Новости

Александр Галушка: Куда направить "восточный вектор"
Министр РФ по развитию Дальнего Востока Александр Галушка. Фото: Максим Блинов/ РИА Новости
Министр РФ по развитию Дальнего Востока Александр Галушка. Фото:
Какой будет новая программа развития Дальнего Востока до 2025 года? Сколько потребуется времени, чтобы ТОРы и Свободный порт Владивосток дали эффект? И будет ли востребован гектар дальневосточной земли? Эти и другие не менее злободневные вопросы "Российская газета" решила задать министру РФ по развитию Дальнего Востока Александру Галушке.
Александр Галушка: В России многие болеют душой за Дальний Восток.
Фото: Виктор Маринин

Александр Сергеевич, министры редко бывают абсолютно довольны работой своих подчиненных и управленцев на местах. Судя по вашему графику, вы постоянно стремитесь кому-то "придать дополнительное ускорение", проще говоря - всех подгоняете и требуете конкретных результатов. Или это не так?

Александр Галушка: Я не соглашусь с первой частью вашего вопроса. Это не так. Дело не в недовольстве, а в верной - по существу - оценке проделанной работы. Конечно, нам всегда есть над чем работать, тем более что постоянно возникают новые вызовы. В целом промежуточные итоги развития Дальнего Востока за первые девять месяцев 2015 года можно назвать достаточно неплохими. Промышленное производство выросло на 3,1%, инвестиции в основной капитал - на 5%. Общие доходы консолидированных субъектов РФ в ДФО составили 605,6 млрд рублей и выросли на 16,7%. Что особенно радует - зафиксирован естественный прирост населения. За 10 месяцев рождаемость превысила смертность на 5647 человек. Важно, что положительный эффект дают все эти факторы вместе.

Остаются и свои проблемы, которые возникли не за один год и не за одно десятилетие. Многие из них связаны по большому счету с тем, что наш "исторический слой" на Дальнем Востоке не так велик. Например, Владивостоку всего 155 лет. Не зря президент в своем Послании отметил, что развитие и освоение наших огромных восточных территорий - национальный приоритет на весь XXI век. Задача не сиюминутная, а историческая, на десятилетия вперед, и миссия нашего поколения - внести свой созидательный и ощутимый вклад в ее решение.

Москва всегда торопится, а чем дальше от нее, тем время идет медленнее. Сколько его потребуется, чтобы ключевые дальневосточные проекты - ТОРы, Свободный порт - начали давать эффект?

Александр Галушка: Если бы мы говорили с вами год назад, в декабре 2014 года, то обсуждали бы завершение большой работы по ликвидации последствий небывалого наводнения на Дальнем Востоке, законопроект о территориях опережающего развития (ТОР), рассматриваемый в Госдуме, прозвучавшее в декабре поручение Президента создать Свободный порт Владивосток и одно Постановление Правительства о методике отбора инвестиционных проектов на Дальнем Востоке для их государственной поддержки. То есть говорили бы о завершении чрезвычайных мероприятий и о проделанной подготовительной работе.

2015-й стал годом, когда не просто вступили в силу, а практически заработали два принципиально новых - новаторских Закона: "О территориях опережающего социально-экономического развития в РФ" и "О свободном порте Владивосток". Правительство в середине года учредило первые 9 ТОРов и согласовало выделение 20,5 млрд рублей на создание необходимой инфраструктуры. Эти деньги есть в бюджете будущего года, и этих статей никакие секвестры не коснулись. Создана и начала работу Корпорация развития Дальнего Востока, которая для этих законов является основным субъектом исполнения. Первая "твердая" заявка от резидента ТОР поступила 17 августа этого года, на сегодняшний день официально подано 87 заявки на 283,37 миллиардов рублей инвестиций. Постоянно поступают новые обращения от инвесторов.

