Новости

23.12.2015 22:08
Рубрика: Общество

Замуж за террориста

Почему в Европе, насквозь пропитанной феминизмом, появилась мода на восточного мужчину - хозяина и тирана
Независимая, придерживающаяся крайне либеральных взглядов на брак, а в одежде - стиля unisex - таков портрет современной жительницы Лондона, Парижа или Москвы. Почему в европейском культурном пространстве, насквозь пропитанном феминизмом, появилась мода на восточного мужчину - хозяина и тирана? И чем это опасно? Ведь одержимая мыслями о замужестве женщина готова ради любимого на все, как выяснилось в последнее время, даже убивать.

Печальная статистика показывает: запрещенное в России объединение "ИГ" насчитывает 550 женщин, воспитанных на западных ценностях. Это дамы - уроженки Великобритании, Дании, США, Франции, Германии, Швеции, Финляндии, Норвегии, Австрии, Австралии и Канады. Их истории начинались с любви. Вербовщики, как настоящие донжуаны, обычно люди ненастырные и обаятельные. Об уловках псевдоженихов "РГ" рассказывает психолог Ольга Маховская.

Ольга Ивановна, далеко не каждая европейка готова связать свою жизнь с мусульманином. Наверняка есть определенные типы таких дам?

Ольга Маховская: Конечно, есть определенные категории риска среди европейских женщин. Первая группа - это жительницы окраин без хорошего образования, с маргинальной жизненной позицией, которые чувствуют себя неуверенными в будущем.

Среди таких - австрийки Самра Кесинович (17 лет) и Сабина Селимович (16 лет), которые бежали на Ближний Восток, чтобы поддержать экстремистов в борьбе с неверными.

Ольга Маховская: Другая мишень - это девочки-подростки, у которых нет жизненного опыта: ни сексуального, ни опыта взаимоотношений между мужчиной и женщиной.

Эти девушки готовы решить все свои проблемы одним махом, что свойственно психологии неудачниц. По-другому психологи называют эту категорию "примитивная личность". У таких людей есть образование, но они долго сидели дома, под родительским колпаком и не знали жизни. К такой группе относится, как ни странно, студентка МГУ Варвара Караулова, которая стала жертвой вербовщика, выйдя в свет. Эти девушки легко увлекаются чужими религиями, вступают в секты, нуждаются в лидере.

Почему такая смена семейных приоритетов: от мужа-ровни к мужу-отцу?

Ольга Маховская: Проблема в том, что в современных европейских семьях при крайнем феминизме у женщин мужчины очень плохо тянут роль "папы". По той же причине у девушки плохие отношения с мамой. Все это приводит к тому, что молодые женщины легко становятся пассивными жертвами. Во время знакомства с мусульманином они не интересуются родителями своего возлюбленного, не вникают в его прошлое, а верят всему, что он говорит. Активная девушка, которая тоже еще молода и неопытна, начинает "проверять" своего избранника: она интуитивна, внимательна к его выражениям, готова задавать провоцирующие вопросы. Она подсознательно боится попасть в ловушку. Но, к сожалению, почти все женщины по своей природе всегда податливы и способны идти на всякого рода авантюры, пусть даже не сразу.

Какие приемы используют восточные мужчины, когда завоевывают сердца европеек?

Ольга Маховская: Прежде всего это комплименты. Ни одна женщина не откажется от ласковых слов и внимания. Еще - обещание исключительной романтической истории, потому что в 17-19 лет хочется совершенно уникального, фантастического романа. Немало значит и готовность мужчины оплатить расходы. Скажем, на дорогу "в гости": это дает ощущение материальной защищенности, что важно для тех юных европеек, у которых не все в порядке в семье.

Значимо и хорошее знание языка, что вызывает особое доверие, очень часто такого рода соблазнители - вообще свои люди. У Варвары Карауловой это был общительный татарский парень.

И главное - это обещание каких-то незабываемых приключений, особой, беззаботной жизни и любви до гроба. Думаю, что этого достаточно, чтобы неопытная девочка-подросток сказала: "Да! Это настоящий человек, Мужчина с большой буквы". Он готов заботиться, готов стать наставником, а потребность в наставничестве, к сожалению, для таких женщин первостепенна.

