Новости

15.12.2015 20:50
Рубрика: Культура

Поклялись на крови

Большой театр совместно с англичанами впервые в России представил "Роделинду" Генделя
Премьеру генделевской оперы-seria в Большом театре подготовили в формате копродукции с Английской Национальной оперой (ENO), где на сцене лондонского "Колизеума" премьера "Роделинды" прошла в марте 2014 года. Теперь этот спектакль в постановке Ричарда Джонса, сценографа Джереми Герберта и дирижера Кристофера Мулдса будет идти на Новой сцене Большого театра.

Выбор лондонцев для совместной постановки "Роделинды" в Большом театре понятен: партитура написана Генделем в Лондоне в 1725 году, здесь же шлифовался его оперный стиль, здесь надежно сохраняются исполнительские традиции музыки барокко. В отличие от Большого театра, на чьей сцене генделевская партитура ставилась лишь раз - "Юлий Цезарь" 35 лет назад. Между тем у Английской Национальной оперы репутация не традиционалистского, а радикального театра, и сценическое прочтение старинной генделевской "Роделинды" не стало здесь исключением.

Действие генделевской оперы постановщики перенесли формально в эпоху муссолиниевских 40-х годов, а, по сути - в "подвал" современной цивилизации: с ее тревожным состоянием, политическими переворотами, растущей агрессией, фобиями, насилием и сохраняющейся в сокровенной части души ценностью - верностью. Это качество Гендель считал главным в героине оперы - лангобардской королеве Роделинде, которая сопротивляется узурпатору Гримоальду, свергшему ее мужа короля.

В спектакле Джонса на тему "верности" развернулась целая игра, не лишенная "черного юмора": попавшая в заложницы к Гримоальду Роделинда отвергает его, но поддразнивает из своей облупленной комнаты, строя физиономии перед зеркалом с видеокамерами, а поклонник-тиран, в свою очередь, неотрывно рассматривает ее по видео - в режиме онлайн. Персонажи в спектакле наносят в знак верности на тело татуировки-имена, а в финале устраивают ритуал "клятвы на крови" - режут ладони.

В ироническом антураже на первый план выходит другая тема - фобий, комплексов, нарастающей агрессии героев. Само пространство спектакля - подвал с обшарпанными помещениями, экранами, камерами или горящим неоновыми огнями баром, надрывает нежное течение генделевского музыкального потока с его бесконечной сменой ритурнелей и арий, живописующих чувства, страдания, тревоги героев.

Экстатическая вокальная красота, которую искусно воплощают певцы, приглашенные на московскую сцену - контратеноры Дэвид Дэниэлс (король Бертарид) и Уильям Тауэрс (Унульф), сопрано Дина Кузнецова (Роделинда) и меццо-сопрано Руксандра Донозе (Эдвига), тенор Пол Найлон (Гримоальд) и баритон Ричард Буркхард (Гарибальд), так же, как и мягкий шелест барочных смычков и звук клавесина в оркестре Большого театра, плавают высоким и отдельным генделевским "облаком" над мрачным и напряженным миром спектакля.

Свергнутый Бертарид, распираемый от ревности, обрушивает скопившуюся ярость на спасенного им же от убийства тирана Гримоальда. С немого Флавия (Мэтт Кейси), мазохиста, снимают ремни.

Криминальные разборки, допросы, пытки, взрывчатые вещества, окровавленные ножи - это мир актуализированной "Роделинды", итогом которой становится в спектакле не торжество победившей все трудности верной любви, а страшное превращение тихого немого Флавия (Мэтт Кейси), наследника короля, в тирана.

Пожалуй, доза "актуальности" новой "Роделинды" оказывается слишком уж концентрированной.

Культура Театр Драматический театр Большой театр Гид-парк Классика с Ириной Муравьевой
Добавьте RG.RU 
в избранные источники