Новости

15.12.2015 20:28
Рубрика: Власть

Опасность политического догматизма

Текст: (директор Инициативы стратегического прогнозирования Атлантического совета США, профессор) , (директор Института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова, академик РАН)
США придется пересмотреть идею своего первенства в мировой политике и принять статус первого среди равных
Нет ничего удивительного в том, что президент России Владимир Путин, которого на прошлогоднем саммите "Группы 20" пытались игнорировать западные лидеры, в этом году стал ключевой персоной встречи "двадцатки" в Анталии. Кризис, возникший в ЕС из-за наплыва беженцев, угроза международного терроризма, развитие конфликта в Сирии - стране крайне сложной в этническом и религиозном отношении, общий кризис государственности и межгосударственных отношений на Ближнем Востоке - все эти проблемы мировой политики не могут получить достойного ответа международного сообщества без участия России.

Парадокс заключается в том, что укрепление международного статуса России происходит, именно когда пропасть, возникшая в отношениях с Западом, начинает напоминать о временах "холодной войны". На этом фоне уклонение США и их союзников от сотрудничества с Россией в борьбе с ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки ИГИЛ) и в деле стабилизации ситуации на Ближнем Востоке выглядит как опасная тенденция, которая уже наносит вред самим странам Запада. В полицентричном мире уже непозволительно предвзято подходить к выбору партнеров - действуя так, невозможно найти адекватные ответы на вызовы современности.

Ни одна из так называемых "великих держав", в том числе и США, не способна в одиночку управлять всем миром, появляются различные конкурирующие видения нового миропорядка. Парадокс заключается в том, что "великий беспорядок", нарастающий в международной системе, возник в условиях углубления глобальной экономической взаимозависимости, а все ведущие игроки гипотетически осознают необходимость борьбы с международным терроризмом, противодействия распространению ядерного оружия, изменению климата и совместного реагирования на другие глобальные проблемы.

Какого бы успеха ни достигла глобализация - углубление взаимосвязей между экономиками, обществами и государствами, - одновременно она на всех уровнях увеличивает разрыв между богатством и бедностью. И эта диспропорция будет только увеличиваться, потому что технологии появляются не на периферии мировой экономики, а в ее центрах.

Параллельно с глобализацией (и, возможно, как реакция на нее) по миру распространяются шовинизм в отношении иммигрантов, а также национализм и другие формы нетерпимости - это происходит и в Европе, и на Ближнем Востоке, и в Тихоокеанской Азии. Исключением не стала даже предвыборная гонка в США, в ходе которой кандидаты от Республиканской партии, а также губернаторы штатов соревнуются друг с другом, например, в том, кто предложит лучшие меры по недопущению сирийских эмигрантов в Соединенные Штаты. Каковы могут быть решения этих нарастающих проблем? За последний год Институт мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова и Инициатива стратегического прогнозирования Атлантического совета провели совместное исследование ключевых тенденций мирового развития. Примечательно, что в ходе изучения долгосрочных трендов и возможных угроз для человечества между американскими и российскими учеными не возникло фундаментальных разногласий. Мнения российских и американских специалистов обнаружили наибольшее сходство в том, что необходимо противостоять кризису в культурной и идеологической сфере. Источники нестабильности не только лежат на поверхности в отношениях между государствами, но и кроются глубоко в культуре в сфере идей, постепенно разрастаясь до невероятных масштабов. Будущее государственности в ряде регионов мира, а также идеи мультикультурализма как основы государственной политики уже поставлено под сомнение взрывоопасной ситуацией на Ближнем Востоке. Нестабильность в этом регионе уже привела к подрыву государственных институтов и целостности четырех стран: Сирии, Ирака, Йемена и Ливии. Из-за нарастающего кровопролития на Ближнем Востоке реальный и потенциальный крупный международный конфликт, казавшийся наименее вероятным еще десять лет назад, превратился в часть суровой реальности мировой политики. Вероятность конфликта между ведущими державами на протяжении многих лет была мала. Но события последних лет показали, что вероятность такого конфликта уже нельзя исключать - об этом говорит развитие ситуации в различных регионах мира, начиная с украинского кризиса и заканчивая территориальными спорами в Южно-Китайском море. Возможность такого развития событий перестает быть гипотетически допустимой, она становится реальной.

