Новости

Чем питаются жители Петербурга и Ленобласти
Федеральная служба госстатистики (Петростат) опубликовала итоги обследования бюджетов домашних хозяйств Ленинградской области и данные по потреблению населением Санкт-Петербурга и Ленобласти основных продуктов питания.

Если внимательно вчитаться в эти цифры, вырисовывается интересная картина: далеко не все устойчивые стереотипы нашего массового сознания о "голодных бедных" и "сытых богатых" оказываются верными. Более того, состав семьи, как можно догадаться, внушительно влияет на бюджетные расклады, но влияет совсем не так, как мы себе это обычно представляем.

Жители Петербурга, например, едят мяса меньше, чем в среднем по России (70 килограммов на человека в год против 74). А жители Ленинградской области, наоборот, мяса потребляют больше, чем средний россиянин, - 78 килограммов.

Зато петербуржцы пьют значительно больше молока (312 против среднероссийских 244 килограммов на человека в год). У жителей Северной столицы молоко и молочные продукты, похоже, вообще являются излюбленной пищей. Петербуржцы по этому показателю с большим опережением обгоняют все соседние регионы. В Вологде, например, славившейся некогда своей "молочкой", потребление молока составляет всего 238 килограммов на человека в год. В Архангельской области - вообще 170.

Зато петербуржцы не любят картофель (73 килограмма против среднероссийского показателя 111). А в Новгородской области (128) и в Карелии (115) картофель - основной продукт питания. Если читатель здесь понимающе хмыкнет: мол, баланс питания диктуется уровнем жизни, в богатых регионах едят творог и сыр, в бедных - картошку, то вот еще один вопрос для размышления. Овощей и фруктов в Санкт-Петербурге отчего-то потребляют мало (82 килограмма на человека в год), в Ленобласти и то больше (98). В Калининграде этот показатель 115 килограммов, а по России - 111.

Вероятно, на структуру питания влияют не только личные бюджеты жителей, но в значительной степени и региональные традиции.

Что же касается вкусовых предпочтений "бедных" и "богатых", то здесь картина и вовсе удивительна. Оказывается, структура питания в домохозяйствах, разделенных по степени дохода на "самых бедных" (1-я группа) и "самых богатых" (10-я группа), мало чем отличается одна от другой! То есть доли съеденных молока, мяса, сахара, жиров в общем объеме потребленной пищи и там, и там практически равны. Если в первой группе доля съеденного хлеба составляет 17,4 процента, то в десятой - 15,7 процента. Мясо: в первой группе - 27 процентов, в десятой - 26,4. Рыба: в первой - 5,5 процента, в десятой - 5,9. Сахар: в первой - 5,3 процента, в десятой - 3,7. Масло: один процент и 0,9. Более-менее существенна разница только в позициях фрукты-ягоды и овощи-бахчевые (она составляет три - четыре процента, разумеется, в пользу "богатых").

Впрочем, здесь надо сделать оговорку: данные эти приводятся по результатам выборочного обследования 505 домохозяйств Ленинградской области. Все респонденты по уровню доходов были разделены на десять групп, однако в силу специфики условий обследования (в выборку, не слишком многочисленную, не попала столица), контраст между ними был не особенно велик. Тем не менее в группу "самые бедные" вошли жители, чей среднемесячный доход на душу составляет примерно семь тысяч рублей, а в группу "самые богатые" - превышает 50 тысяч.

Еще один распространенный стереотип: чем больше семья, чем больше в ней детей, тем труднее ее прокормить. Это житейское наблюдение верно в довольно узком сегменте: один ребенок или несколько. А если сравнивать позиции "два или три ребенка в семье", выясняется, что разрыв в потреблении мяса, хлеба, сахара вовсе не так и велик. В отношении некоторых показателей его нет совсем. Правда, это не относится к фруктам и молочным продуктам.

Но главное удивление вызывают цифры исследования семей, состоящих из одного человека, и всех остальных. Вот где наблюдается колоссальный разрыв! Оказывается, одиночки потребляют продукты питания практически по всем позициям в гораздо больших количествах. Хлеба так просто в разы: одиночка съедает более 155 килограммов в год, а в семье из трех - четырех человек на душу приходится всего порядка 79-83 килограммов. То же касается яиц (371 штука против 150-190), масла (19,5 килограмма против семи - девяти). Можно объяснить эту разницу иначе устроенным режимом питания: одиночка пробавляется дежурной яичницей и бутербродами, а в семьях варят суп. Но и картофеля отчего-то он ест в разы больше (121,8 против 50-60 килограммов), и рыбы, и овощей.

