Новости

11.01.2016 21:48
Рубрика: Экономика

Встречайте черных лебедей

Текст: Никита Масленников (руководитель направления "Финансы и экономика" Института современного развития)
С тех пор как известный экономист Нассим Талеб опубликовал бестселлер "Черный лебедь", где шла речь о событиях-триггерах глобального кризиса 2008-2009 годов, игры в такого рода "угадайку" стали своего рода своеобразной интеллектуальной модой.

"Кейсы", безусловно, важны, но, как и в мире haute couture, существеннее тренды, то есть зоны рисков, где "будущее происходящее" может надолго осложнить взаимоотношения с действительностью. Под этим углом зрения 2016 год уже выглядит как полет стаи лебедей вовсе не белоснежного цвета.

Сначала о мировой экономике в целом. В ней пасмурно и скользко. Прогнозы говорят о продолжающемся торможении. Главные сюрпризы ожидаются от emerging markets, на которые в 2010-2015 годах (оценка МВФ) приходилось 53 процента глобального ВВП и 79 процентов его прироста, измеряемых по паритету покупательной способности. На явное замедление в этой части экономического мира накладывается и все более очевидная ее перегрузка геополитическими рисками. К перешедшим из прошлого года факторам Украины и Сирии добавился новый виток ближне- и средневосточной напряженности с нарастающим потенциалом макрорегионального конфликта. Он может захватить немалое число нефтедобывающих стран. И испытание термоядерного оружия в КНДР, и продолжение борьбы за Фолклендские (Мальвинские) острова, объявленное новым политическим лидером Аргентины... Выглядит все это тревожно.

Напряженность в Заливе в связи с разломом отношений Эр-Рияда и Тегерана сказывается на нефтеценах. Если, не дай бог, дело дойдет до боевых действий, по опыту прошлого, "военная премия" может составить 30-40 долларов за баррель. Но радоваться нечему. Помимо военного маразма как такового это еще и спусковой крючок новой глобальной рецессии. Даже если грозовые облака начнут понемногу разгоняться, последствия в виде повышенной и резкой волатильности рынка неизбежны. Скачки котировок будут переноситься на курс рубля, внутренние цены и далее по всему "вееру" макроэффектов. В Минфине России правы, предлагая исходить в этом году из среднегодовой цены на Urals в 40 долларов. Но это даже меньше, чем полдела. Влияние геополитики на макроэкономическую устойчивость в наших родных пенатах требует внимательного анализа с моделированием различных сценариев. 2016-й в этом плане будет непростым.

Второй "котел", где варится "бульон" рисков для глобального хозяйства, - экономика Поднебесной. Начало года с обвалом фондового рынка и очередным крутым ослаблением юаня показало, что состояние финансовой индустрии в стране остается крайне хрупким. Долговые проблемы разрастаются, вероятности дефолтов госкомпаний не снижаются, а балансирование между структурными реформами и монетарно-бюджетным стимулированием все более напоминает фарфоровый сервиз, выставленный на край вибрирующего чайного стола. Китайские риски уже обрели общемировое измерение.

Еще одна "территория рисков" - за океаном. ФРС США, начав в принципе неизбежную нормализацию денежно-кредитной политики, поставила множество вопросов перед участниками практически всех рынков. Когда на доллар приходится до половины всех международных платежей и расчетов, от его динамики зависит многое. Однако неопределенность траектории остается очень высокой. Предсказаний продолжения цикла роста и начала "исторического" ослабления примерно поровну. В последние дни все чаще говорят о первой возможности. Правда, с поправками на график и потолки предстоящих в 2016 году повышений базовой ставки. Вот и приходится включать "режим ожидания" по меньшей мере до марта.

Слишком сильный доллар нам некстати - он толкает вниз цены на все биржевые товары (а это главные статьи российского экспорта), дорожает корпоративный внешний долг, его обслуживание. Со слабым "американцем" тоже не благостно. Переукрепленный рубль ведет к неоднозначным последствиям и по условиям торговли, и в связи со сдерживанием импортозамещения, и по промвыпуску.

Внешние факторы-2016 включили "желтый" движению российской экономики по маршруту следующего года. Требуется максимальная осторожность. Итоги 11 месяцев 2015 года, когда все основные макропоказатели ушли в отрицательную область, привели к тому, что на "рынке прогнозов" стали доминировать "медведи". У продолжения, пусть и вялотекущей, рецессии вероятности прибавилось. Между тем сбываемость прогнозов - всегда функция от содержания экономической политики. Рисков на этой стезе, в том числе и реализовавшихся, в прошлом году было предостаточно. Пора их переводить в категорию шансов, когда решающее значение для выхода в режим устойчивого и неинерционного, то есть уверенно набирающего через год-два темп в 3 процента и выше, роста имеют актуализация структурной повестки (в принципе многие ее пункты сформулированы в основных направлениях деятельности правительства до 2018 года) и начало ее исполнения. Если в наступившем году удастся перевести стрелки на "новое время", это станет главным экономическим хитом-2016.

Понятно, что его качественное наполнение будет зависеть от того, чем завершится главное политическое событие года - парламентские выборы. Важно, чтобы по их итогам сложился депутатский корпус, способный обеспечивать послойное снятие структурных ограничений экономической динамики. Популизм, мобилизационно-изоляционистский уклон, неуемное тяготение к "ручному управлению" в этом деле противопоказаны.

Экономика Макроэкономика Цены на нефть и газ