Новости

28.12.2015 00:20
Рубрика: Общество

Культ безразличности

В центре Пензы коммунисты открыли бюст Сталина и его музей, точнее - научно-исторический и культурный центр. Здесь будут изучать и пропагандировать актуальные и сегодня идеи генералиссимуса.

Я искренне не понимаю, когда Сталина называют "противоречивой фигурой", когда начинают: вот, мол, с одной стороны, так, а с другой - получается какой-то сяк. Да, можно спорить, например, о роли Сталина в победе в Великой Отечественной войне, о том, что им были уничтожены лучшие военачальники, о том, что мы, победители, потеряли людей больше, чем проигравшие...

Знаменитый летчик, Герой Советского Союза Степан Анастасович Микоян рассказывал мне, как в первые дни войны Сталин убежал на дачу, бросив, по сути, страну, и как испугался, когда к нему приехали члены Политбюро. Все это Степан Анастасович знал со слов своего отца, который лично в этих событиях участвовал.

На это можно возразить, что Сталин мобилизовал народ во время войны, что он поднял страну в период индустриализации... И это тоже правда. Спорить можно до хрипоты. Тем более, в России про прошлое любят дискутировать едва ли не больше, чем про настоящее.

Однако для меня одно безусловно. Если, с одной стороны, в период правления руководителя страны уничтожали миллионы безвинных людей, то с другой стороны поставить нечего.

Мне горько слушать, когда на каких-нибудь теледебатах защитники Сталина всерьез обсуждают количество миллионов невинно убиенных людей. Слушаю эти, с позволения сказать, споры и получается, что, если во времена репрессий погибло меньше людей, чем в период войны, то вроде как ничего страшного.

Еще защитники Сталина любят утверждать, что, мол, время было непростое, нелегкое, враги со всех сторон... И опять же выходит так, что ежели очень требует время, то можно безвинных убивать.

Мне очень "нравится" в названии пензенского учреждения словосочетание: "культурный центр". Я бы сказал, что великие деятели культуры, уничтоженные сталинской волей, переворачиваются от всего этого в гробу, только нет у них гробов. Многие уничтоженные гении русского искусства ХХ века покоятся в братских могилах...

До самой своей смерти моя мама, чей отец, мой дед, сидел в сталинских лагерях, вздрагивала, когда ночью в нашем дворе хлопала дверь машины. Открытия памятника и музея - плевок в ее память и в память миллионов таких же, как она, переживших беспомощность и страх сталинского времени.

Мы открываем музей человека, который воевал с собственным народом - это как? Если бы Сталин уничтожил не миллионы, а скажем, тысячу людей... Просто во времена его правления была бы уничтожена "всего" тысяча ни в чем не повинных человек, и то кощунственно было бы открывать ему памятник и музей.

Вот что удивительно. Примерно в то самое время, когда пензенские коммунисты прославляли Сталина, в Москве стали известны лауреаты премии правительства России в области культуры. Премию получают абсолютно достойные люди, за каждого из которых хочется искренне порадоваться. Среди лауреатов - режиссер Сергей Урсуляк, снявший выдающуюся кинокартину по абсолютно антисталинскому роману Василия Гроссмана "Жизнь и судьба".

У нас же есть серьезные организации, которые бесконечно ратуют за историческую память, критикуют тех, кто, по мнению этих организаций, необъективно размышляет о прошлом. А музей Сталина и бюст ему - это объективно? Объективно по отношению к потомкам героев фильма Гроссмана? Какой-то во всем этом видится культ безразличности. Безразличности к очень серьезным вещам.

Задумывались ли вы вообще, дорогой читатель, что с музеями у нас происходит история странная? Музей - это ведь очень живой организм, развивающийся. Он давно уже перестал быть просто хранилищем экспонатов, пусть даже самых уникальных. Создание музея еврейства и толерантности в Москве, Ельцина в Екатеринбурге доказывает: в России умеют создавать современные музеи, - такие, которые действуют не только на разум, но - и это главное - на эмоции людей.

Однако таких учреждений чрезвычайно мало. У нас до сих пор нет современного музея Великой Отечественной войны - такого, в который бы можно было привести молодых людей, и они бы не только поняли, но прочувствовали всей душой, какой нечеловеческий подвиг совершили их деды и прадеды в 1941-1945 годах.

У нас нет музея Советского Союза. Экспозиция Исторического музея заканчивается ХХ веком. А дальше? В результате, когда в гуманитарном - подчеркиваю: гуманитарном - вузе я спрашиваю студентов: кто такой академик Сахаров? - мне не отвечает ни один человек.

Конечно, прошлый век в России - время очень сложное (впрочем, когда на моей Родине были простые времена?). Так тем более необходим хороший, современный, интерактивный музей, посвященный этой эпохе в истории России.

Мы хотим, чтобы молодые люди знали, кто такой Сталин, и не ведали, кто такой академик Сахаров?

На самом деле музей - это серьезно, здесь человек - в первую очередь молодой - может получить, я бы сказал, духовную и душевную информацию о прошедших годах.

Эта моя колонка - последняя в уходящем году. И не хочется заканчивать ее на минорной ноте.

А хочется поздравить читателей любимой "Российской газеты" с этим светлым и оптимистичным праздником. Сегодня на моей Родине снова наступили нелегкие времена. И мы их, конечно же, преодолеем, нам не впервой преодолевать кризисы.

Я желаю вам радости, счастья и света. До встречи в будущем году!

Общество Ежедневник Стиль жизни Иосиф Сталин Колонка Андрея Максимова
Добавьте RG.RU 
в избранные источники