Акцент: Новые механизмы развития Дальнего Востока дают свыше 993 млрд рублей инвестиций в экономику

С середины октября 2015 года стало возможно подать заявку на резидентство в Свободном порте Владивосток. За два месяца уже подано 29 заявок на общую сумму инвестиций 74,1 млрд руб.

В 2015 году правительством создан механизм господдержки инвестиционных проектов на Дальнем Востоке. Это предоставление инвесторам субсидий из федерального бюджета на создание необходимой им инфраструктуры. За год мы уже дважды проводили отбор инвестпроектов на получение данной меры поддержки. Итог первого тура - 6 проектов: господдержка - 13,8 млрд рублей, частные инвестиции - свыше 126 млрд рублей. Итог второго тура - еще 6 проектов, господдержка - 31 млрд рублей, объем частных вложений - 365,74 млрд рублей.

2015-й стал годом начала полноценной работы Фонда развития Дальнего Востока. Новая команда, пришедшая к руководству Фондом, потратила на это немалые усилия при содействии вице-премьера Юрия Петровича Трутнева. Итог первого года работы - участие в 6 проектах: фонд вкладывает 9,5 млрд рублей, привлекая при этом 64,5 млрд рублей частных инвестиций.

Теперь давайте подытожим эти цифры. Если мы все просуммируем, получим, что новые механизмы развития Дальнего Востока дают свыше 988,51 млрд рублей инвестиций в экономику, почти триллион рублей, и это - только за первый год работы. Из них 74,8 млрд – бюджетные средства, и 913,7 млрд – частные, то есть соотношение составляет 12 рублей частных инвестиций к 1 бюджетному рублю.

При этом 213,8 млрд (в их числе - проекты первого тура отбора инвестпроектов и проекты Фонда развития Дальнего Востока) - это уже осуществляемые инвестиции. 378 млрд - это твердые официальные заявки об инвестициях в ТОРы и Свободный порт Владивосток - это высоковероятные вложения. Еще 396,7 млрд - это надежные инвестиционные проекты, по ним не только представлены все необходимые расчеты, но и разработана проектно-сметная документация на всю требуемую инфраструктуру.

И еще. 17 декабря 2015 года в Пекине было заключено учредительное соглашение о создании Российско-Китайского фонда агропромышленного развития. Участниками выступили Фонд развития Дальнего Востока (выделивший 1,7 млрд рублей) и Управляющая компания Азиатско-Тихоокеанского продовольственного фонда (11,7 млрд рублей). Эти деньги уже выделены, новый Фонд приступает к работе по реализации проектов в области сельского хозяйства. И эти 13,5 млрд – это средства, твердо выделенные на дальневосточные проекты в сфере сельского хозяйства.

Добавлю каплю дегтя. Растут не только достижения, но и долги субъектов ДФО перед федеральным бюджетом. Как будет решаться эта проблема?

Александр Галушка: По состоянию на 1 октября 2015 г. объем государственного и муниципального долга субъектов ДФО вырос на 17,1% по сравнению с началом года и на сегодня составляет 161,8 млрд рублей. Снижение задолженности отмечено в Сахалинской области на 30,5% и в Приморском крае на 3,3%. Что еще делается? Первое генеральное направление - это рост налоговой базы и соответствующих доходов в региональные бюджеты, то есть создание новых предприятий, поддержка инвестпроектов, развитие бизнеса. Второе направление осуществляет сейчас правительство, рефинансируя задолженность регионов перед коммерческими банками. Вместо дорогих коммерческих кредитов субъекты получают "дешевые" займы от Федерации, которые отдавать гораздо легче. Да, формально объем заемных средств при этом увеличивается. По факту - острота проблемы резко снижается. Такая программа дала эффект в 2015 году, и ее намерены продолжать. Хотя ничто не заменит линию номер один, надо дать регионам возможность создать внутри себя источники доходов.

Какова будет новая Программа развития Дальнего Востока до 2025 года?

