Новости

10.01.2016 20:30
Рубрика: В мире

Кельн: ночь длинных рук

Станут ли новогодние события в Германии началом конца канцлера Ангелы Меркель?
Кто виноват и что делать - вот, пожалуй, два главных вопроса, которыми задаются как политики, так и простые граждане Германии после событий новогодней ночи возле Кельнского собора и расположенного в двух шагах от него железнодорожного вокзала.

Поначалу официальный Берлин, то ли не располагая всей информацией, то ли намеренно отказавшись ее разглашать, делал вид, что ничего экстраординарного не произошло. А региональные, и федеральные немецкие СМИ проявляли удивительную "солидарность", по сути, отказавшись освещать историю о масштабных нападениях, сопровождавшихся грабежами и изнасилованиями, на немок со стороны беженцев.

Позже журналисты объяснят свои действия якобы отсутствием достоверной информации, полученной от полиции, которая, в свою очередь, пыталась скрыть совершенные беженцами преступления. Только после того, как социальные сети заполонили свидетельства очевидцев новогоднего "шабаша" и события в Кельне получили широкую огласку, глава городской полиции был отправлен... на пенсию. Не выгнан с позором, как не справившийся с непосредственными обязанностями, не лишен наград и званий за преднамеренное замалчивание преступлений, а с почестями ушел на заслуженный отдых.

А вот его непосредственный начальник - министр внутренних дел земли Северный Рейн-Вестфалия Ральф Егер, несмотря на обвинения в "приукрашивании обстановки и сведении уголовных преступлений на уровень банальности", покидать пост не собирается. Хотя его вина в замалчивании произошедшего в Кельне выглядит столь же очевидной. Как заявил глава фракции Свободной демократической партии Кристиан Линднер, "целую неделю министр внутренних дел допускал, что курсировала фальшивая, абсолютно недостаточная информация о кельнских событиях. Это ярлык бездействия самого высокопоставленного главы полиции".

Меркель по-прежнему исключает как закрытие границ, так и установление квоты на прием беженцев

Удержится ли Егер на своей должности или будет переведен на иное не менее почетное место, не так важно. Очевидно другое: молчание регионального министра внутренних дел не было его личной инициативой и диктовалось директивами, которые тот получал из центра. Апофеозом скандала стало выступление мэра Кельна Генриетты Рекер, которая в совершенных сексуальных преступлениях обвинила не насильников, а их жертв. Она посоветовала женщинам "держаться группами, сохранять дистанцию, которая больше вытянутой руки, и не пытаться сблизиться с посторонними людьми". Тогда как нападавших беженцев мэр представила в виде невинных, мало что понимающих в западной реальности "овечек", которым "нужно объяснять разницу между праздничным настроением и распущенностью, особенно сексуальной".

Впрочем, градоначальник забыла, что события, аналогичные тем, что случились в Кельне, уже происходили в недавнем прошлом. После свержения режима "Братьев-мусульман" в Египте в течение четырех дней на каирской площади Тахрир были изнасилованы по "кельнскому сценарию" по меньшей мере 91 женщина. Но, по словам журналистов, в том числе иностранных, освещавших те события, их руководители требовали скрывать неприглядные факты изнасилований, чтобы не портить имидж протестного движения в Египте. Кстати, тогда власти установили, что совершенные нападения не были спонтанными и призывы к такого рода действиям появлялись в социальных сетях.

Нас пригласила госпожа Меркель

Подробности того, что происходило на площади перед Кельнским собором и возле железнодорожного вокзала, стали известны благодаря свидетельствам очевидцев и утечкам из полицейских досье, ставших возможными благодаря стражам закона, действовавшим вопреки указаниям начальства замалчивать совершенные мигрантами преступления.

Незадолго до новогодней полуночи 18-летняя Мишель в компании из 11 человек решила от кельнского вокзала спуститься к Рейну, чтобы посмотреть фейерверк. "Вдруг нас окружили 20 или 30 молодых мужчин, - вспоминает она. - Мы схватились за руки - парни впереди, девчонки внутри. Эти мужчины стали к нам грубо приставать. По-немецки эти люди не понимали".

26-летняя Селина приехала с подругой встречать Новый год в Кельне. По ее словам, группы мужчин грязно приставали к ним. Никто из них не говорил по-немецки. Но одно слово выучили все нападавшие: "они называли меня шлюхой".

