Новости

12.01.2016 22:00
Рубрика: Экономика

Гончаров без обломов

Под Калугой открылся литературный отель, где в каждом номере целая библиотека
Мы разучились читать. И в метро, и на пляже, и даже, пардон, в уборной тычемся в гаджеты, как будто в них вся сила. Мой друг недавно раздал соседям библиотеку родителей. Мол, место занимает да пыль собирает. Теперь там установлен супермодный с вогнутым экраном, с Wi-Fi и прочими электронными приблудами телевизор.

Но остались еще заповедные уголки, где книга занимает достойное место. На самом излете Года литературы общественности был представлен литературный парк-отель "ГончаровЪ".

С "Обломовым" название отеля никак не связано, хотя понежиться на мягких перинах с томиком в руках весьма недурственно. Гончаров имеется ввиду совсем другой, но тоже сыгравший матримониальную роль в русской словесности. Это дед Натали Пушкиной Афанасий Абрамович Гончаров. Но давайте по порядку.

В 1718 году в лесах между Малоярославцем и Калугой открылся полотняный завод. Из названия можно понять, что здесь делалось. Половина Российского флота ходила с калужскими парусами. Да что там российского! За превосходной парусиной приезжали купцы из Швеции, Голландии и Германии. из отходов полотняного производства изготавливалась бумага. Кстати, завод с момента открытия не останавливался. Правда, два раза в связи с оккупациями Наполеона и Гитлера продукция не отгружалась, но это было всего по месяцу и на годовом плане никак не сказалось. Он и сейчас дымит трубами. Выпускает школьные тетрадки. Каждая десятая - отсюда.

Сие предприятие было создано по указу Петра I. Калуга всегда славилась льном. Так бы и остался завод еще одним прожектом в петровской перестройке, если бы сюда в мае 1830 года не приехал Александр Сергеевич Пушкин просить руки совсем юной Натали Гончаровой. Целыми днями влюбленные бродили по парку или сидели в плавучей беседке. Пушкин еще раз приехал в Полотняный Завод. Вот что пишут в путеводителе:

Из каретного сарая усадьбы получился трехзвездочный отель. Фото: Юрий Снегирев/РГ

"Уставший от столичной суеты, поэт отдыхал здесь душой среди тишины и покоя. В письме к супруге в 1834 г. он признался: "Боже мой! кабы Заводы были мои, так меня в Петербург не заманили бы и московским калачом. Жил бы себе барином".

Тогда же в 1834 г. были написаны строки, в к оторых эта мысль обрела поэтическую форму:

Пора, мой друг, пора!

[покоя] сердце просит -

Летят за днями дни,

и каждый час уносит

Частичку бытия,

а мы с тобой вдвоем

Предполагаем жить, и глядь -

как раз - умрем.

На свете счастья нет,

но есть покой и воля.

Давно завидная

мечтается мне доля -

Давно, усталый раб,

замыслил я побег

В обитель дальную

трудов и чистых нег".

Не только Пушкин осенил своим присутствием Полотняный Завод. Екатерина II пила чай в бирюзовом зале поместья Гончаровых и высоко оценила качество местной "египетской" бумаги. Во время отступления русских войск здесь разместил свою ставку Михаил Илларионович Кутузов. Да и его генералы любили заезжать в усадьбу. В своих мемуарах пленный французский полковник Боволье писал о фантастическом гостеприимстве семьи Гончаровых. Бывали здесь и Жуковский, и Гоголь, и Пирогов, и Книппер-Чехова, и Луначарский. Неподалеку в 50-х годах прошлого века учительствовал Булат Окуджава. Ну как не заехать в дорогое каждому поэту место? А из последних, кто почтил память Поэта, был Эльдар Рязанов.

Заводик дымил, усадьба рушилась. Только к 200-летию Пушкина нашлись средства на реставрацию Главного дома, где открыли музей. А что дальше? Любить Пушкина и ехать за двести километров на перекладных в Полотняный Завод суть вещи подчас несовместные.