Александр Галушка: Новый вариант этой программы разрабатывается сейчас, и она будет принципиально отличаться от прежней по логике и "архитектуре". В правительстве была проведена существенная работа по увязке "территориального" и "отраслевого" подходов при формировании госпрограмм. В рабочую группу, которая трудилась над этим решением, вошли три вице-премьера (Дмитрий Козак, Юрий Трутнев и Александр Хлопонин), представители министерств, ведомств, аппарата правительства и госкомпаний, а также эксперты.

В результате было выработано решение, которое поддержал и утвердил председатель правительства Дмитрий Медведев. А президент поручил министерствам и ведомствам строго выдерживать приоритет ускоренного развития Дальнего Востока в соответствующих госпрограммах.

Как при советской власти, в форме создания территориально-промышленных комплексов?

Александр Галушка: Нет, суть в другом. В том, чтобы необходимые государственные программы "привязать к территории" Дальнего Востока. В России действует более 40 госпрограмм. Председатель правительства утвердил перечень из 27 программ, в которых должен появиться специальный - дальневосточный - раздел (полный список опубликован на сайте правительства РФ 30 сентября 2015 г.). То есть, например, госпрограмма по развитию здравоохранения будет в специальном разделе конкретизирована применительно к специфике ДФО. То же самое будет сделано еще по 26 госпрограммам. Дальневосточные разделы 27 госпрограмм будут собраны и отражены в аналитическом разделе Программы развития Дальнего Востока, что даст возможность понимать и контролировать весь федеральный бюджетный ресурс выделяемый на развитие макрорегиона. Минвостокразвития наделено полномочиями согласовывать такие программы и координировать их исполнение на Дальнем Востоке. То есть с профильными отраслевыми министерствами мы будем действовать по принципу "второго ключа": минвостокразвития получило необходимое право участвовать в процедуре согласования ключевых параметров в этих документах, вносить свои коррективы в соответствии с реальностью и практикой, а затем контролировать ход выполнения программ применительно к ДФО. Дублирования функций и ответственности при этом не будет - наоборот, обязанности четко разделены. Кроме того, в государственной программе развития Дальнего Востока предусмотрены и специальные межотраслевые мероприятия - это создание территорий опережающего развития (ТОРов), Свободных портов на Дальнем Востоке, целевая инфраструктурная поддержка инвестиционных проектов. Это всецело наш участок работы.

В России многие болеют душой за Дальний Восток, но только руки до него не доходят. Не наездишься и не налетаешься. Поэтому задача нашего министерства - сделать Дальний Восток ближе к Москве, а Москву ближе к нему. Не подменяя собой коллег из других министерств, мы должны выступить как катализатор и ускорить процессы реакции на проблемы Дальнего Востока.

Кроме того, министерство наделено полномочиями для согласования не только государственных программ, но и инвестиционных программ государственных компаний. Несколько недель назад мы впервые прошли цикл работы по согласованию инвестпрограммы с коллегами из РЖД, намечены планы и с другими госкомпаниями. Думаю, не надо пояснять, насколько это важно для Дальневосточного региона, где инвестиции госкомпаний и естественных монополий имеют если не решающее, то очень значительное влияние на всю экономику.

Таким образом, структурно новая Дальневосточная госпрограмма, которой управляет министерство по развитию Дальнего Востока, это, во-первых, особые меры по развитию Дальнего Востока: ТОРы, Свободные порты, инвестиционные проекты, инвестиции Фонда развития Дальнего Востока, меры по поддержке бизнеса и т.д., во-вторых, собранные воедино 27 специальных дальневосточных разделов соответствующих отраслевых госпрограмм и, в-третьих, инвестиционные программы, реализуемые на Дальнем Востоке нашими госкомпаниями.

А какова сейчас ситуация в сфере энергетики? Для Дальнего Востока это больной вопрос…

Александр Галушка: Вопрос не просто больной, но еще и "заскорузлый" и застарелый - снижение тарифов. Об этом говорил и президент в своем Послании. Глава государства потребовал, чтобы к 1 марта правительство окончательно завершило эту работу. По нашим расчетам, чтобы сделать тарифы инвестиционно привлекательными, от действующего уровня их надо снизить на сумму от 29 до 71% в зависимости от региона.

