Новости

Александр Шохин о том, как пережить 2016 год и остаться счастливым
Российский бизнес может приспособиться к любой ситуации. Ему нипочем ни кризис, ни инфляция, ни стагнация. И 2016 год не станет исключением, уверен глава Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Почему? Об этом он рассказал "Российской газете".

Александр Николаевич, все нас пугают. Минфин не исключает, что цена нефти упадет до 30 долларов, Греф - банковским кризисом. Летом вы предрекали выход из кризиса в 2016 году. Сейчас прогноз не изменился?

Александр Шохин: Предыдущие кризисы показали, что бизнес может приспособиться практически к любой ситуации в экономике, так что переживем. Но 2016 год точно будет непростым, а главное, непредсказуемым. Слишком многое зависит от внешних факторов. Цены на нефть могут как упасть ниже 30 долларов, так и заметно подрасти к концу года - это уже не макроэкономическое прогнозирование, а гадание на барреле. Но это означает, что работу по улучшению предпринимательского климата и институциональные реформы надо продолжать.

Готовимся к рывку

Какому бизнесу сейчас труднее всего? Чем может помочь государство? И надо ли помогать?

Александр Шохин: Непростая ситуация складывается в строительстве и секторе стройматериалов, на рынке авиаперевозок. Не лучший год будет у туристических компаний. Сложно предсказать ситуацию на авторынке, но шансы на заметный рост спроса невелики.

В целом компании, ориентированные на потребительский сектор, ждут непростые времена, если они не смогут воспользоваться возможностями, связанными с низким курсом рубля и потерей доли на рынке некоторыми из иностранных конкурентов. Ну и нефтяному сектору будет непросто сохранить достигнутые в предыдущие годы результаты.

Ожидания бизнеса на 2016 год достаточно тревожные с точки зрения оценки и геополитической ситуации, и макроэкономической, и микроэкономической, да и в конкретном регионе. Тем не менее бизнес - это наиболее оптимистическая часть нашего общества, поэтому исходим из худшего, но надеемся на лучшее.

Какой бизнес будет процветать?

Александр Шохин: Определенный выигрыш получат экспортоориентированные сектора с высокой долей рублевых издержек. Сравнительно неплохо будут обстоять дела в пищевой промышленности, хотя двузначных темпов роста ожидать не стоит. Достаточно устойчивой будет ситуация в ОПК. Есть шансы и у наиболее конкурентоспособных производителей легкой промышленности. Хотя успешно развиваться могут компании любых секторов, если они готовы сохранять инвестиционную активность. Согласно ежемесячным антикризисным опросам РСПП их доля равна 10-15 процентам.

Что может стать точкой опоры для рывка экономики?

Александр Шохин: Вряд ли можно ожидать в 2016 году рывка, но подготовиться к рывку мы обязаны. Необходимо учитывать, что импортозамещение - это производство конкурентоспособной на внешнем рынке продукции, а не вытеснение импорта с внутреннего рынка отечественными товарами низкого качества. Сейчас политика импортозамещения уже дает первые результаты.

Компании многих секторов постепенно занимают все большую долю на внутреннем рынке и выходят на внешние. Низкий курс рубля также повысил привлекательность реализации импортозамещающих проектов. Правда, их эффективность зависит от доли импортного сырья и комплектующих, не говоря об оборудовании.

Каяться не любим

Почему амнистию капиталов продлили на полгода, а не на год? Согласны ли вы, что все равно ею мало кто воспользуется, поскольку каяться народ не любит?

Александр Шохин: Причин недостаточной популярности амнистии капиталов несколько.

Во-первых, это изначальные сжатые сроки ее проведения. Подготовка декларации требует времени, особенно если речь идет о капиталах в нескольких юрисдикциях. Кроме того, мы изначально предлагали синхронизировать сроки проведения амнистии со сроками проведения декларационной кампании в отношении контролируемых иностранных компаний (КИК).