Как и во времена окончания "холодной войны", в ближайшие годы необходимо выработать эффективные международные механизмы разрешения потенциальных кризисов. Недавний инцидент со сбитым Турцией российским самолетом на сирийской границе должен послужить сигналом о возможности быстрой эскалации любого конфликта. Зона роста напряженности и вероятных конфликтов простирается от некоторых регионов постсоветского пространства, Ближнего Востока и Южной Азии к западной части Азиатско-Тихоокеанского региона, к северной части Индийского океана. Любой из этих регионов может в ближайшие десятилетия превратиться в площадку серьезного соперничества ведущих мировых держав. Развитие систем неядерных стратегических наступательных вооружений, а также рост уровня автоматизации систем управления и контроля одновременно с сокращением времени для возможных ответных действий увеличивает риск возникновения чрезвычайных ситуаций.

Необходимость расширять круг международного сотрудничества: Россия и Запад стоят перед лицом критического стратегического выбора. В долгосрочной перспективе США не могут позволить себе устаревшее видение мира, основанное на "исключительности". США также не могут позволить себе быть только тихоокеанской державой, даже несмотря на то, что этот регион становится новым центром мировой экономики. Политика на европейском направлении уже не может сводиться к предоставлению гарантий военной безопасности союзникам в Европе. ЕС пытается усвоить непростой урок, заключающийся в том, что окружающий мир не собирается разделять его постмодернистского видения международной политики и уже невозможно закрыться от "грома и молний" глобальной турбулентности. Россия также не может ограничивать сферу своей внешнеполитической активности постсоветским пространством и формированием пространства сотрудничества с Китаем в Евразии - она уже вынуждена стать активным участником развития событий в других регионах мира. Формирование инклюзивной трансатлантической и транстихоокеанской экономической архитектуры и пространства безопасности будет для России, США и КНР критически важной задачей в ближайшие годы. Уже сейчас ясно, что в ближайшие годы США, России, ЕС и Китаю придется предпринять совместные усилия по стабилизации и мирному разрешению кризисов и конфликтов в зоне глобальной нестабильности, которая простирается от так называемого "Большого Ближнего Востока" и Северной Африки и до Пакистана. Нельзя будет каждому отсиживаться в "своей песочнице". США придется пересмотреть идею своего первенства в мировой политике и принять статус первого среди равных (как говорили древние - primus inter pares). Им предстоит вместе с другими ведущими державами взять на себя ответственность за построение такой системы международных отношений, которая учитывала бы интересы других игроков, укрепляющих свои позиции, и их стремление играть более важную роль в мировой политике.

В формирующемся "постзападном" мироустройстве традиционные западные внешнеполитические подходы, такие как применение силы, для осуществления так называемого "права на защиту" и "продвижения демократии" вызывают жесткое сопротивление отнюдь не только со стороны авторитарных государств, но и многих развивающихся демократий, которые беспокоятся о сохранении национального суверенитета. Поиск путей учета различий между интересами и ценностями сможет укрепить мощь США эффективнее, чем попытки остаться единственной страной, диктующей правила международных отношений. Пора признать, что могущество каждого государства носит ситуативный характер и что решение глобальных проблем требует мобилизации всех, кто хочет и может внести свою лепту в укрепление глобальной стабильности и безопасности.

Необходимо быть готовым видеть предупредительные сигналы. Отказ принять новые реалии международных отношений приведет к гораздо более опасным альтернативным сценариям мирового развития. Худшим из такого рода сценариев для всех могло бы стать возрождение биполярности миропорядка в новом качестве: появление группировки вокруг Китая и России, которая противостоит Соединенным Штатам и их европейским и азиатским союзникам. В таком мире возможности США будут напряжены до предела. Вашингтон не мог справиться с ростом напряженности в отношениях с Россией и Китаем на фоне усугубляющейся нестабильности и конфликтов на Ближнем Востоке. В такой системе отношений Россия также может оказаться не только участником системной конфронтации с Западом, но и вынуждена будет втягиваться в конфликты, связанные с китайскими интересами. Еще более опасен был бы сценарий даже частичной изоляции России - снижение ее глобального политического и экономического влияния одновременно с усилением конфронтации с США означало бы для обеих держав расширение влияния третьих игроков - Китая, Индии и других укрепляющих свои позиции государств в Евразии. Обмен мнениями о силах, размывающих основы стабильности мироустройства после окончания "холодной войны", и диалог о путях сотрудничества в противодействии им могут вернуть чувство взаимной ответственности России и США, способствуя поэтапному формированию такого миропорядка, который бы учитывал интересы всех ведущих игроков. Нынешний острый кризис на Ближнем Востоке дает возможность наладить беспрецедентное сотрудничество по неотложной и острой проблеме, которая вызывает всеобщую озабоченность, начать взаимодействие, несмотря на наши принципиальные разногласия по другим вопросам. Он может стать первым шагом в налаживании новых форм сотрудничества ради общего будущего.

Последние новости