Новости

97 процентов отказных детей, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями, обрели семью
Впервые о ВИЧ-СПИДе мы узнали в 1983 году, когда вышла сенсационная статья академика Виктора Жданова о появлении новой смертельной инфекции в США. С той поры многое изменилось. Но по-прежнему СПИД вызывает страх, окружен мифами, предрассудками. Почему? Об этом обозреватель "РГ" беседует с руководителем Московского городского центра профилактики и борьбы со СПИДом профессором Алексеем Мазусом.

Помню, как впервые приехала в инфекционную больницу на Соколиной горе, где лежали первые пациенты, страдающие СПИДом. Я здоровалась с ними за руку. Нет, я не из храбрых. Просто меня уже тогда проинструктировали: через рукопожатие ВИЧ не передается. Однако до сих пор есть случаи, когда родители, узнав, что в классе, где учится их ребенок, есть ВИЧ-инфицированный ученик, требуют его изоляции или переводят своего ребенка в другую школу. Буквально на днях в очень рейтинговой телепередаче, посвященной борьбе со СПИДом, одна из ее участников призывала граждан, которым нужна медицинская помощь, покупать самим одноразовые шприцы. Дабы не заразиться. Ваш комментарий, Алексей Израилевич?

Алексей Мазус: Позволю себе тоже вспомнить. Десять лет назад в этом же кабинете "РГ" мы готовили статью о безопасном донорстве. Тогда одни люди боялись сдавать кровь в страхе заразиться при этой процедуре СПИДом. Другие отказывались от переливаний по той же причине . К сожалению, мифы так просто не уходят. Особенно если подогреваются некомпетентными заявлениями. Вот и сейчас, психологическая служба нашего центра вынуждена успокаивать десятки людей, которые боятся обращаться за медицинской помощью. Под вопрос поставлена профессиональная порядочность здравоохранения, и вообще возможность получения в стране безопасной медпомощи.

Главные мифы какие?

Алексей Мазус: Начну с основного. Пути передачи ВИЧ не изменились за почти сорок лет. ВИЧ не передается ни при рукопожатии, ни при поцелуях, ни через комаров или пиявок, ни через посуду. Проживание рядом с ВИЧ-инфицированным, нахождение с ним в одном помещении абсолютно безопасно. И если в классе или в детском саду среди воспитанников есть ВИЧ-инфицированные дети, - это не повод для беспокойства и тем более ограничения в каком-либо общения. Не говоря уж о дискриминации. Никто же не боялся многие годы танцевать с великим Рудольфом Нуриевым, который не скрывал свой страшный диагноз.

Может, чтобы изменить отношение общества к ВИЧ-инфицированным, известный телекомментатор Павел Лобков обнародовал свой положительный ВИЧ-статус. Правда, реакция на его признание, мягко говоря, не просто бурная, но и во многом демонстрирующая дремучесть в этом вопросе.

Алексей Мазус: С "дремучестью" не соглашусь. Сказал бы, не однозначность. Но давайте это не комментировать. В любом случае - это поступок, который вызывает уважение.

Кто и как заражается ВИЧ?

Алексей Мазус: Наиболее резонансным недавним примером того, как заражаются, послужил обнародованный диагноз известного голливудского актера. Он сначала употреблял наркотики, потом вступал в многочисленные отношения с партнерами обоего пола и в итоге заразился ВИЧ. Узнав свой диагноз, он продолжал вести привычный образ жизни, не сообщая о ВИЧ-статусе своим половым партнерам. Являются ли те обманутые люди, которых он заразил или мог заразить, "обычным" населением? Или, вступая в рискованные отношения с известным актером, чьи особенности сексуального поведения ни для кого не были секретом, они должны были сделать все возможное, чтобы обеспечить свою безопасность? Другими словами - не подвергать себя очевидному риску заражения.

Значит, группы риска остались прежними?

Алексей Мазус: Конечно. Пути передачи вируса ВИЧ не изменилось. Он, как и прежде, передается при попадании в кровь, незащищенных половых контактах и от матери ребенку при родах и кормлении грудью.

Потому не потеряла актуальность и та давняя статья о донорстве?