"Мы были в панике. Когда отталкиваешь одну руку, на том же месте появляется другая рука. Они щупали нас повсюду", - рассказали школьницы 16 и 17 лет, которые подверглись нападению в новогоднюю ночь на площади около Кельнского собора.

Только в одном Кельне в полицию поступило 106 заявлений от женщин. "В 75 процентах случаев они жаловались на сексуальные домогательства. Открыто два дела об изнасиловании", - сообщил официальный представитель полиции Кельна Кристоф Гиль.

Еще 50 схожих по почерку преступлений было совершено в Гамбурге. Поступали сведения об аналогичных нападениях из Австрии, Швейцарии и Финляндии. "Когда тысяча мужчин из Северной Африки собирается в одном месте, это не может быть случайностью", - прозрели в полиции земли Северный Рейн - Вестфалия.

Тем временем СМИ цитируют выдержки из отчета, составленного одним из руководителей полиции по итогам новогодней ночи в Кельне. Цитирую: "При приближении к отделению полиции на кельнском вокзале мы были информированы взволнованными гражданами, сопровождавшими плакавших шокированных детей, о ситуации. На площади перед вокзалом находились несколько тысяч человек, в основном мужчин-мигрантов, без разбора бросавших бутылки и стрелявших новогодней пиротехникой в людей. Множество потрясенных прохожих бежали к полицейским и рассказывали о драках, воровстве, сексуальных домогательствах по отношению к женщинам и т.д. Наши машины были обстреляны новогодними гранатами".

И еще цитаты из отчета, который так хотело скрыть полицейское начальство от общества. "Вокзал и привокзальная площадь были заполнены мигрантами-мужчинами. Женщины в сопровождении и без сопровождения подвергались надругательствам, которые невозможно описать. Плачущие женщины и девушки жаловались полицейским на сексуальные домогательства мигрантских групп. Но идентификация нарушителей уже не представлялась возможной. Вследствие того, что нарушений было очень много, не было возможности им воспрепятствовать. Поскольку полицейские не могли помочь пострадавшим, они пришли в состояние отчаяния".

В отчете говорится, что задержанные полицейскими мигранты рвали разрешения на пребывание в Германии: нам завтра выдадут новые документы, и надменно бросали стражам порядка в лицо "вы нам ничего не сделаете". "Мы сирийцы, вы к нам должны дружелюбно относиться, нас Меркель пригласила", - ухмылялись они.

"Такого неуважения к полиции я не встречал ни разу за свои 29 лет службы", - отмечает автор отчета.

Выгнать нельзя, оставить

Но даже после совершенных в Кельне преступлений канцлер Германии лишь размышляет о возможности ужесточения законодательства. По ее словам, политикам следует обсудить, "когда человек (мигрант) может потерять свое право находиться на территории Германии". А аналитики признают, что шансы на наказание даже тех немногочисленных участников кельнских событий, которых удалось идентифицировать, весьма призрачны. Дело в том, что по немецкому законодательству для вынесения приговора необходимо доказать вину каждого подозреваемого, что практически невозможно, поскольку преступления совершались большими группами. И об этой лазейке в законодательстве преступники были заранее осведомлены.

В Германию за прошлый год въехало миллион сто тысяч беженцев. В том же Северном Рейне - Вестфалии их заселили в спортивные залы школ и гимназий, отменив в учебных заведениях занятия физкультурой. Большинство приехавших - молодые люди арабского и африканского происхождения, неграмотные, не знающие, чем им заняться. Спикер министерства внутренних дел МВД ФРГ сообщил, что в ходе расследования беспорядков в Кельне установлены личности 31 человека. Среди них 18 мигрантов, подавших заявление на предоставление им статуса беженца. Всего же среди подозреваемых девять граждан Алжира, восемь из Марокко, четверо из Сирии, пятеро из Ирана, один из Ирака. Любопытно, что в число задержанных попал житель США, два немца и один серб.

Однако существует и другая статистика. Ежедневно в Германию въезжают три тысячи беженцев. Но Меркель по-прежнему исключает как закрытие границ, так и установление квоты на прием беженцев. Хотя даже ее ближайший соратник, министр внутренних дел Германии Томас де Мезьер признает: "Оценка событий меняется, ведь в страну приезжают не только "хорошие" беженцы".

