Новости

10.01.2016 21:00
Рубрика: Экономика

Холодная экономика 2016-го

Текст: (заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН)
Еще четыре года нам предстоит жить при сильном долларе и слабой цене на нефть
Нам есть чем заняться. Мы производим всего один костюм на 14 с лишним мужчин в год, один пиджак - на 60 мужчин, одно пальто на 12-13 человек и даже один чемодан (сумку) на 10-11 российских душ.

Заодно мы делаем семь пар обуви на 10 сограждан в год, из них - 20 процентов из кожи, а 40 - с верхом из резины и пластмассы. Еще одну пару спортивной обуви на 70 с лишним человек.

В месяц мы производим 180-220 штук металлорежущих станков. А в год несколько процентов потребности в замещении. И еще 380-400 штук тракторов любого назначения (с нашей 1/9 части земной суши, больше 100 миллионами га пашни). Заодно, между делом, один трамвай и 4 троллейбуса в месяц (в России больше тысячи городов). Кстати, о новой экономике. Выпуск вычислительной техники - 3-4 доллара в год на человека.

А как там расселение по всем городам и весям? Как борьба с "опустыниванием", депопуляцией в центральной части России или на Дальнем Востоке? На один деревянный дом заводского изготовления в год приходится 10 тысяч семей.

Эти примеры можно продолжать бесконечно. Мы живем с дефицитным, деформированным гражданским сектором. С растерянными отраслями "производства средств производства для производства средств производства". Экономика живет по формуле "обмен сырья на потребтовары, оборудование и технологии" в отношениях с ЕС (46 % внешнего товарооборота России). И готова подстроиться к Китаю на тех же условиях.

Если бы мы хотели другого для всех нас, то наша экономика крайне нуждается в изменениях своей структуры, в том, чтобы вернуться к большому универсальному хозяйству. 140-150 миллионов человек, богатейшая в мире страна по ресурсам - здесь есть все, чтобы стать индустриальной страной, нацеленной прежде всего на нужды собственного населения. Нам очень нужно самое отчаянное стимулирование спроса и предложения, подчиненное росту доходов и имущества среднего класса, мелкого и среднего бизнеса.

А что же ожидать в 2016 году? Только не этого. В ответ на сильнейшее внешнее давление мы создали экономику "холода" - ограничений, урезаний, торможений, экономии на всем.

Пример? Холодная кредитная политика Банка России. Кредиты в рублях экономике выросли за 10 месяцев 2013 года на 12 процентов, за тот же период 2014-го - на 11,8, в 2015-м - на 2. При инфляции в 15-16 процентов это реальное сжатие кредита.

Жесткая денежная политика ЦБ. Денежная масса М2 поднялась за январь - октябрь 2013 года на 4,2 процента. Тот же период 2014-го дал минус 3,6, в 2015 году - плюс 2,3 процента. Морозно, холодно. Жар (инфляцию) особенно не сбивает, а дышать в полную силу не дает.

Налоги и квазиналоги на уровне развитых стран ЕС (в районе 40 процентов ВВП), растущих с очень низкими темпами. Для нас это налоговое бремя слишком тяжело. Ни одна страна не совершала "экономического чуда" с такой нагрузкой.

Процент по ссудам? Двузначный! До 25-26 процентов по розничным кредитам в рублях, до 17-18 и выше - мелкому бизнесу. Регулятивная нагрузка? Нарастает! В 1996 - 2015 годах рост издаваемых за год нормативных актов - в 3 раза. Уголовный кодекс от дня рождения увеличился по объему в два с лишним раза, Административный кодекс - почти в три раза.

Бюджет? Рост военных расходов стал одним из стабилизаторов экономики в 2015 году, поддержал ВПК. Но станет ли он сильным стимулом на горизонтах в 5 - 10 лет? Или, наоборот, обернется конечным вычетом, не потребляемым "железом" для экономики? Пока это неизвестно, но уже сегодня в реальных цифрах стало меньше бюджетных вложений в человеческий капитал, в гражданский сектор. Спрос в этих отраслях поддерживается по "сокращенной программе", а заимствовать на внутреннем рынке бюджет, по большому счету, отказывается.

Все это внутренние ограничения, в которых работает бизнес. Они вместе с геополитической нестабильностью создают ощущение высоких рисков, тумана впереди и, самое главное, очень коротких горизонтов для инвестиций. Зачем вкладываться, если впереди неизвестность?

Результат - скандально низкая, падающая норма инвестиций. С ней просто не растут. Даже когда она была в начале 2010-х годов на уровне 22-24 процентов ВВП, это не слишком много. Сегодня - ниже 19-20 процентов. Для того, чтобы войти в стабильный рост хозяйства, нужно хотя бы 25-26, в "экономическое чудо" - 30-35 (в Китае сегодня больше 45 процентов ВВП).