Еще несколько лет назад была опасность, что, выйдя замуж за турецкого или египетского красавца, ты окажешься не первой женой. Или в крайнем случае новоиспеченный муж приедет в гости к жене и "сядет ей на шею"... Сейчас можно оказаться в рабстве у изнывающих без женщин бойцов ИГ...

Ольга Маховская: Женское рабство, к сожалению, набирает обороты. А в ИГ это, пожалуй, одно из самых идеологизированных его проявлений. Там женской жертве придается особый статус и смысл. Женщинам предлагают умереть за высокий идеал. Может быть, мотив смерти не называется, но девушка вдруг обнаруживает, ее жертвенности не будет предела...

Как бороться с вербовкой?

Ольга Маховская: Методы, конечно, есть, существуют и центры реабилитации, но специалистов крайне мало. Главные способы спасения: надо вывести человека из зоны прямого влияния, потому что, пока наставник рядом, жертва ориентирована на него. Вербовка предполагает полное стирание "я", personality, которое и так слабое у молодых людей. Это достигается не только соблазнением, но и агрессивным отрицанием, обесцениванием опыта девушки. Когда она пытается возражать, ей говорят: "Ерунда! Ты ничего не понимаешь! Ты еще слишком глупа!" и тут же жалеют. Таким образом, преступники раскачивают качели между полным отрицанием и принятием, формируя зависимость от наставника. На восстановление уходит не менее двух лет тяжелой психологической работы, продолжительной психотерапии. К примеру, Караулова точно не прошла этот этап. Спасти получается только тогда, когда включается семья. Вот тогда слабое "я" наполняется положительными эмоциями. Если же семья не поддерживает, если нет рядом людей, которые создадут зону комфорта и безопасности для потерпевшей, то помочь практически невозможно. Если оставить такую девушку одну, она будет испытывать жуткую тревогу и чувство вины за то, что ведет себя не так, как говорил наставник. В ИГ сформирована доминанта поведения: если отступишь от нормы, будешь жестоко наказана.

В "Фейсбуке" пишут, что боевиками используются психотропные вещества...

Ольга Маховская: Я считаю, что психологическая зависимость создается вербовщиками без каких-либо наркотических веществ, но это влияние на химическом уровне, и на научном языке оно называется "агрессивные психологические культы". У подобных жертв абсолютно отсутствующий, обращенный в ночь взгляд. Многие из них уже не в реальности. В Америке и у нас есть два-три специалиста, которые работают с такими больными. Но это длительное лечение, которое представляет собой нечто вроде антидота, как антикодирование в алкоголизме, стирающее память о зависимости.

Компетентно

Евгений Сатановский, президент научного центра "Институт Ближнего Востока"

- В современном мире, где настоящих мужчин мало, феминизм окончательно похоронил надежду многих женщин завести нормальную семейную жизнь. Но этот дефицит легко восполняется за счет межнациональных и межкультурных браков. В Европе конкуренция на брачном рынке сумасшедшая. В восточных же обществах, где ценность жизни мужчины гораздо выше, чем ценность жизни женщины, на сегодняшний момент, наоборот, дефицит женщин. И это заметно даже на уровне статистики в Индии, Китае и на Ближнем Востоке. Как следствие, мы имеем ситуацию, в которой европейские женщины предпочитают восточных мужчин.

Этим пользуются вербовщики ИГ. Есть веками отработанные методы, как завлечь девушку. На ней можно жениться, ее можно использовать и затем продать в какой-нибудь бордель, что было с европейками, когда шла колонизация Америки - Северной и Латинской. Женщин туда везли в огромном количестве, целыми пароходами. Девушка может впасть в духовную нищету и покончить с собой, как "бедная Лиза". Она может ринуться невесть куда, невесть к кому, как Варвара Караулова... Это биология, которую вербовщики используют в своих целях, выполняя достаточно понятные приемы охоты за женщинами. А на сегодняшний день нет более легкого способа, как познакомиться через Интернет. Разумеется, есть брачные агентства, которые там работают, есть соцсети, есть огромное множество других ресурсов.