Денег на культуру у нас всегда не хватало. Такое уж свойство русской души - не помещается она в бюджет! Еще чуть-чуть, и мы бы навсегда лишились всего ансамбля древней усадьбы Гончаровых. Спасло положение государственно-частное партнерство. Вкратце это выглядит так: бизнес дает деньги на реставрацию и реновацию. Государство в лице министерства культуры и минэкономразвития гарантирует вложение денег и позволяет вести бизнес на территории объекта. Концессия! Первой ласточкой стал ресторан "ГончаровЪ", который открылся в мае 2014-го. А второй - литературный отель в помещениях каретного сарая.

...Полотняный Завод я узнал сравнительно недавно. Рядом с усадьбой есть заброшенная школа, которая еще раньше была домом компаньона Гончарова Щепочкина. Памятник архитектуры, между прочим. Его-то облюбовали киношники. В просторных коридорах сохранились плакаты со Сталиным, мебель позапрошлого века и скрипучие половицы. Будто перенесся в машине времени. Мы снимали сериал "Черта" - про ликвидацию бандитизма в 1918 году. Лучшей натуры и не найдешь. Съемочная группа обедала на площадке. Главный режиссер Вадим Дубровицкий посоветовал навестить только что открытый ресторан "ГончаровЪ". Нашел я его быстро. На фоне фабрики и полуразвалившейся ограды он выглядел внеземным пришельцем. А меню! А цены! Конечно, я выбрал "Гончарова" своим штабом. Тем более здесь был Wi-Fi, чтобы передавать фотографии в редакцию. И вот я снова в усадьбе.

...На открытие прибывал губернатор. В ряд выстроились солдатики в серых шинелях времен Первой мировой. В руках винтовки Мосина. У поручика шашка. Это калужский клуб реконструкций "Батальон" приехал на торжественную церемонию. Губернатор Калужской области Анатолий Артамонов приехал минута в минуту. В прихожей музея его ждали... музейные войлочные тапки. Анатолий Дмитриевич покорно склонился над непослушным бантиком. Паркет в Главном доме наборный, каблуков не терпит.

Калужский клуб "Батальон" салютовал в честь открытия литературного отеля "ГончаровЪ". Фото: Юрий Снегирев/РГ

Пока губернатору показывали экспонаты музея, в диванной сидели дамы в кринолинах. Они шушукались, прикрываясь веерами из перьев страуса. Кавалеры сидели строго напротив. Они чинно беседовали о футболе. Это артисты Калужского театра юного зрителя готовились к выходу. Звезда ТЮЗа Алина Шелест играла саму Екатерину Великую. Андрей Семенов исполнял роль хозяина Гончарова. Картину составили работники музея, покопавшись в архивах, - за Екатериной, как известно, записывалось каждое слово. Четыре дня репетиций и успех! Перед гостями, среди которых были потомки семьи Гончаровых, разыграли подлинные диалоги. Императрица в окружении фаворитов держала осанку так, что хотелось немедленно вскочить с мягкого стула и пасть на колени. Потом Алина в закулисье безжизненно кинула руки вниз. Спина ныла от напряжения, а китовый ус больно колол бок.

А губернатор уже перерезал алую ленту на крыльце отеля. Были речи. И был праздник. "Батальоновцы" пальнули так из своих трехлинеек, что охрана всполошилась. Но это был салют.

Я осмотрел номера. Уютно, комфортно и недорого. Три настоящие европейские звезды за три тысячи за двоих с завтраком - это по-божески. В каждом номере - полки с книгами. Читай не хочу. Руководитель проекта Анатолий Секерин поведал мне, что это только первая очередь на 10 номеров. Скоро начнется реконструкция еще одной развалины. Кроме того, здесь намерены открыть первый в России музей бумаги. А тюзовские звезды и впредь будут светить по праздникам, увлекая посетителей в нашу великую историю. Раньше в Полотняном Заводе и остановиться было негде. А теперь полотняне рассчитывают на сто тысяч туристов в год. Чем не импортозамещение в области туризма?

Пока мы открывали отель, появились первые заказы. Калужская свадьба с фотосессией в пушкинской беседке. Банкет у "Гончарова". Ну и брачная ночь в люксе. Надеюсь, молодым будет не до книг.

Последние новости