО самый современный реставрационный центр редкой книги создан в 2012-м в Тюмени, на базе областной научной библиотеки имени Менделеева. Он оснащен микроклиматической камерой для сушки документов, листодоливочной машиной (для восполнения утрат бумажной массы), камерой для обеспыливания ветхих документов, антигрибковой машиной, столом низкого давления для реставрации переплетов, прессами и резаками… Но и этого недостаточно: специалисты центра считают, что неплохо бы обзавестись еще и швейной машинкой для ремонта переплетов.

- Без реставрационного центра библиотека не может функционировать, - уверена директор Ольга Адамович. - Наш фонд редкой книги содержит более 30 тысяч единиц хранения, датируемых от XVIII до середины XX века.

Культура Арт Музеи и памятники Культура Арт Актуальное искусство Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь Филиалы РГ Северо-Запад УрФО Свердловская область Екатеринбург СЗФО Санкт-Петербург