Новости

15.12.2015 20:00
Рубрика: Власть

Найти гектар под солнцем

Юрий Трутнев о новых городах на Дальнем Востоке, ценах на авиабилеты и росте зарплаты
Пожалуй, ни в одном регионе страны не произошло в этом году столько событий, сколько на Дальнем Востоке. Причем, многие из них отнюдь не местного значения. Здесь создаются исключительные условия для бизнеса и жизни. В воздухе - предчувствие "золотой лихорадки".

С подробностями для "Российской газеты" - вице-премьер - полномочный представитель Президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев.

Юрий Петрович, самая обсуждаемая в народе тема последних месяцев - это бесплатный дальневосточный гектар. На сайте, где идет пробный отбор участков, уже зарегистрировались больше 30 тысяч человек. Кого больше это интересует - местных жителей или из других регионов?

Юрий Трутнев: Больше местных. Но это пока тестовый режим. Реальную картину мы получим тогда, когда начнем выделять участки, с мая будущего года.

Полная статистика получится после того, как мы сделаем выделение участков возможным для всех жителей России. Думаю, надо вводить закон постепенно. Сначала создать полигоны для апробирования. Затем в течение какого-то срока, например, трех месяцев распределять участки только среди местных жителей, из уважения к ним. В Хабаровском крае - для хабаровчан и так далее. А дальше открыть ворота полностью для всех граждан страны.

Хотя дальневосточный земельный проект очень многим интересен, но не все готовы броситься в него с головой. Особенно, если думать о переезде.

Юрий Трутнев: Бросаться-то никуда не надо. Давайте попробуем разобраться по порядку. Если мы говорим о жителях Дальнего Востока, то первое - они Дальний Восток хорошо знают. У них есть любимые места, они понимают, где и чем они хотели бы заниматься, где бы они хотели жить.

Для них это гораздо более понятный сервис. При этом планы у всех совершенно разные. Я со многими людьми говорил, задавал вопрос: как вам это, интересно? У всех свои идеи. Совпадений нет ни в одном случае.

Мне кажется, это замечательно. Странно было бы, если бы мы в Москве придумывали, как люди там будут жить.

Каждый человек определяет свою судьбу и здесь самое главное, мне кажется, просто активность человека, его интерес к тому, чтобы что-то делать на земле, его интерес к тому, чтобы дети его хорошо жили. Если такая активность есть, то земля в любом случае - мощный фактор экономического развития. Без земли ничего невозможно сделать в предпринимательстве.

Решат 100 семей жить на "дальневосточных гектарах" в одном месте, им проведут дорогу, электричество

Дальневосточники сами будут определяться, чем им заниматься. Им только мешать не надо. По другим территориям страны чуть сложнее, потому что это может быть связано с переездом. Переезд - это всегда серьезное решение для любого человека. Могу сказать одно: мы будем всячески поддерживать, создавать условия, чтобы людям хотелось переехать на Дальний Восток. Уверен, что сегодня это та территория России, где люди смогут быстрее реализовать свою активность.

Во-первых, там нет такого заполненного рынка, как в центральной России. В Москве, например, все ниши заполнены, и место под солнцем трудно найти. Сначала надо сильно кого-то раздвинуть плечами. На Дальнем Востоке ситуация другая - выбирай и работай, там и территории есть, и экономический простор. Во-вторых, мы за этот год много сделали с точки зрения институтов развития: ТОРы, поддержка местных проектов, свободные порты, работа Фонда развития Дальнего Востока... Все это создает довольно серьезную систему поддержки, которая принципиально отличает инвестиционный климат на Дальнем Востоке от инвестиционного климата в других частях страны.

Вы сказали, что будете поддерживать переселенцев. Как?

Юрий Трутнев: Во-первых, есть всевозможные действующие программы, которые просто надо заточить под закон о дальневосточном гектаре. Есть подъемные, есть программы поддержки малого бизнеса, в частности, по приобретению сельхозоборудования.

Для тех, кто захочет переселиться на Дальний Восток, очень важный вопрос - жилищный. Я дал поручение министерству по развитию Дальнего Востока совместно с Агентством по ипотечному жилищному кредитованию проработать вопрос об особой ставке ипотечного кредита для переселенцев. Пока не могу назвать конкретную цифру - она сейчас просчитывается, но точно это будет максимально льготная ставка, самая лучшая в стране.

