Новости

16.12.2015 20:41
Рубрика: Культура

Под венский вальс

Евгений Дога, Александр Сокуров, Николай Бородачев, Евгений Герасимов и Владимир Тумаев о премьерах российских фильмов в Австрии
Венские дни российского кино, в третий раз подготовленные и проведенные Госфильмофондом России в канун Рождества в столице Австрии, уже начинают обретать свою фестивальную биографию.

В этом году ее определяло не только знаковое присутствие кинорежиссера Александра Сокурова, представившего свой фильм "Франкофония. Лувр под немецкой оккупацией", но и выступление композитора Евгения Доги, открывшего новые музыкальные страницы российского фестиваля. И, разумеется, австрийские премьеры российских фильмов. В числе которых, помимо "Франкофонии" Сокурова, особенно тепло в Вене были восприняты шукшинские рассказы, объединенные актером и режиссером Сергеем Никоненко в фильм "Охота жить" с Валерием Бариновым и Станиславом Любшиным в главных ролях, и картина Владимира Тумаева "Белый ягель", переносящая зрителей из красочной австрийской столицы на просторы нашего Крайнего Севера. Ретроспектива фильмов из золотой коллекции Госфильмофонда дополняла разнообразную премьерную программу. Проходили дни российского кино в Вене в кинотеатрах "Кюнстлерхаус-кино", "Бург-кино" и в российском центре культуры в Австрии. "Четыре дня в Вене показывали российские премьерные фильмы и ретроспективы. Никто не пришел случайно, - отметил посол России в Австрии Дмитрий Любинский. - Традиция проведения дней российского кино была заложена давно, и я рад, что каждый год нам удается ее продолжать, что мы и дальше будем делать".

Какими эти венские дни запомнились участникам событий? О премьерах российских фильмов в Австрии рассказывают композитор Евгений Дога, режиссер Евгений Сокуров, генеральный директор Госфильмофонда России Николай Бородачев, актер и депутат Евгений Герасимов и режиссер Владимир Тумаев.

Евгений Дога, композитор:

- В программе были собраны шедевры российского кино, которые Госфильмофонд привез показать в Европу, чтобы мы, зрители, ощутили, что мы одинаково хотим дружно жить, любить и радоваться жизни. Я благодарен, что меня пригласили как кинокомпозитора, потому что у меня огромная часть моей жизни связана с кино, собственно, из кино я вышел. И я рад, что получил возможность еще раз побывать на родине моих учителей - Бетховена, Шуберта, Моцарта, Гайдна, и поклониться этим великим именам, которые украшают духовный мир истории уже на протяжении многих столетий. Для меня Вена это символ, потому что в Вене вся музыкальная классика складывалась. Если бы я это знал с детства, я бы стремился туда, и, может быть, и сам стал бы классиком… Ведь все мы художники - эгоисты. Мы любим, чтобы нас слушали, чтобы нас знали, чтобы нас почитали. Потому что иначе какой смысл появляться в этом мире, если ты никакого следа не оставишь? Художник должен быть амбициозным. Я первый раз в Вене был еще в 71-м году. Это потрясающе заманчивый город, не случайно сюда стекаются все лучшие музыкальные силы. И мне приятно еще побывать именно в этом году в Австрии, потому что мне присвоили звание академика европейской Академии искусств в Зальцбурге.

Я знаю, здесь много молдаван, которые поют в венской опере. Конечно, я с завистью смотрю на Венский оперный театр, где мне бы хотелось видеть поставленной свою оперу "Диалоги любви", или же балет "Венера", который шел в наших театрах на постсоветском пространстве и был показан во всех крупнейших городах Советского Союза. Сейчас он не идет, потому что я его запретил, когда начали делать модернизацию, чего я не люблю, поскольку считаю, что классический балет должен оставаться неприкосновенным.

Александр Сокуров, режиссер:

- Фильм "Франкофония" - о европейской истории, хотя сделан с русскими настроениями. Мы пытались об истории говорить художественным языком. Не политическим, не публицистическим. Ведь я не политик, и не публицист, я художественный автор. Так, как я умею, так я это и выражал. Может быть, это не очень характерно для нашего времени, потому что сегодня резкие политические заявления в области кинематографа или разоблачительные высказывания более популярны. Но любое историческое или культурное является очень сложным. Я еще раз убедился в этом, когда занимался исследованиями документов и кинохроники периода Второй мировой войны, - Вторая мировая война куда сложнее, чем мы сегодня с вами ее представляем. И это видно по результатам Ялтинской конференции, по тому, с каким трудом она далась всем, - очень и очень тяжелая процедура была…