О знаменитом "гектаре" вас не спрашивал только ленивый. И все-таки: сколько бесплатной земли, будет реально востребовано?

Александр Галушка: Давайте не будем гадать - в скором времени это станет ясно. Пока программа в стадии рассмотрения. 18 декабря законопроект принят в первом чтении депутатами Госдумы. Нереалистично строить прогнозы до того, как закон будет принят с учетом всех замечаний. Скажу лишь, что мы видим большой интерес к информационному порталу НаДальнийВосток.рф, который рассказывает об этом проекте. Кроме того, по нашей просьбе социологи ВЦИОМ провели опрос среди всех россиян. Выяснилось, что 61% жителей региона считают, что инициатива повысит уровень жизни, и поддерживают идею бесплатного предоставления дальневосточной земли желающим ее освоить. Более того, на вопрос: "А вы сами бы взяли такой гектар в аренду с последующим выкупом?", каждый пятый гражданин РФ (20%) ответил положительно. Среди молодежи такие планы по душе 31 %. Понятно, что от слов поддержки до реального переезда дистанция большая. Но в России живут 145 миллионов людей. Даже если идеей переезда загорятся не тридцать, а только лишь два процента - все равно это очень существенно. На Дальнем Востоке сейчас 6,32 миллиона человек населения. Если к ним добавится еще два-три, это было бы очень хорошо.

Но "гектары" пока не слишком-то благоустроены. Как там жить?

Александр Галушка: Мы тоже реально смотрим на вещи. Земли на Дальнем Востоке много, очень много. Но она почти не освоена. Нужна инфраструктура. Когда мы только опубликовали свой законопроект для широкого обсуждения (и сделали все, чтобы приглашение общества к обсуждению прозвучало в СМИ как можно громче), стали поступать предложения брать эти земли не по одному гектару, а в коллективное пользование. Тогда инфраструктура становится подъемной для поселения в сто, двести или триста владельцев бесплатной земли. Норма - о коллективной заявке - уже отражена в законопроекте.

В любом случае надо пробовать и оценивать разные варианты, не стоять на месте. Дорогу, как известно, только идущий осилит. Кстати, мы предполагаем и вариант, когда в первые три месяца заявки смогут в приоритетном порядке подавать жители ДФО, а уже затем все остальные. Это послужит для них дополнительным стимулом остаться.

И, естественно, не гектаром единым нужно удерживать людей на Дальнем Востоке. Все госпрограммы его развития имеют четкое "человеческое измерение". С их помощью возникает экономика, которой прежде всего люди нужны, а не только ресурсы. Если человек поедет так далеко за хорошей работой, как обойтись без нормальных условий для лечения, образования, культуры, спорта и так далее?

Снова все упирается в инвесторов. Где их в первую очередь надо искать? Как вы оцениваете эффект от экономических форумов, которые проходят на Дальнем Востоке?

Александр Галушка: Самым успешным мероприятием подобного рода стал первый Восточный экономический форум. На нем было подписано 109 соглашений более чем на 1,8 трлн рублей. Из этой суммы 750 млрд руб. - проекты с участием иностранных инвесторов. Для нас огромные возможности открывает сама наша география. На Дальнем Востоке за последние десятилетия возник мощнейший экономический центр развития - АТР. Надо конвертировать этот потенциал в развитие дальневосточных территорий РФ, предложить партнерам и инвесторам то, в чем они могут нуждаться. Мы уже видим, что к создаваемым ТОРам стали проявлять интерес и китайцы, и японцы, и корейцы, есть перспективы развития Севморпути и других начинаний. У каждого региона есть свои возможности, надо их четко определить, поддержать и грамотно использовать во благо Дальнего Востока. Работы здесь и правда хватит еще лет на сто. Но "рычаги" и точки роста надо задействовать как можно быстрее.


Автор: Инфографика / РГ