Если же сравнить энергетическую ценность потребляемых продуктов, то выяснится, что домохозяин, проживающий в своем домохозяйстве один, потребляет в сутки 4327 килокалорий, тогда как в домохозяйствах с одним ребенком этот показатель составляет 2883,4 килокалории на человека в сутки, с двумя детьми - 2333,1. Примечательно, что медицинская норма потребления килокалорий даже для мужчин, занятых тяжелым физическим трудом, составляет всего 3,7 тысячи. Для тех, кто работает умственно, и того меньше - порядка трех тысяч. Для женщин она балансирует между 2,2 и 2,5 тысячи. Если, конечно, женщина не таскает тяжести, укладывает шпалы и тому подобное.

А вот еще любопытные данные, обнародованные Петростатом, относительно соотношения расходов и доходов наших жителей. На покупку продуктов питания в общей структуре потребительских расходов житель Ленинградской области тратит 34,2 процента своего бюджета. Плюс еще порядка пяти процентов уходит у него на питание вне дома.

Структура потребительских расходов петербуржца немного иная: 25 процентов идет на покупку продуктов, плюс четыре процента - на еду вне дома.

Известно, что чем большую долю своих доходов человек тратит на еду, тем он беднее. На днях Левада-центр сообщил о том, что порядка 70 процентов россиян тратят сегодня на еду половину своего бюджета.

Но оказывается, самые "прожорливые" - не самые бедные! Например, хлеба, мяса, рыбы, яиц, сахара и молока больше всего едят в девятой группе, где среднедушевой доход составляет порядка 25 тысяч рублей на человека в месяц. В десятой, где среднедушевой доход выше 50 тысяч, количество потребляемых продуктов резко снижается. Вообще, заметно "прожорливее" потребитель становится в группах, где доход человека начинает превышать 15-16 тысяч рублей в месяц. При доходах выше 25-30 тысяч рублей доля трат на питание, да и сам объем этого питания, заметно снижается.

И еще одну любопытную особенность нашего насыщения отметили статистики. По итогам обследования 2014 года соотношение доходы-расходы в бюджетах домохозяйств интересно коррелируются с состоятельностью граждан. Так, самые бедные тратят практически все. Начиная с третьей группы доходы чуть-чуть превалируют над расходами (люди, которые капельку побогаче, начинают копить). Этот разрыв, когда доходы выше расходов, увеличивается в группах "середнячков" (шестая - девятая). А в десятой происходит странное: расходы у "богатых" резко превышают доходы.

Прямая речь

Елена Омельченко, профессор НИУ Высшей школы экономики, академический руководитель образовательной программы "Современный социальный анализ":

- Питание в наше время составляет часть значимой социальной культуры, и об этом мои коллеги-социологи сегодня много пишут и говорят. Именно поэтому вопросы питания не следует соотносить только с темой бюджета. Питание - это зеркало культуры, атмосферы того или иного населенного пункта, габитуса человека (то есть его социально-генетических свойств). Поэтому объяснение тем "диковинкам", которые подметил журналист, я бы искала прежде всего в истории и географии региона. Петербуржцы заменяют мясо рыбой и молоком в силу исторических традиций, близости к "загранице" вообще и к Финляндии в частности. Здесь к тому же развита традиция вегетарианства.

Что касается изменения питания в зависимости от количества детей и структуры семьи, то здесь, полагаю, работает тот же принцип, что с одеждой: покупать на двоих-троих вовсе не в два-три раза дороже, чем на одного! Мамы-домохозяйки просто рациональнее устраивают семейный бюджет. То же самое можно сказать и про одиночек, где работает обратный механизм. Возможно, приобретая больше продуктов, чем ему надо, человек подсознательно воспроизводит традицию семейного присутствия. Кроме того, готовить на одного всегда затратнее, так как многое идет в отходы. (Ну не сваришь же суп на порцию в 200 граммов! Варишь пол-литра и половину выливаешь.)

Превалирование расходов над доходами следует рассматривать в связи с тем, в какой момент жизни респондентов происходил опрос. Есть научные данные о том, что человек, меняющий свой статус на более высокий, в первые три - четыре года производит много расходов в так называемом сегменте "престижного потребления". Ему нужно освоиться с новым уровнем жизни, вписаться в новый образ. Отсюда - траты накопленного, ориентация на то, что "новая жизнь" пойдет совсем по иным стандартам.