Сегодня я рад видеть такое доброе отношение к моей великой родине через уважительное и внимательное отношение к российскому кинематографу. Мое появление в Вене - это событие для меня, потому что это труд понимания. Я люблю говорить это словосочетание, "труд понимания", потому что всегда трудно понять другого человека. А уж если он откуда-то из далека, то это совсем не просто… Для меня большая честь участвовать в Днях российского кино, и большая честь быть выделенным Госфильмофондом. Мне кажется, что главная задача кино и режиссеров всех стран мира - все же просветительская работа, а наш Госфильмофонд - вершина этой деятельности. Это один из самых живых, реальных и полезных музеев, какие я вообще в своей жизни знаю. Обычно музеи воспринимаются как нечто статичное, замкнутое и какое-то ортодоксальное. Госфильмофонд, к счастью, ничем подобным не является, это живой организм, живое существо, единственное, которое позволяет нам, кинорежиссерам, не возгордиться и понимать, что и до нас создавались произведения, и, слава богу, будут создаваться и после нас. А когда идет речь об участии Госфильмофонда в реальном кинопроизводстве, не надо забывать, что, по сути, без него не может обойтись ни один проект, который может оказаться исторической работой. Потому что мы всегда соотносим то, что мы собираемся делать, с тем, что есть в Госфильмофонде. Я много раз там бывал, смотрел и игровое, и документальное кино. Ведь большая часть всех серьезных картин находится в Госфильмофонде. Я надеюсь, на меня не обидятся, что я назвал Госфильмофонд музеем - в моем представлении это высшая категория. Я по первому образованию историк. И я, наверное, в основном, историк, а уже потом режиссер и так далее; поэтому для меня музей, собрание, охранная государственная деятельность, которая выражается через музеи, является в высшей степени достойной. Кто бы мы вообще были без музеев? Кто бы мы были без людей, которые утверждают гуманистические и гуманитарные идеалы, кто бы мы были?..

Николай Бородачев, генеральный директор Госфильмофонда РФ:

- Мы благодарны австрийскому правительству за то, в каком отличном состоянии содержится монумент советскому солдату-освободителю, победителю над фашизмом. Когда бы я не приходил к памятнику поклониться, там всегда лежат живые цветы.

Что же касается дней российского кино - это уже третий кинофестиваль, который мы проводим в Вене. И мы очень рады, что нас принимают здесь с теплотой и очень душевно. Госфильмофонд Российской Федерации - это государственная киноколлекция, которая насчитывает около 70 тысяч наименований кинофильмов и более миллиона роликов. Начиная с первого фильма братьев Люмьер 1896 года, и заканчивая сегодняшними произведениями, которые выпускаются во всем мире, и в том числе и в России. Держать эту коллекцию, не знакомя с ней зрителей разных стран, конечно, преступно. Поэтому мы, начиная с 2005 года, занялись популяризацией нашей коллекции и российского кинематографа. Мы проводим кинофестивали во всех европейских странах, в Латинской Америке, в Соединенных Штатах Америки, в Азии, в общем-то, во всем мире. В 2014 году мы показали более 1 тысячи 400 советских и российских кинофильмов за рубежом. Это большая цифра. И я сомневаюсь, что кто-то еще может похвалиться чем-то подобным. Существенное уточнение. Госфильмофонд Российской Федерации является государственной организацией и финансируется, в основном, из бюджета. Но мы являемся самыми крупными правовладельцами в области кино во всей Европе и в мире. Авторские права всех киностудий, которые работали на территории Российской Федерации до развала Советского Союза, то есть до 1992 года, принадлежат Госфильмофонду, за исключением киноконцерна "Мосфильм" и киностудии "Союзмультфильм", которой мы временно уступили авторские права на мультипликацию. И от поступления финансовых средств от авторских прав мы и проводим мероприятия по всему миру.

Отдельно необходимо упомянуть советскую и российскую анимацию. Я хотел бы процитировать папу римского Иоанна II, который говорил, что если вы хотите воспитать детей в духе морали, доброты и порядочности, то им надо показывать российские мультфильмы. И когда мы делаем фестивали за рубежом, обычно включаем отечественную анимацию в программу. Дети после наших сеансов приходят в восторг. Приведу пример. Мы ежегодно проводим кинофестиваль в Ницце. Последний раз мы запланировали там пять киносеансов анимационного кино, но через два дня мэр Ниццы позвонит и попросил: пожалуйста, дайте еще два дополнительных сеанса. Мы согласились. Через некоторое время опять раздался звонок: нужно еще три сеанса, залы не вмещают всех желающих. Мы опять согласились, а в конце фестиваля подарили им эти анимационные фильмы.