Приняв более миллиона переселенцев, Германия столкнулась с ситуацией, при которой она не способна выдворить за пределы Европы даже тех приезжих, кто совершил преступления или не имеет права на получение убежища. Это признает фрау канцлер, сообщив, что стране "не удалось в прошлом на самом деле реализовать депортации". Причин тому несколько, и они лежат на поверхности. Во-первых, огромное число разбежавшихся по Европе беженцев дает возможность тем из них, кто не получил легальные документы, продолжать скрываться в Старом Свете. Во-вторых, государства, из которых беженцы направлялись в Европу, вовсе не горят желанием принимать их обратно. И, наконец, остается неясным, как поступать с беженцами, уже получившими вид на жительство в Германии, а то и немецкое гражданство. Их-то куда депортировать?

Меньше государства, больше личного пространства?

События в Кельне, продемонстрировавшие толерантность полицейской верхушки Германии к преступникам из числа беженцев, нежелание официального Берлина признать полный крах своей миграционной политики заставляют немцев объединяться для защиты своих близких. В социальных сетях появилась группа под названием "Дюссельдорф следит", куда вступили более двух тысяч человек. Ее основатели предлагают на выходные и праздники создавать патрули из добровольцев, которые будут оказывать помощь подвергнувшимся нападению женщинам. Резко возрос спрос на средства индивидуальной защиты, продажи перечного газа. Проводимая Меркель миграционная политика заставляет немцев пересмотреть некогда популярный в стране лозунг: "Меньше государства, больше личного пространства". Ведь одной из причин кельнских событий стало то, что в новогоднюю ночь около вокзала дежурили всего 200 полицейских, которые оказались не в состоянии справиться с ситуацией. А подкрепления взять было неоткуда. Сегодня немцы задаются вопросом: что делать дальше? Соглашаться ли с политиками, которые призывают увеличить число видеокамер на улицах и использовать армию для охраны порядка внутри страны. И значит, уже в следующем году провести новогоднюю ночь в окружении вооруженных солдат. Или потребовать от своего правительства отказаться от бездумной миграционной политики, отправив без "правозащитных причитаний" восвояси тех беженцев, кто рассчитывал, попав в Старый Свет, установить здесь нормы консервативного ислама. И с помощью угроз заставить жить по ним европейцев.

Реакция

В центре Кельна прошли демонстрации критиков миграционной политики под названием "Pegida защищает". Движение Pegida расшифровывается как "Патриотические европейцы против исламизации Старого Света".

Уже незадолго до начала шествия в полицию полетели бутылки и петарды. В ответ стражи порядка применили водометы и перечный газ. Во время столкновений ранения получили трое полицейских и журналист. По заявлению представителя полиции, на них напал один участник демонстрации. Среди 1700 участников протестов со стороны Pegida находились более 800 членов движения "Hooligans против салафитов" (Hogesa). Многие митингующие держали плакаты Rapefugees not welcome ("Насильники-беженцы не приветствуются"). Сторонники Pegida скандировали лозунги "Лживая пресса". Одновременно с демонстрацией сторонников Pegida на улицы вышли различные движения под лозунгом "Нет расистским подстрекателям! Нет сексуальному насилию!". Недалеко от Кельнского собора около 1000 женщин собрались на спонтанный митинг. Они требовали решительных действий полиции и большей безопасности для женщин. Около 1300 человек из левых группировок, в том числе левоэкстремистского движения "Антифа" противостояли правым экстремистам под лозунгом "Кельн против правых". Представитель правоохранительных органов сообщил об "агрессивной и сильно подогретой" атмосфере.

Перфоманс

На площади перед Кельнским собором швейцарская художница в стиле перформанс Мило Муаре устроила акцию против массового насилия над женщинами в новогоднюю ночь. Несмотря на сильный мороз, она продержалась на улице обнаженной более двадцати минут, сообщил информационный портал журнала Stern. "Мы не объект нападения даже тогда, когда обнажены", - было написано на плакате, которая держала над головой активистка. Она была одета только в розовые кроссовки, которые ярким пятном выделялись на асфальте. Лишь спустя некоторое время полиция препроводила даму в участок. Муаре была возмущена бездействием местных властей при нападении на женщин в Кельне. Особенно ее возмутили хладнокровные советы мэра города, который советовал лицам женского пола держаться на расстоянии протянутой руки от потенциальных агрессоров. Художница считает, что женщины не должны дать себя запугать. Именно это она имела в виду своей протестной акцией. Теперь политики должны принять действенные меры для обеспечения безопасности населения. Ранее Мило Муаре уже проводила подобные акции против войны и насилия на юго-востоке Украины, активизации террористической деятельности ДАИШ (арабское название запрещенной в России группировки "Исламское государство").

