Новости

Верховный суд разъяснил роль свидетелей в спорах о наследстве
Очень важное разъяснение сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, пересматривая дело об опровержении завещания. Подобных споров в последние годы очень много.

Официальной статистики на сей счет нет, но, по некоторым данным, каждое пятое завещание пытаются отменить уже после смерти его составителя. Обойденные вниманием умершего человека, все, кто не увидел своей фамилии в завещании, массово пошли в суды. Там они пытались и пытаются доказать, что умерший был не в себе и на момент написания завещания просто не отдавал отчет своим действиям. Такое дело и пересматривала Судебная коллегия.

Все началось с того, что женщина принесла в райсуд иск к своей родной сестре с просьбой признать завещание умершей матери - недействительным. Дело в том, что мать при жизни отписала все, что имела, лишь одной из дочерей. Узнав, что ей ничего не оставили, обойденная гражданка пошла в суд и заявила, что мать при жизни страдала психическим расстройством и с 1983 года была на учете в психоневрологическом диспансере. Поэтому завещанию веры нет.

Первую инстанцию - районный суд - истица проиграла. В решении райсуда сказано, что доказательств, подтверждающих, что пожилая женщина при жизни была неадекватна, - нет. Зато есть куча свидетелей, которые рассказали в суде о полной адекватности человека. А вот наличие у умершей психического заболевания, сказал суд, не свидетельствует о неспособности наследодателя понимать свои действия.

Апелляция согласилась с таким решением. Обиженная истица дошла до Верховного суда.

Как рассуждал Верховный суд? По статье 1118 Гражданского кодекса распорядиться имуществом на случай смерти можно только составлением завещания. В другой статье того же кодекса сказано, что есть нарушения, которые делают завещание недействительным. Бывают "неправильными" две разновидности завещаний. Так называемые оспоримые завещания - это те, которые признали неправильными в суде, и независимо от мнения суда - просто ничтожные завещания.

При этом суд подчеркнул - юридически значимыми обстоятельствами для разрешения подобных споров является наличие или отсутствие психического расстройства у наследодателя в момент составления завещания.

Судебная коллегия по гражданским делам еще заявила, что заключение эксперта в таких спорах - необязательно для суда. Но оно должно оцениваться не произвольно, а во взаимной связи с другими доказательствами.

Когда райсуд рассматривал это дело, он не согласился с заключениями двух судебно-психиатрических экспертиз, а сослался на показания свидетелей. По их рассказам, пожилая женщина была на удивление вменяемой.

На такой вывод коллег Верховный суд ответил цитатой статьи 69 Гражданского процессуального кодекса. В этой статье говорится, что такое свидетель. По статье закона, свидетель - это лицо, которому могут быть известны какие-то факты или сведения об обстоятельствах, имеющие значение для рассмотрения дела. Но не могут быть доказательством сведения, сообщенные свидетелем, если он не может назвать источник своей осведомленности.

Вывод из сказанного - свидетельскими показаниями могли быть установлены факты, указывающие на особенности поведения пожилой женщины, на ее поступки, действия и отношение к ним. Но чтобы установить на основании этих слов наличие у гражданина психических расстройств, степень таких расстройств, нужны специальные знания, которых нет ни у соседей, ни у нотариуса, удостоверяющего завещания, ни у суда. Да, суд учел рассказы свидетелей. Экспертов психоневрологического диспансера суд попросил оценить в заключение и рассказы соседей. Эксперты назвали показания близких непрофессиональными, поверхностными и "противоречащими закономерностям клиники, течения и исхода шизофренического процесса". С такими выводами согласилась и повторная экспертиза уже НИИ судебной психиатрии им. Сербского.

Верховный суд подчеркивает - по оценочным суждениям свидетелей о поведении наследодателя суд сделал вывод, что пожилая женщина при составлении и подписании завещания была нормальной и все понимала. При этом суд не учел заключение судебных экспертов, сделанное по законной процедуре и на основании специальных знаний в психиатрии и медицинских документов умершей, в которых сказано о ее болезни, ее течении и развитии. Кстати, истица именно об этом писала в апелляции. Но ее не услышали.

Теперь по решению Верховного суда это дело пересмотрят.