Новости

12.01.2016 15:00
Рубрика: "Родина"

Командарм Андрей Снесарев: Ария восточного гостя

Текст: (доктор исторических наук)
1865 - 1937
В 1967 году, к пятидесятилетию революции, на советские киноэкраны вышел фильм "Седьмой спутник" по одноименной повести Бориса Лавренева. Главный герой - бывший генерал, пошедший в Красную армию. Попав в плен к белым, он отказывается у них служить. И на вопрос белого офицера - кто же вы, если не большевик, - подписывает себе смертный приговор, объясняя свою и других бывших офицеров роль в революции: "Вы этого не поймете... не сможете понять... Когда огромное тело пролетает в мировом пространстве, в его орбиту втягиваются малые тела, даже против их воли. Так появляется какой-нибудь седьмой спутник..."

Среди десятков тысяч "малых тел" на орбите трагических катаклизмов 1917 года оказался и выдающийся военный мыслитель, ученый-востоковед, генерал-лейтенант Русской императорской и командарм Красной армии Андрей Евгеньевич Снесарев. В минувшем декабре исполнилось 150 лет со дня его рождения.


14 иностранных языков

Сын священника Воронежской губернии, Снесарев активно стремился к образованию. Окончил с серебряной медалью гимназию, с отличием физико-математический факультет Московского университета, защитил диссертацию "Исследование бесконечно малых величин", прошел годичный курс Московского пехотного юнкерского училища, окончил Николаевскую академию Генерального штаба. А еще за его спиной практическая Восточная академия и обучение вокалу у знаменитого оперного певца Ипполита Прянишникова (Снесарев обладал бархатным баритоном)...

Даже по меркам эпохи, давшей миру немало гениев, образование Снесарева считалось выдающимся.

Он принадлежал к замечательной плеяде русских офицеров, на становление которых повлиял поворот политики России на Восток, - присоединение Туркестана, путешествия и открытия Н.М. Пржевальского, П.П. Семенова-Тян-Шанского1. По одному из свидетельств, будущий генерал знал четырнадцать иностранных языков (английский, немецкий, французский, латынь, древнегреческий, кумыкский, киргизский, фарси...), побывал в Индии и Афганистане, в Тибете и на Памире, три месяца работал в библиотеке Британского музея. И еще до революции приобрел в научных кругах международную известность.

А на военной стезе участник Первой мировой был отмечен высшими боевыми наградами старой России - Георгиевским оружием, орденами Св. Георгия 4-й и 3-й степеней.

Переход Снесарева, друга генерала Корнилова, возглавившего Белое движение на Юге России, на сторону Красной армии, стал неожиданностью.


Выбор на изломе

Скупые строчки личного дневника доносят до нас из весны 1918 года сомнения и тревоги Снесарева. В апреле он получает приглашение приехать в Москву от бывшего генерала Михаила Бонч-Бруевича. Соглашается. "На душе неважно, втюхался в историю, несомненно... хорошие решения приходят при хорошей обстановке, а у меня что-то в машине "сошло с шурупов"2. Пытается сопротивляться. Обращается с письмом к Бонч-Бруевичу, пытаясь избежать встречи с бывшими товарищами на поле брани3. Тщетно.

С "шурупов сошла" Россия, в которой разгорается Гражданская война. Снесарев получает распоряжение ехать в Царицын.

"Тоска страшная, так и сосет. Правильно ли я делаю, на верный ли я стал путь? Я полон сомнений и хожу из угла в угол; мысли нервны и кружатся бестолковым ходом. Ехать не хочется"4.

Но и отъезд за рубеж он считал для себя невозможным. Из письма брату: "Но с кем же страна останется, и что с нею будет?"5

Миллионы людей делали выбор на изломе эпох. Для многих он стал смертельным. Трагическим - для всех.


Эхо Царицына

Несколько лет назад на одном из западных аукционов на продажу выставили необычный лот. Это был листок бумаги с краткой запиской: "Клим! Думаю, что можно было бы заменить Снесареву высшую меру 10 годами. И. Сталин". За этими словами последняя драма нашего героя...

В качестве военспеца он был одним из организаторов обороны Царицына в 1918 году. Здесь познакомился с будущим "отцом народов" и Климом Ворошиловым. Сталину военспецы не нравились. Порой не без оснований он подозревал их в контрреволюции и саботаже. Сослуживец Снесарева, бывший полковник Анатолий Носович, осенью 1918-го, захватив комиссара, бежал на автомобиле к казакам...

Правда, Снесарев был на хорошем счету. Возможно, это спасло Андрея Евгеньевича в 1930 году, когда с его именем чекисты связали георгиевские вечера - неформальные встречи георгиевских кавалеров в день Св. Георгия 26 ноября (9 декабря). Тогда "бывшие" надевали заслуженные в боях "белые крестики" и вспоминали прежние времена. Разгоряченные спиртным (сам Снесарев к выпивке относился пренебрежительно), они порой нелестно отзывались о советских порядках. Это и легло в основу обвинений группы офицеров старой армии, арестованных по делу всесоюзной военно-офицерской контрреволюционной организации "Весна".