Алексей Мазус: Нет, все-таки ситуация изменилась. В том плане, что в медицинских учреждениях при проведении диагностических и лечебных манипуляций с кровью, заразиться практически невозможно. Говорю "практически", потому что, к сожалению, никто не даст гарантии, что где-то кто-то нарушит технологию безопасного оказания помощи. За все время моей работы в Москве - а это с первого больного ВИЧ, выявленного в СССР, не было ни одного случая внутрибольничного заражения. И добавлю: сейчас есть все возможности обеспечить рождение здорового ребенка от ВИЧ-инфицированной мамы. Более того, московские специалисты создали уникальные для мирового медицинского сообщества методические рекомендации, которые отражают консенсус между врачами: инфекционистами, акушерами-гинекологами, перинатологами и педиатрами. Это все участники процесса рождения здорового ребенка от ВИЧ-инфицированной матери. Для москвичек, вовремя вставших на учет, вероятность рождения здорового ребенка составляет почти сто процентов.

А если она не москвичка? Процентов меньше?

Алексей Мазус: Московское здравоохранение никогда не отказывало в медицинской помощи беременным. Это не зависит от места их проживания, их гражданства. Да не от чего! Беременная - это святое. И это не громкое слово. Только надо, чтобы беременная обратилась за помощью вовремя.

Пораженность ВИЧ-инфекцией Москвы ниже, чем в среднем по России. Хотя считается, что эта инфекция - бич именно крупных городов. Почему?

Алексей Мазус: Европейские данные свидетельствуют: рекордное число больных ВИЧ-инфекцией зарегистрировано в 2014 году в странах Центральной и Западной Европы. И всегда наиболее остра эта проблема для крупных городов. Мегаполисы обременены факторами, способствующими их большей восприимчивости ВИЧ-инфекции и распространению эпидемии, нежели меньшие по масштабам населенные пункты. Развитие ВИЧ/СПИДа на Западе и в США подтверждает обоснованность этих угроз. Так, более всего в США уровень заболеваемости ВИЧ-инфекцией в Вашингтоне, Сан-Франциско и Нью-Йорке. В Великобритании наиболее поражен Лондон, где регистрируется почти половина всех новых случаев заболевания в стране. Жители столиц Франции и Германии также значительно превосходят число инфицированных, чем жители других городов этих стран.

ВИЧ-инфицированный ребенок не должен быть изолирован в школе. СПИД через дружбу не передается. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Вы не противоречите сами себе? Приводите примеры, свидетельствующие, что более всего от ВИЧ страдают столицы и крупные города. И утверждаете, что в Москве ситуация лучше, чем в целом по России.

Алексей Мазус: В Москве около 42 тысяч инфицированных горожан из почти 750 тысяч зарегистрированных ВИЧ-инфицированных россиян (или всего 5,5% от общего количества). В столице на наркотический путь передачи инфекции приходится 22%. Это более чем в два раза ниже средне российского показателя. В городе создана, без преувеличения, надежная система помощи ВИЧ-инфицированным наркозависимым. В ее орбите не только подведомственные Департаменту здравоохранения Городской центр СПИДа и центр наркологии, но и крупные НКО. Лишь в этом году в Москве проведено более четырех миллионов лабораторных исследований на ВИЧ. Это говорит не только о доступности диагностики инфекции, но и о цивилизованном отношении москвичей к этой опасности. Кроме того, организована многоуровневая система медицинской помощи больным ВИЧ-инфекцией. Им доступны современные инновационные препараты и технологии лечения заболевания. Показательным результатом нашей работы стало то, что 97 процентов отказных детей, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями, обрели семью.

4 миллиона лабораторных исследований на ВИЧ проведено в Москве в этом году

В России достаточно препаратов для лечения ВИЧ-инфекции? Российские лекарства от этого заболевания достаточно эффективны?

Алексей Мазус: Да, наши лекарства ничем не уступают импортным по эффективности. Они доступны всем нуждающимся. Но, к сожалению, пока не все современные противовирусные препараты производятся в нашей стране.

Обследоваться на ВИЧ надо всем или только тем, кто рискует: наркоманам, людям, ведущим беспорядочную половую жизнь, то есть тем, кто в группе риска?

Алексей Мазус: Тест на ВИЧ должен стать элементом современной культуры. Это обычный тест, который должен быть неотъемлемой частью диспансеризации. А для тех, кто в названных группах риска, он просто совершенно необходим.