Берлин: секс-шок

Политики ФРГ подвергли ситуацию вокруг кельнских событий острой критике. Особое возмущение экспертов по внутренней безопасности вызвало стремление скрыть информацию о событиях в новогоднюю ночь в Кельне. Кроме того, они критикуют непродуманную миграционную политику нынешнего правительства ФРГ. Между тем постепенно становится ясно: на фоне кельнских событий и политики неограниченного приема беженцев канцлер Ангела Меркель (ХДС), партия которой всегда стояла за обеспечение безопасности для граждан страны, может потерять доверие избирателей.

Бывший министр внутренних дел ФРГ и заместитель председателя фракции ХДС/ХСС в бундестаге Ханс-Петер Фридрих с недоумением рассказал радиоканалу NDR Info, что он уже 1 января узнал из соцсетей о событиях в Кельне. "Общественно-правовые СМИ Германии вообще не сообщали об этом... А теперь оказывается, что речь шла не только о случаях в Кельне, но и в Штутгарте, в Гамбурге, во Франкфурте, даже в Билефельде. Я задаюсь вопросом: что случилось? Почему мы не получаем никакой информации об этом?". Консервативный политик высказывает предположение, что о таких нападениях, в особенности мигрантов и иностранцев, не сообщается, потому что "кто-то не хочет, по возможности, беспокоить население". Ханс-Петер Фридрих подчеркнул, критикуя роль германских СМИ в скандале: "Задача журналистов - описывать, что происходит на самом деле, информировать объективно, а не фильтровать, что мы можем населению доверить, а что нет. СМИ должны выполнять задачу информирования, а не замалчивания".

Автор книги "Нойкельн везде", в которой прозвучала знаменитая фраза "политика мультикульти провалилась", Хайнц Бушковски, 15 лет занимавший должность бургомистра переполненного мигрантами района Нойкельн в Берлине, считает, что полиция и СМИ сознательно старались не дать информации "выйти на поверхность". По его словам, в первую неделю после Нового года сведения, которые он получал с места, и те, которые на самом деле подавались общественности, сильнейшим образом отличались. Вместе с тем Бушковски не видит в кельнских событиях "совершенно новую форму уголовных преступлений". По его словам, "у этих мужчин совершенно другое представление о женщинах". Социал-демократический политик подчеркнул в интервью немецкому радио Deutschlandfunk: "По их мнению, женщины, которые ночью выходят на улицу - только "подстилки", дичь, на которую разрешена охота. Такое представление о роли полов в этих культурах вообще не ново, поэтому я не понимаю, откуда такое удивление".

Бушковски подчеркнул, однако, что новым для него явилась массовость нападений в восьми городах, которая уже считается тревожным сигналом. Политик убежден, что это стало "продуктом существования параллельных обществ в Германии и того, что интеграция была объявлена развлекательным мероприятием для тех, кто не против в нем поучаствовать". Автор крылатого выражения отметил, что интеграция должна быть "государственной задачей и обязательной для всех". Критикуя кельнские события, Бушковски потребовал "более сильной реакции юстиции, если эти люди ясно демонстрируют, что они не приемлют нашего образа жизни и не хотят его придерживаться".

Бывший председатель комитета бундестага по внутренним делам, эксперт по безопасности от консервативной партии ХДС Вольфганг Босбах заявил второму каналу немецкого телевидения ZDF, что политики в настоящее время "игнорируют проблемы, делают из них табу или смягчают их". Ведь в настоящее время они стоят перед задачей, с одной стороны, не вызвать впечатление, что беженцы являются фактором риска для безопасности страны, а с другой стороны - не замалчивать опасность, которая может исходить от иммиграции. По мнению Босбаха, от того, как политикам удастся решить эти проблемы, будет зависеть приток в правоэкстремистский лагерь. Эксперт по внутренним делам потребовал как можно скорее идентифицировать преступников. "Я с любопытством жду, в скольких случаях удастся это вообще, и придем ли мы на самом деле к этой перемене закона, которую предложил министр юстиции", - сказал Босбах, имея в виду предложение снизить барьеры для депортации уголовных беженцев. Кроме того, консервативный политик подчеркнул, что в ФРГ с волной беженцев возник "дефицит безопасности". На это указал и профсоюз федеральной полиции еще 3 декабря, независимо от событий в Кельне. Босбах потребовал изменить политику в отношении беженцев: "Нам нужен безупречный контроль на границах, установление личности и гражданства всех беженцев. Мы должны знать, где они проживают, на каком основании они здесь находятся".

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке