Новости

24.12.2015 08:04
Рубрика: Общество

Сорок процентов твоего отношения

Почему прогресс не освобождает нас от обязанности следить за здоровьем
От чего зависит здоровье человека? Исследования показывают, что на 20 процентов - от генетической предрасположенности, еще 40 процентов способны обеспечить современные медицинские технологии, а оставшиеся сорок определяются исключительно образом жизни.

О том, почему искусственное сердце надо беречь, как родное, каких специалистов не хватает медицине и как санкции помогли фармацевтам, рассказал главный врач федерального кардиоцентра в Челябинске Олег Лукин.

Олег Павлович, наше здоровье во многом зависит от уровня развития медицины. Однако, бывает, и оборудование новейшее в больницах есть, только оно пылится в подсобках…

Олег Лукин: Да, простаивает около девяти тысяч единиц высокотехнологичного оборудования, закупленного по программам модернизации. Таковы данные мониторинга Общероссийского народного фронта, проведенного по всей стране при подготовке к форуму "За качественную и доступную медицину". Нужно понимать, что в этот список попали как относительно недорогие аппараты, так и техника стоимостью миллионы рублей. Среди причин - отсутствие необходимых специалистов, лицензий и разрешительных документов в медицинских учреждениях, а также недостаточное количество пациентов. Сейчас благодаря совместным усилиям региональных министерств здравоохранения и Росздравнадзора многие вопросы неэффективного использования оборудования уже решены либо находятся в стадии разрешения.

Но дефицит кадров в одночасье не устранить...

Олег Лукин: Для здравоохранения нехватка специалистов - серьезная проблема, и в перспективе она может только усугубиться. "Кадровый провал" в нашей сфере произошел 10-15 лет назад, когда резко упал престиж профессии врача. Большая часть выпускников медицинских вузов в то время уходила работать в сферу торговли и услуг. Одновременно на Южном Урале шло становление частных клиник, которые переманивали перспективных врачей, привлекая их достойной зарплатой и лучшими условиями труда. Тогда пришлось приложить немало усилий, чтобы организовать набор в клиническую ординатуру по редким специальностям. Сегодня кадровую проблему удалось решить лишь частично. Например, около 30 процентов ставок анестезиологов в госучреждениях Челябинской области остаются вакантными.

Переход на Болонскую систему образования для нас может обернуться еще большим провалом, поскольку кардинально меняется механизм подготовки узких специалистов: если раньше выпускник вуза, продолжив учебу, уже через два-три года имел право трудиться по специальности, то сейчас этот срок растягивается до 5-7 лет. Это связано с тем, что после окончания института ему необходимо как минимум три года отработать врачом общей практики.

И исключений быть не может?

Олег Лукин: Мы очень надеемся, что на федеральном уровне региональному минздраву предоставят возможность формировать заявку на непрерывную подготовку кадров по особо дефицитным специальностям. Это что-то вроде спецзаказа в экстренных ситуациях, когда семилетнее ожидание готового специалиста чревато последствиями.

Но где гарантии, что выпускник будет работать в медицине?

Олег Лукин: Действительно, нет никакого законного механизма обязать бюджетника в течение нескольких лет после получения диплома отрабатывать по специальности, как это было в советские времена. В принципе, нет возможности и заставить человека вернуть деньги, потраченные государством на его обучение. На эту тему возникает все больше дискуссий, рассматриваются различные варианты закрепления выпускника на рабочем месте по специальности.

В последние годы одной из эффективных мер стал целевой набор в вузы. Речь идет о заключении между медицинским госучреждением и абитуриентом договора, в котором прописано, что после окончания вуза выпускник обязуется работать по специальности. В этом случае он поступает в учебное заведение по целевому набору. Но обучение врача - процесс длительный: требуется не менее шести лет, чтобы получить диплом…

За это время штатное расписание в больнице не раз подкорректируют?

Олег Лукин: Администрации района либо медицинскому учреждению довольно сложно прогнозировать потребность в специалистах на 6-10 лет вперед, поэтому бывают случаи, когда целевика выпустили, а он уже не нужен.

Меняется ли качество подготовки докторов?

Олег Лукин: Сегодня большое внимание уделяется обучению будущих врачей на практике, раньше все-таки был определенный крен в сторону излишней теоретизации. А учить нужно, как известно, у постели больного, поэтому так важна работа клинических баз. В этом году многие российские вузы подверглись реорганизации из-за отсутствия учебных площадок в больницах. Нашего региона эти корректировки не коснулись, ведь при Южно-Уральском медуниверситете давно действует собственная клиника, есть базы в городских и областных больницах.

Как отразились санкции на сфере здравоохранения? Удалось ли снизить зависимость от импортных лекарств?

Олег Лукин: Медицины санкции коснулись меньше, чем, скажем, промышленности: ни у кого не поднялась рука вводить ограничения на поставки лекарств. Однако со временем пришло понимание, что и такое возможно. Более того, мы ощутили острую зависимость от курса валют, ведь не только препараты и расходные материалы, но и сырье, компоненты для изготовления лекарств закупаются за рубежом.

Сейчас в России создаются производства полного цикла лекарств. Но одна из особенностей медицинской промышленности в том, что здесь нельзя вернуться к технологиям десятилетней давности, они безвозвратно устарели. Поэтому приходится не возрождать производство того или иного лекарства, а зачастую начинать все с нуля.

Санкции придали отрасли мощный толчок: в этом году на российском рынке появилось много достойных по качеству отечественных препаратов, которые ни в чем не уступают зарубежным аналогам. Но, считаю, подход к импортозамещению в медицине должен быть грамотным и осторожным.

Ключевой вопрос

Сегодня в стране особая мода на здоровый образ жизни. С чем это, на ваш взгляд, связано?

Олег Лукин: Несмотря на то что в последние годы технологии в медицине шагнули далеко вперед, проблемы со здоровьем остались прежними: как и раньше, люди чаще всего болеют сердечно-сосудистыми заболеваниями. Да, технологии стремительно развиваются. Сегодня уже речь идет о возможности выращивания искусственного сердца и замены им человеческого, которое исчерпало свой ресурс. Однако, если не следить за образом жизни и не исключить вредные факторы, ведущие к болезням сердца, чужой "мотор" выйдет из строя так же быстро, как родной. Поэтому в концепциях здравоохранения всех развитых стран большое внимание уделяется формированию здорового образа жизни человека. Отсюда и российские тенденции: возврат к диспансеризации населения, тренд на увлечение спортом, возрождение сдачи норм ГТО.

Важна и пропаганда ранней диагностики заболеваний. К примеру, если есть снижение восприятия глюкозы организмом, но еще нет диабета, нужны предупредительные меры, особый образ жизни, чтобы избежать тяжелой болезни.

Справка "РГ"

Олег Лукин родился в 1963 году, в 1986-м с отличием окончил Челябинский государственный медицинский институт. С 1994 года - член Европейской ассоциации кардиоторакальных хирургов. Одним из первых в стране начал проводить операции по аортокоронарному шунтированию на работающем сердце. Кандидат медицинских наук, врач высшей категории, главный кардиохирург Челябинской области. В 2010 году назначен на должность руководителя Федерального кардиоцентра сердечно-сосудистой хирургии в Челябинске, который в этом году отмечает свой первый юбилей - 5 лет работы. Олег Лукин - член регионального отделения Общероссийского народного фронта в Челябинской области, доверенное лицо президента РФ.

Общество Здоровье Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Челябинская область Челябинск Реформа здравоохранения