К этому времени Снесарев считался подлинным научным корифеем. В Гражданскую войну он руководил академией Генерального штаба РККА и преподавал в ней, стал первым деканом военного факультета Туркестанского государственного университета и первым ректором Московского института живых восточных языков, работал ректором Института востоковедения. Одно время бывший царский генерал обучал военной науке даже знаменитого красного конника Семена Буденного, который на всю жизнь сохранил искреннюю благодарность учителю6. Мы уже не говорим о его обширном письменном наследии...

В 1928 году Снесарев за выдающиеся заслуги был удостоен звания "Герой труда". А через три года пошел по лагерному этапу...

Арестованный по делу "Весны", он был приговорен к расстрелу. После "амнистии" Сталина попал в Свирьлаг. Только осенью 1934 года, уже тяжело больным, вышел на свободу. И через три года умер в московской больнице, оставив большую семью из шестерых детей. Похоронен на Ваганьковском кладбище. Реабилитирован в 1958 году.


Фото и документы из личного архива семьи Снесаревых

Автор выражает искреннюю признательность внукам Снесарева - А.А. Комиссаровой и А.А. Снесареву - за предоставленные материалы.

Домшний архив

Снесарев-младший тоже защищал Отечество

Сын красного генерала и крестник белого погиб под Наро-Фоминском.

Выпись из метрической книги Богоявленской церкви города Острогожска Воронежской губернии свидетельствует: крестным отцом близнецов Снесаревых, Георгия и Александра, был друг их отца генерал Лавр Георгиев Корнилов. Поскольку в те дни октября 1917 года он находился под арестом в Быхове, то, очевидно, в крестные был записан заочно.

Один из близнецов, Александр Снесарев, писал пьесы, рассказы и стихи, увлекался живописью. В год ареста отца занимался в литературном кружке молодых поэтов при издательстве "Советский писатель". Начинал с подражания Николаю Гумилеву, был под большим влиянием Александра Блока и Валерия Брюсова. В 1939 году поступил на отделение поэзии Литературного института, где был отличником. Ему прочили большое поэтическое будущее...

В июле 1941 года со второго курса института ушел добровольцем на фронт. Осенью того же года погиб под Наро-Фоминском.

Публикуем одно из его предвоенных стихотворений.

Александр Снесарев
Стихи о последнем выстреле
7

Лишь к ночи стихнул бой.
Кольцо прорвав,
Отряды красных откатились к Дону
И толпами сошлись у переправ,
У чуть синеющих прогнивших
                              плоскодонок.
Их прикрывал туман...
Костров не жгли...
Продрогнув, глухо матюкались люди...
Лишь два бойца прорваться не смогли,
Остались там, где было их орудие.
Прикрыв собой отход, весь день оно,
Порывно вздрогнув, харкало железом...
И как узнать, что за спиной
Шоссе противник
                              перерезал!
Их было шесть...
Теперь их только два.
Один здоров. Другой перекалеченный...
Пустые гильзы трогает трава...
Ползет к остывшему орудью вечер...
И нет коней, чтоб ускакать к своим!
И не были свои еще им так желанны...
Лишь три руки осталось на двоих,
На три руки осталось два нагана.
Стрелял один...
Вокруг кончалось все.
Закат уплыл за реку, стерлись тени...
Он все стрелял, держась за колесо,
В бегущие навстречу привидения.
Но пулям где-то свой ведется счет.
И вот последняя...
                              невырванное жало...
Но нервно передернулось плечо,
И пуля, тоже вздрогнув, промолчала...
Последняя...
За ней не разглядеть -
Попала или нет... А может лучше
Последнюю себе... и умереть,
Врагу не дав себя ни спрашивать,
ни мучить?...
Так лучше... И наган к виску подполз...
Но что-то враз остановило руку!..
То ветер горе по траве пронес -
Тяжелый бред израненного друга.
И вспомнилось родимое село...
И детство их...
                    и дружба всплыли быстро...
Коль друг, так другу уступают все -
И первый ломоть
                    и последний выстрел!
Спустя два дня свои пришли назад.
Безрукий труп сгибался у орудия.
Другого не было...
И лишь у крайних хат,
В селе, нашли с рассеченною грудью
Еще какой-то труп... А рядом выл
Облезлый пес, тоскливо и ненужно.
Бойцы не плакали...
Вперед ушли отряды...
Вы
Поняли теперь, что значит слово
                              дружба?...

Апрель 1939 г.


Примечания
1. Подробнее см.: Схиммельпеннинк ван дер Ойе Д. Навстречу восходящему солнцу: Как имперское мифотворчество привело Россию к войне с Японией. М., 2009.
2. Снесарев А.Е. Москва - Царицын. Из дневника 1918 года (май) // Московский журнал. 1996. N 2. С. 54.
3. Там же // Московский журнал. 1996. N 3. С. 44.
4. Там же.
5. Архив семьи Снесаревых (Москва).
6. Буденный С.М. Слово о старшем друге // Андрей Евгеньевич Снесарев (жизнь и научная деятельность). М., 1973. С. 5-10.
7. РГАЛИ. Ф. 632. Оп. 1. Д. 2272. Л. 28об.-29.

Последние новости