Все, что было создано, все исходники, первоисточники, негативы, хранятся в Госфильмофонде. Это равносильно сравнению с Ленинской библиотекой, с Эрмитажем. То есть это наше национальное кинобогатство, и это самая большая государственная киноколлекция в мире. И в Европе, и в мире ходит поговорка, что если вы потеряли надежду найти какой-то старый фильм, обратитесь в Госфильмофонд России - там есть все. И это действительно так. Например, шесть лет мы работали по запросу Федеративной республики Германии, восстанавливали их фильмы, которые хранятся в нашем архиве. Это был практически весь киноархив Гитлера. Мы много делали японцам, около семи лет восстанавливая и копируя кинофильмы, которые у них были утрачены. Сейчас мы передали десять оцифрованных фильмов Соединенным Штатам Америки, которые тоже у них были потеряны. Деньги были выделены президентом Владимиром Путиным, и он подарил им эти десять фильмов. А вообще у нас хранятся 60 американских кинолент, которые в самой Америке не сохранились - это картины, которые в один самых тяжелых исторических моментов для нашей страны, в период с 1919 по 1929-е годы, были куплены за золото России.

Конечно, мы меняем формат проведения кинофестивалей. Если раньше мы показывали только кинофильмы, то сегодня в наших днях принимал участие великолепный композитор Евгений Дога, который написал музыку более чем к двумстам кинофильмам. На следующий год в рамках фестиваля мы привезем какого-нибудь художника и организуем выставки. Я думаю, это тоже будет интересно.

Евгений Герасимов, актер, режиссер, депутат Мосгордумы:

- Я трижды снимал в Вене, и всегда чувствовал внимание и заботу. Первое кино я сделал еще в советское время, оно называлось "Поездка в Висбаден". Не случайно, потому что в Вене есть то, чего уже не найти в Висбадене - настолько там все осовременено… Уже в наши дни я отказывался от работы режиссера и актера, но не так давно так уж вышло, что я вынужден был сам снять и сняться в фильме о Савве Мамонтове. Я поддерживаю меценатство в нашей стране, и ставлю как пример этого человека перед нашими олигархами, которые могли бы тоже вкладывать свои средства в русскую культуру. Фильм о Савве мы делали и в Италии, но часть венской культуры я не мог не запечатлеть в этой картине, и несколько эпизодов фильма о Савве сняты в Вене.

И один из современных фильмов о разведке - "Туман рассеивается" - я тоже снимал в Вене. Пытался в нем, как мне казалось, очень важные темы поднять, предлагал их другим режиссерам, но в последнюю минуту они ушли на более дорогие проекты, и мне пришлось самому это делать. Вот видите, как только у меня возникает проект, меня все время тянет в Вену…

Два слова о моей работе в Думе. Сегодня коммерческий кинематограф лидирует, он заполонил и Европу, и Россию. Это закономерно - кинотеатры частные, им надо зарабатывать. Очень мало остается места для фильмов, которые были бы лицом российского кинематографа, и где в центре есть человек, душа, и есть темы, которые волнуют глубже, чем эффектные трюки. Не так давно председатель Государственной Думы Станислав Говорухин вышел с предложением о том, чтобы в кинотеатрах, принадлежащих Москве, а их немного осталось - 15 кинотеатров, показывать содержательное отечественное кино. Чтобы наши выдающиеся кинодеятели, творцы, предложили бы по 10-20 картин, которые они рекомендовали посмотреть зрителю, и из этого бы списка была сформирована афиша. Но это невозможно сделать без Госфильмофонда, потому что права на большинство картин находятся там. Поэтому, будем считать, это наш совместный проект.

Владимир Тумаев, режиссер:

- В Вену я привез свою картину "Белый ягель" о племенах кочевников, которые проживают в России на самом Крайнем Севере, практически за Полярным кругом. Это, наверное, первый подобный опыт нашей кинематографии в таких условиях - ведь зимой там опускается температура до минуса 50 градусов. Но там живет народ. Он кочует за оленями, которые поедают белый ягель - лишайник, мох. Когда олени съедают белый ягель, они двигаются дальше, и вслед за ними поднимаются и идут люди. И до сих пор сохранился этот образ жизни. Но они как-то сумели совместить свой старый образ жизни с новыми возможностями. У них есть много гаджетов. И живут они на огромной территории. Мне удалось убедить продюсеров, чтобы нас отправили туда, потому что это очень трудно было сделать организационно. Возможно, на сегодня это единственный народ, который кочует, как кочевали они и 200, и 300 лет назад. Для России эта тема тоже стала новой. Потому что никогда до этого кинематограф туда не добирался. И неожиданно этот фильм стал интересен не только в России, но и в разных странах. Мы были приятно удивлены тем, что реакция на происходящее в картине оказалась абсолютно адекватна нашим ожиданиям, - мы хотели, чтобы зритель именно так все это и воспринимал.

Культура Кино и ТВ Наше кино Гид-парк