Во-вторых, некоторые положения закона прописаны нечетко. Например, не урегулирован однозначно вопрос репатриации движимого имущества из государств, включенных в список ФАТФ или с которыми отсутствует международный договор РФ по вопросам налогообложения. Не определено, как можно "репатриировать" доли в компании. Не зафиксированы сроки репатриации, если она нужна. Не определено, какие договоры РФ по вопросам налогообложения будут достаточными, например, если есть договор об избежании двойного налогообложения - этого хватит или нет, чтобы репатриация стала необязательной.

В-третьих, это проблема традиционного и взаимного недоверия государства и бизнеса.

Годы идут, а бизнес жалуется на одни и те же вещи: нехватку финансов, отсутствие кадров, административные барьеры. Не работают институты развития?

Александр Шохин: Бизнес всегда жалуется на высокие налоги и неквалифицированные кадры, но нередко он прав. Значительную часть традиционных проблем бизнеса - нехватка кадров, проблемы с отсутствием на рынке длинных и дешевых денег, высокая фискальная нагрузка - невозможно решить, приняв еще одну "дорожную карту" или создав еще один институт развития.

Нужны институциональные реформы, которые будут комплексно решать проблему. Пример - Фонд развития промышленности (ФРП), который оказался эффективным институтом поддержки промышленных проектов с уникальной ставкой - 5 процентов годовых. Но одобрено было чуть больше 70 проектов за год. Даже с учетом мультипликативного эффекта это не заменит нормально работающей финансовой системы.

Вы возглавляете РСПП уже 10 лет. Можно ли говорить о том, что диалог с государством идет на равных?

Александр Шохин: Диалог пока идет не совсем на равных. Скорее, речь идет о предпринимательском сообществе как младшем, а не равном партнере, но за прошедшие десять лет нам удалось добиться радикальных изменений в диалоге бизнеса и власти.

Главный итог - институционализация диалога. Обсуждение проектов нормативных правовых актов (НПА) в значительной степени сконцентрировано на формализованных площадках. Ключевую роль играют оценка регулирующего воздействия (ОРВ) и экспертиза действующих НПА федеральных органов исполнительной власти. Благодаря ОРВ удалось не допустить принятия многих решений, необоснованно увеличивающих нагрузку на бизнес, хотя добиться ОРВ законопроектов, подготовленных ко второму чтению Госдумой, пока не получилось.

Дополнительные возможности для цивилизованного лоббизма дают такие площадки, как Правительственная комиссия по законопроектной деятельности и Российская трехсторонняя комиссия (РТК) по регулированию социально-трудовых отношений. Подготовлены предложения, в соответствии с которыми со следующего года координаторы профсоюзной и работодательской стороны РТК на постоянной основе смогут принимать участие в заседаниях правительства РФ.

Нельзя забывать и про Экспертный совет при правительстве, Агентство стратегических инициатив. Можно сказать, что в России за последние годы выстроилась достаточно эффективная система цивилизованного лоббизма, позволяющая предпринимательскому сообществу отстаивать свои интересы.

Кто первый встал - того и деньги

Много говорится о том, что России следует сосредоточиться на глобально конкурентоспособных товарах и услугах. Но что конкретно мешает нам увеличить долю на мировых рынках?

Александр Шохин: Малому и даже среднему конкурентоспособному бизнесу было непросто выходить на внешние рынки. Это требовало слишком серьезных финансовых и временных затрат. Даже для того, чтобы получить поддержку по одному проекту, приходилось обращаться во множество органов власти и институтов развития. Ситуацию изменил Российский экспортный центр. Он стал полноценным "единым окном" для компаний, которым необходима поддержка при реализации экспортоориентированного проекта.

Ужесточилось ли администрирование?

Александр Шохин: Да, оно стало более жестким. Сейчас вводится целый ряд вполне разумных, может быть, решений - доналогообложение доходов от КИК, отчетность по КИК. Но эти меры требуют дополнительных усилий от бизнеса. Административная и финансовая нагрузка на бизнес по отчетности достаточно велика и распространяется она на большое количество юрисдикций, и на большое количество компаний не только крупного, но и среднего бизнеса. Это все дополнительные расходы времени и сил, компаниям нужно иметь юристов и бухгалтеров и даже увеличивать их число.