2016 будет годом, когда "все работает" и все еще сыты, но все-таки нисходящим, с неожиданностями

Но, может быть, ну и ладно? Может быть, станет легче внешнее давление, и дальше само все как-то образуется? Нет, этого не случится. Российская экономика в опасности.

Впереди еще несколько лет циклического укрепления доллара к евро, а это традиционно ведет к ослаблению рубля. Усиление доллара будет и дальше давить вниз на мировые цены на сырье - нефть, газ, металлы, продовольствие. Они с начала 2000-х годов превратились в финансовые товары и падают в цене, когда доллар накачивает мускулы в паре с евро.

Экономика до 2018-2019 годов будет жить в "эпоху сильного доллара" и "на территории низких цен на сырье". Там, на горизонте, доллар, твердый, как алмаз, в 0,85 - 1,0 евро и нефть Брент от 35 до 60 долларов за баррель. И только потом произойдет поворот к солнечным дням - к слабому доллару и растущим ценам на сырье. Эти оценки не произвольны, они следуют из академического анализа механизма курсов и цен.

Еще одна угроза - невидимая стена, которая может встать перед нашим экспортом сырья в Европу (46 процентов внешнего товарооборота России, 60 процентов положительного сальдо торгового баланса). Официальная политика ЕС и США - диверсификация источников сырья, то есть снижение доли России. Весь 2015 год ЕС "материально" решала эту задачу (новые трубопроводы, "связки" между старыми, линии электропередачи, мощности для приема сжиженного газа, работа с новыми поставщиками).

И если в 2015 году сырьевая промышленность России работала по принципу "все на вывоз" (несмотря на низкие цены) и физические объемы экспорта сырья даже несколько возросли, то в ближайшие годы мы можем все больше упираться в то, что "нас не хотят" и "физика экспорта" будет сокращаться, сжимая размеры нашей экономики. К тому же впереди приход США и Ирана как экспортеров топлива в ЕС.

Самая серьезная опасность в будущем (но не в 2016-м) - технологические санкции. Они под любыми предлогами не будут сняты в ближайшие годы. Все указывает на это. В тяжелом машиностроении, электронике зависимость от импорта до 80 - 90 процента. То же - в инструменте, в ряде материалов и ключевых компонентов.

Между тем импорт оборудования из дальнего зарубежья упал ощутимее, чем импорт в целом. Делать все самостоятельно? Но мы четверть века теряли научные школы и технологии, и неизвестно, могут ли они быть воссозданы. Преодолеть технологическое эмбарго ЕС за счет Востока (Китай и другие)? Но с Китаем пока большое отрицательное сальдо торгового баланса. И неизвестно, насколько в среднем качество технологий и оборудования, поставляемых из Китая, будут адекватны европейскому. И будут ли? Китай - второй по значимости торговый партнер США и первый - Европы. Решить проблему за счет Японии и Южной Кореи? Но они находятся под военным зонтиком США.

Не стоит надеяться - внешний прессинг не будет идти в 2016-м по нисходящей. Но на сильные вызовы снаружи мы пока не нашли сильных ответов. Мы не проводим экономическую политику стимулирования роста и модернизации. Мы в основном обороняемся - режем, кроим, сокращаем (кроме ВПК), да пользуемся плодами девальвации (импортозамещение). Стимулов вроде бы создано много (антикризисный план), но все вместе они только держат на плаву и не могут запустить механизм роста.

Если это так, то 2016 год будет годом, когда "все работает" и все еще сыты, но все-таки год нисходящий, со многими неожиданностями, чаще неприятными. И вряд ли реализуется сценарий, который всем нравится: был сильный удар, потом все как-то образовалось, стабилизировалось, а потом станет лучше.

Как же будут решаться в 2016 году "краеугольные" вопросы нашего бытия? Что едим? Куда ездим? Как лечимся? Чем живем?

Ответы на эти вопросы коротки. Нефть Брент - 33-43 доллара за баррель. Рубль/доллар - 75 - 90. Инфляция - 12-18 %. ВВП - минус 1-5 %. Жить можно, но пробоин стало больше, качка усиливается.

Все может быть иначе

Но все-таки, вдруг 2016 год станет годом неожиданного поворота, новой экономической политики?

Вдруг запомнится годом исканий, когда внутренняя экономика из "заднего двора" стала целью номер один? Вдруг именно в 2016 году политика будет подчинена самым простым вещам: рост, модернизация, расширение внутреннего спроса и предложения? А что еще? Рост доходов и имущества населения, увеличение продолжительности жизни, реальное высвобождение энергии бизнеса, "раскорчевывание" всех лимитов и рисков действовать внутри России.

Как так? А вот так: вместо общества наказаний - переход, постепенный, осторожный, в среду поощряющую, с тысячами легких стимулов, когда в ней все кипит от идей. В удачный макроэкономический проект, который привлекает к себе весь мир весельем, дерзостью и чем-то новеньким каждый день на закуску.

Тогда что же такое счастье? Это большая, на десятилетия рассчитанная игра в России на усиление внутренней экономики - открытой, социальной, рыночной.