Заманчиво. Но не получится ли, как в некоторых регионах с бесплатной землей для многодетных семей - участки дали, а инфраструктуры нет, и люди стали отказываться.

Юрий Трутнев: Желаний много, но они должны совпадать с нашими возможностями. С одной стороны, мы заинтересованы в том, чтобы люди не просто нашли себе место и построили избушку. С другой, понятно, что к каждому участку дорогу не проложишь.

У меня на этот счет есть предложение: если соберется большое количество семей, скажем, сто и решат обосноваться в одном месте, то мы можем подумать о том, чтобы подвести туда инфраструктуру - дорогу, электричество. Делают коллективную заявку, и мы решаем вопрос. Это прообраз новых населенных пунктов.

Законопроект о дальневосточном гектаре внесен в Госдуму. Но вы его до сих пор дорабатываете. Что в нем не так?

Юрий Трутнев: Все так, но есть риски, которые сейчас, на старте, необходимо хеджировать. Это, в частности, пересечение с законом о дачной амнистии. Есть неоформленные права на земельные участки, нет сформированных границ в государственном кадастре недвижимости. Поэтому обязательно выставим все участки в публичном доступе, дадим срок, чтобы люди могли заявить свои права на не оформленный участок, сделаем пилотный проект, войдем в процесс постепенно, с учетом ошибок и проблем, если они будут возникать.

По времени этот проект с землей ограничен?

Юрий Трутнев: Нет никакого смысла ограничивать этот проект. Земли на Дальнем Востоке, да и в целом в нашей бескрайней стране пока достаточно, чтобы людям работать и развиваться. Ограничений я не вижу. Это не какая-то кампания - давайте на три месяца или на год объявим, а потом закроем. Нет, конечно. Зачем? Люди работать хотят всегда, возникают новые мысли, новые идеи, ситуация на рынке меняется. Надо оставить им эту возможность.

Свое - ближе

Ключевой вопрос для развития макрорегиона - это транспортное сообщение. Мы все знаем, какая ситуация сложилась на Дальнем Востоке после банкротства "Трансаэро". Вы недавно провели совещание, где речь в основном шла о субсидировании авиаперевозок. Понятно, что в данный момент это абсолютно необходимо. Но, наверное, невозможно субсидировать авиаперевозки бесконечно. И если говорить о перспективе, о стратегическом развитии, то, наверное, есть и какие-то другие решения вопроса.

Юрий Трутнев: Вопрос абсолютно правильный, мне тоже очень не нравится механизм субсидий сам по себе. Но в данном случае мы субсидируем сегодня недостаток уровня жизни. Если бы у всех была зарплата 2 тысячи долларов в месяц, то, наверное, субсидировать ничего бы не приходилось. Но она там не такая.

Я не зря упомянул доллар. Проблема в том, что около 70 процентов расходов авиакомпаний привязаны к стоимости валюты. Мы ведь перевозим людей большей частью на иностранных воздушных судах. Соответственно лизинг платится в валюте, приобретение судов - за валюту. Обслуживание - это тоже валюта. Все, что связано с долларом и евро, возросло по отношение к рублю, а заработная плата уменьшилась. Не обращать на это внимание невозможно, этот разрыв надо как-то сокращать. Но если говорить о том, как выходить из ситуации, то выход один - надо строить свои самолеты.

Надо добиваться того, чтобы как можно больше мы сами могли использовать свой рынок и как можно меньше зависели от зарубежных поставок. Россия же всегда была инновационной державой, мы же умеем строить замечательные истребители. Надо авиастроением серьезно заниматься. Я дал поручение минтрансу создать рабочую группу совместно со всеми заинтересованными участниками процесса и подготовить конкретные предложения, как сделать регулярные авиаперевозки на Дальний Восток доступными для граждан.

Второе - надо развивать экономику как таковую, чтобы люди получали большую заработную плату, чем мы сейчас на Дальнем Востоке занимаемся. Прежде всего мы должны создать современные конкурентные предприятия, на которых люди будут получать нормальную зарплату. А у нас сейчас заявок на такие предприятия в девяти ТОРах - 75. Неплохая история. Их еще надо построить, но их уже 75, это хорошо.

Китайцы предлагают свои услуги по перевозкам наших авиапассажиров в регионе. Как вы на это смотрите?

Юрий Трутнев: Мне эта идея не очень нравится. Помните, мы когда-то долго и сильно боролись за вступление в ВТО. Нам навязывали правила: вот здесь нельзя защитные меры, здесь надо подвинуться, освободите весь рынок для конкуренции. Нам говорили, что это святые мировые принципы экономического сотрудничества. И если мы их не примем, то нам никогда к свету и солнцу уже не дойти. Мы их приняли.

Дальний Восток сегодня - это та территория России, где люди смогут быстрее реализовывать свою активность

Вдруг оказалось, что они ни для кого не имеют никакого значения. Как только что-то чуть-чуть в мире поменялось, все наши уважаемые менторы о них забыли. Вывод очень простой: есть международное сотрудничество, надо уважать другие страны, стараться с ними налаживать экономические отношения, но прежде всего вся работа правительства страны должна быть нацелена на защиту собственных национальных экономических интересов.

Мы должны делать так, например, чтобы были лучшие условия для нашей рыбной ловли на Дальнем Востоке. Не для корейских судов, не для китайских, а для наших. Наши деньги должны получать наши перевозчики и так далее. Весь мир борется за чужие рынки. Но если еще и свой отдать, тогда возникает простой вопрос, а жить за счет чего? За счет нефти и газа уже как-то сложно получается. Мне кажется, что у нас сейчас время, с одной стороны, очень сложное, а с другой стороны, это такой хороший вызов и шанс перестроить экономику по-нормальному.

Стараюсь смотреть больше вперед, чем назад

В этом году на Дальнем Востоке произошло огромное количество событий. Что из них, на ваш взгляд, самое важное? Может быть, даже вы чем-то гордитесь?

Юрий Трутнев: Гордыня, говорят, - грех. Я стараюсь смотреть больше вперед, чем назад. Работа только началась. Работа огромная.

Если говорить о результатах, то самым главным результатом я вижу то, что нам удалось создать модель развития Дальнего Востока, основанную на привлечении частных инвестиций. Не деньги из бюджета, деньги выпрашиваем и на них чего-то строим. Это не лучший путь. Мы создали модель, в которой бюджетные деньги являются только инструментом для создания инвестиционного климата, а главными деньгами являются деньги инвестора.

Это важно не только потому, что инвестиционных денег больше, это важно еще и потому, что они управляются по-другому. Когда мы только создаем условия - дороги строим, линии электропередач тянем, ТОР собираем, еще что-то, а вкладывает деньги бизнес, то бизнес за этими деньгами будет очень внимательно следить. Во-первых, сам у себя предприниматель не ворует, во-вторых, он внимательно следит за каждой копейкой. Это его дело. Это будущее его семьи, коллектива, который ему доверился.

Это правильная система развития. И этот результат вполне можно посчитать. Мы сегодня располагаем в программе средствами в объеме 42 миллиарда рублей. Это уже сформировавшиеся соглашения о создании новых предприятий, новых проектов. На эти 42 бюджетных мы привлекли 450 частных. То есть мы можем смело говорить, что уже созданы условия для привлечения практически полтриллиона частных инвестиций в регион. Это самая правильная история. Для этого пришлось сделать так, чтобы Фонд начал работать. Для этого пришлось принять новые законы о территориях опережающего развития, о свободном порте, начала работать правительственная комиссия по инвестпроектам. Все вместе это привело к таким результатам.

Дальше нам надо просто эту модель развивать, она еще только формируется. И у бизнеса еще будет достаточно вопросов. И у нас еще будут вопросы к бизнесу. Во всяком случае, в целом у нас такая история, что на один рубль бюджетных вложений приходится 11-12 рублей частных инвестиций. Это хорошее соотношение. Мы можем с кем угодно конкурировать.

Вы недавно говорили, что пока мало желающих стать резидентами свободного порта Владивосток. При том, что там создаются прекрасные условия по сравнению с остальной Россией. Как вы это объясняете? Что им еще не хватает для счастья?

Юрий Трутнев: Ответ на этот вопрос мы сейчас ищем. Могу сказать одно со всей уверенностью: мы его найдем. Механизм свободного порта запустим. В этом сомнений нет никаких. Сейчас надо убрать преграды и шероховатости.

Какие сейчас видно проблемы? Некоторые режимы являются отложенными. Например, у нас вроде как бы свободная таможенная зона, только таможне, чтобы эта свободная зона начала работать, надо определенное время. И это в законе было предусмотрено, что они не сразу запускают режим. У нас пункты пропуска на границе начинают работать в 24-часовом режиме, а для этого нужно людей новых набрать. Для этого тоже нужно время.

Режим выдачи виз на границе сейчас проходит согласование. Что такое свободный порт? Это территория, где ты меньше платишь налогов и где ты меньше сталкиваешься с административными процедурами, где они быстрее проходят. Но для того чтобы бюрократические процедуры проходили быстрее, надо перестроить всю систему государственного управления в этой части, потому что для той же таможни рискоориентированный подход - это другая жизнь. Это не всех подряд проверять, а предварительно собирать информацию, ловить именно тех, кого надо ловить, а не разбирать на части каждый контейнер.

Но у нас нет выхода. Если рядом есть Китай, Корея, Япония, Сингапур, где таможня работает быстро, а наши будут работать медленно, просто суда к нам не зайдут. Поэтому мы это делаем - я никакого в этой части сопротивления не чувствую, люди понимают, что эту задачу надо решить, двигаются немного медленнее, чем хотелось бы, но уверен, что мы это все решим.

Это первая проблема. И, конечно, люди имеют право ждать. Они говорят: вы все доделайте до конца, а мы потом к вам придем. Народ не спешит занимать место, пока еще не понятно, что получим, кроме налоговых льгот. Хотя, честно сказать, я ждал чуть более быстрой реакции, потому что все-таки налоговые льготы немалые.

Боюсь, что там есть еще одна причина, которая заключается в работе местных властей, потому что в первую очередь люди приходят с новыми проектами в администрацию. А администрация не так быстро и оперативно работает с бизнесом, как хотелось бы. Им надо учиться, а нам надо создавать параллельный "зеленый коридор" входа в Корпорацию развития, а она тоже находится в стадии становления. Она только что создана, только штатами комплектуется. Поэтому это естественная реакция на то, что мы отлаживаем механизм, люди пока присматриваются.

Законопроект о свободных портах Дальнего Востока уже прошел нулевое чтение, хотя только в сентябре президент дал поручение - распространить режим свободного порта на другие порты региона. Но не спешим ли мы, если еще с Владивостоком ничего не отладили, а мы уже за другие порты готовы взяться?

Юрий Трутнев: У меня здесь весьма совпадающая с вашей позиция. Я очень не люблю продекларированных и невыполненных обещаний со стороны органов государственной власти. Плохая история, она доверие разрушает. Поэтому, если мы сейчас что-то сказали, мы обязательно должны сделать.

На 42 млрд рублей из бюджета под дальневосточные проекты привлекут почти полтриллиона частных инвестиций

Конечно, мне было бы гораздо комфортнее довести до конца свободный порт Владивосток, запустить его, понять, как это работает, убрать все риски, убрать все препятствия. И тогда этот опыт мультиплицировать. Но я же не один живу и работаю, коллеги-губернаторы с полным основанием говорят: нам сейчас тоже режим нужен, нам надо двигаться, работать, вы сейчас создали преимущественные условия для развития Владивостока, а чем хуже Хабаровск, Петропавловск-Камчатский, Южно-Сахалинск, Ванино или Корсаков. Их тоже надо развивать.

Мы здесь точно столкнемся с проблемой, связанной с некоторой задержкой сроков ввода всех портов, потому что сейчас найти такой ресурс на все порты, просто административный, управленческий будет сложно. Здесь механизм только один: территорию - губернаторам. Если губернаторы смогут взяться за это двумя руками как за свой приоритет, а мы, отлаживая Владивосток, будем у них на подмоге, то история может получиться хорошей. Во всяком случае, каких-то системных рисков я не вижу. Риски могут быть только в том, что с каким-то одним-двумя портами зависнем, они будут дольше отлаживаться. Ну, напишут в газетах, что мы плохие люди, долго вводим - переживем. Главное, что движение вперед все равно будет. Какие-то порты пойдут быстрее - я губернаторов на Дальнем Востоке за это время уже хорошо изучил. Есть люди, которые точно умеют работать, и думаю, что они справятся при минимальной помощи с нашей стороны. Можно их ставить и во главе наблюдательных советов, и ничего плохого там не произойдет.

Дом для "Звезды"

А что на "Звезде" сейчас происходит?

Юрий Трутнев: Работа по созданию судостроительного комплекса в большей степени находится в ведении моих уважаемых коллег. Курирует ее Дмитрий Олегович Рогозин. Мне там поручены вопросы, связанные с обеспечением будущих работников жильем.

У нас есть программа, в рамках которой должно быть построено жилье для 7 тысяч работников "Звезды", а с учетом членов их семей - почти для 17 тысяч человек. Причем это жилье должно быть максимально доступным по цене и, конечно, комфортным. Должна быть создана современная инженерная и социальная инфраструктура. Необходимо, чтобы работник "Звезды", приехав в Большой Камень, захотел остаться жить на Дальнем Востоке, стал полноправным жителем макрорегиона.

В этой программе будут принимать участие администрация Приморского края, Агентство по ипотечному жилищному кредитованию, министерство по развитию Дальнего Востока и Фонд развития Дальнего Востока. Все эти организации мы связали вместе. Почему? Потому что задача большая, непростая. Ни одно ведомство отдельно эту задачу решить не в состоянии. Мы собрали всех вместе и сказали, что каждый должен найти себе место в этой программе, и расписали все это и по годам, и по суммам. Начато проектирование.

Да это же буквально завтра нужно начать строить!

Юрий Трутнев: Первые дома должны быть сданы в 2017 году.

А где будете брать кадры для "Звезды", для других предприятий? Внутренних резервов, похоже, не хватит.

Юрий Трутнев: Построить предприятие не очень сложно. Гораздо сложнее определить его нишу на рынке, сделать его конкурентным, экономику выстроить. Мы сейчас сталкиваемся с тем, что процессы, связанные с поддержкой строительства предприятий, надо сильно сопровождать с социальной точки зрения.

Вот я сказал: 75 предприятий. А работать там кто будет? Это, конечно, вопрос к собственникам. Собственник будет думать о том, какую зарплату сделать, чтобы человек приехал, какие условия предоставить для найма жилья. Потому что, проинвестировав свои деньги в строительство какого-то завода, он же прекрасно понимает: если туда никто не придет работать, то шансы на успех равны нулю. Но это как с экономикой. Мы ведь в экономике тоже какое-то количество времени исходили из того, что рынок сам все разрулит. Что самолеты будут летать, суда кто-нибудь построит, машины сделают и т. д. Почему-то не получается. Вдруг мы с удивлением обнаружили, что во всем мире государство способствует этим процессам, как бы не говорили о рынке.

Мы ровно этим сейчас на Дальнем Востоке занимаемся, все инструменты ровно про это. То же самое с социумом и с обществом. Если мы все это возложим на бизнес, наш бизнес не сможет быть конкурентным.

Поэтому сейчас в Послании президента прозвучала задача, связанная с развитием Комсомольска-на-Амуре. О чем она? О том, что у нас уже есть конкурентные производства, в частности, современный авиастроительный комплекс. Но если мы не создадим условий для жизни людей рядом, то когда-нибудь у этого завода возникнут очень большие проблемы. Приглашая новых специалистов, им надо сказать, как они будут жить, в какие школы и садики будут ходить их дети, где будут заниматься спортом, куда обратятся в поликлинику. И на эти вопросы бизнес не ответит. Если мы сегодня возложим эту нагрузку на Комсомольский-на-Амуре авиационный завод имени Ю.А. Гагарина или на судостроительный завод, можно забыть об этих заводах. Поэтому здесь мы обязаны помочь, и эта работа уже началась, она будет продолжена на правительственной комиссии во Владивостоке.

Недавно создано Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке. Совершенно новая структура для нас. Как технически будет выглядеть работа агентства? Допустим, вы агентство, я бизнес. Я собираюсь построить некое предприятие, прихожу к вам и говорю: мне понадобится 5 тысяч человек, вы мне сможете их предоставить? Или я сам должен где-то по стране бегать и искать?

Юрий Трутнев: Не так. Хедхантингом пусть занимаются люди на рынке. Мы должны создать условия для обучения людей. Для этого есть соответствующие программы минобрнауки. Надо посмотреть, какие новые учебные заведения открыть, как они должны корреспондироваться с тем профилем экономики, который возникает на территории. Это одно направление. Второе - привлекательные условия жизни. Я не случайно привел в пример Комсомольск-на-Амуре, потому что его обозначил президент как задачу для всего правительства, и ее решить будет проще. Но нам таких задач придется еще много решить.

Задачи агентства - повышать квалификацию местных жителей, помогать привлекать специалистов из других частей страны и других стран, создавать для них хорошие условия. Во всем мире это делают обязательно. Никто не строит предприятия, не заботясь о том, кто на них будет работать.

Планы и перемены

В этом году во Владивостоке впервые прошел Восточный экономический форум. Оправдал ли он ваши ожидания? Может быть, на следующий год в нем что-то нужно изменить, в форме или в содержании? Вы несколько раз подчеркивали, что форум в этом году прошел без единой государственной копейки, все за счет частных инвесторов. Вы не исключаете такую ситуацию, что придется на будущий год просить денег из казны на его проведение?

Юрий Трутнев: У нас таких планов нет. Я думаю, мы с задачей финансирования и подготовки форума на будущий год справимся. Что же касается результатов форума, то у подавляющего количества участников вывод простой: форум проходил в нужное время и в нужном месте. Он был востребован, это относится и к российским, и к зарубежным участникам.

Что нужно изменить? Вы знаете, все такие вещи должны быть живыми. Точно не надо менять какие-то базовые принципы. Мы будем говорить по большому счету о том же самом - об инвестиционной привлекательности Дальнего Востока. Но мы и в другой точке окажемся. За этот год, который пройдет, очень многое из того, что на форуме было просто листами презентаций, обретет плоть. Мы должны сделать все возможное, чтобы форум 2016 года был форумом не чиновников, рассказывающих о том, какие условия они для бизнеса создают, а форум бизнесменов, которые пришли на Дальний Восток, реализуют с поддержкой государства проекты, рассказывают об этом другим инвесторам, приглашают их работать вместе. И говорят нам, что мы делаем неправильно. О том, что еще надо еще сделать со стороны государства, со стороны правительства для того, чтобы они работали эффективнее, быстрее, прибыльнее. Форум про это.

Прошедший форум очень важен с точки зрения того, что он открыл первую страницу книги. Там написано: на Дальнем Востоке появились новые условия для инвестирования, и мир об этом слегка услышал. Кто-то задумался, кто-то уже сегодня приехал. У нас ведь удивительные вещи после форума произошли. Например, приезжают россияне и говорят: мы всю жизнь работали не в России, мы предприятия за рубежом построили, мы вас послушали, посмотрели, хотим здесь построить предприятия. Вы нам поможете? Конечно, поможем, вперед! Это пока тоненький ручеек, но очень важный. Потому что, если мы создадим условия для реэкспорта российского интеллекта в Россию, тогда мы победили, вне всякого сомнения.

Какие нас ждут события на Дальнем Востоке в следующем году, помимо второго форума? Есть новые идеи?

Юрий Трутнев: Прежде всего просто надо продолжить то, что мы начали. ТОРы. Мы одно предприятие запустили и, слава богу, но нам надо запускать все территории. Надо сделать все возможное, чтобы этот запуск в значительной части прошел в 2016 году. Это сложно будет сделать, у нас только стадия проектирования занимает по полгода.

Мы только начали формировать территорию опережающего развития на острове Русский. Она сложная, мы там хотим собрать интеллект. У нас остров Большой Уссурийский висит. Там не дешевая история. Большой Уссурийский чисто за счет частного бизнеса развить не получится. Для начала его надо сделать непотопляемым, построить защитные сооружения. По свободному порту надо добиться того, чтобы он заработал в полную силу. Надо, чтобы в полную силу заработали институты развития, чтобы они приносили пользу, а не были лишней чиновничьей надстройкой. Я уже не говорю о земле - сложная тема, нам надо добиться, чтобы она начала работать. Скажу честно, идеи новые есть, но я о них пока молчу из-за аккуратности, потому что надо старые все запустить. Да и не очень хочу говорить о планах, пока не пойму, что они точно сбудутся.

Последние новости