Все хорошо в свое время. У нас, к сожалению, получилось так, что многие решения отрабатывались пару лет назад, когда мы думали, что вышли из кризиса и уже начался рост. А введены в действие они были тогда, когда начался новый кризис. Появились "ножницы" между экономической реальной ситуацией и внедрением тех мер, которые хорошо вводить в период экономического подъема.

Малый бизнес уйдет в тень?

Александр Шохин: В тень малый бизнес уходил, когда страховые платежи были повышены с 30 до 34 процентов, когда принимались такие решения, что было выгоднее просто не работать, чем платить такие высокие взносы. Но это все в прошлом. Сейчас я не считаю, что уход в тень будет. Скорее, будут вообще уходить из бизнеса из-за сложных финансово-экономических условий. Инфляция высокая, более 12 процентов, ключевая ставка хоть чуть ниже, чем инфляция, но, тем не менее, финальная ставка для заемщиков - 15-20 процентов, что делает невозможным реализацию серьезных проектов.

Некоторые механизмы селективной поддержки достаточно эффективные, тот же Фонд развития промышленности, но объемы очень маленькие. Скажем, 20 миллиардов рублей фонда на поддержку проектов средних компаний, проектов в размере 300, 500, 600 миллионов рублей, это незначительная поддержка промышленности. Потому она и называется селективная, что это выборочная поддержка, доступ к которой имеют даже не все компании, у которых есть сопоставимые проекты. Действует принцип, который Виктор Черномырдин когда-то описал формулой "кто первый встал, того и тапки". Для того чтобы все мало-мальски эффективные проекты, которые заявляются в фонде, были воплощены в жизнь, нужно не 20, а хотя бы 120 миллиардов рублей. Тогда мы могли бы говорить о том, что компаний, у которых есть серьезные инвестпроекты, собственные разработки и средства, в 10 раз больше, чем позволяют возможности этих фондов.

Нужно найти золотую середину между механизмами финансирования отдельных проектов и снижением ключевой ставки. Понятно, что чем больше мы будем тратить денег на механизмы выборочной поддержки, тем меньше шансов будет на снижение ставки, поскольку большая доля средств пойдет по низким ставкам выборочного механизма. Чересчур много денег по селективным технологиям не может пройти, тогда уж легче ставку снижать в целом, что, безусловно, является более перспективным.

Прогнозы от Александра Шохина

Александр Николаевич, назовите три самых серьезных экономических вызова 2016 года.

Александр Шохин: Дальнейшее снижение цен на нефть, ухудшение ситуации во внешнеполитической сфере, недостаточно активная политика по улучшению предпринимательского климата.

И каковы тогда пессимистический и оптимистичный прогнозы по росту экономики, курсу рубля, цене нефти, инфляции?

Александр Шохин: Цены на нефть: пессимистический - ниже 30-35 долларов за баррель, оптимистичный - 40-50 долларов.

По инфляции оптимистичный - 7-8 процентов, пессимистический - 11-12 процентов. Курс доллара составит около 80 рублей.

Рост экономики: оптимистичный - плюс-минус 0 процента (базовый прогноз ЦБ РФ), пессимистичный - минус 1-2 процента.

Ваш совет: как пережить 2016 год и остаться счастливым?

Александр Шохин: Бизнесом занимаются только оптимисты, особенно в России. Поэтому вопрос не в том, как пережить сложный год, "впав в спячку", а тем более в кому, а в том, чтобы искать в кризис новые возможности, осваивать новые технологии и продукты, управленческие решения, выходить на новые рынки.

А счастье надо искать в семье, в любимом деле, воспринимая каждое событие в жизни как возможность чему-то научиться.

Инфографика РГ/ Леонид Кулешов/Елена Березина