Новости

Работодатели смогут читать электронные письма сотрудников
Работодатель имеет право на доступ к корреспонденции сотрудника в течение рабочего дня, если сотрудник осведомлен о такой возможности. Соответствующее решение принял Европейский суд по правам человека, разбирая дело румынского инженера, уволенного из-за переписки с невестой с рабочего компьютера. Оно является действительным для 47 стран Совета Европы, в том числе для России.

Из материалов дела, размещенных на сайте ЕСПЧ, следует, что с 2004 по 2007 год инженер Богдан Барбулеску работал в частной компании в Бухаресте и отвечал за продажи. По просьбе работодателя, он создал учетную запись в популярном мессенджере для переписки с клиентами. Незадолго до увольнения руководство компании сообщило Барбулеску, что его переписка в течение нескольких дней контролировалась, и это позволило установить, что, вопреки внутренним правилам, он писал сообщения не только по рабочим, но и по личным вопросам.

"После того как сотрудник возразил, что использует свою учетную запись только для служебных целей, работодатель продемонстрировал ему распечатку всех его сообщений за 8 дней на 45 страницах. Среди них были письма Барбулеску его брату и невесте, а также пять сообщений не со служебной, а с личной электронной почты", - говорится в материалах дела. За нарушение правил внутреннего распорядка компании инженер был уволен. В пояснении к решению говорилось: "Строго запрещено нарушать порядок и дисциплину внутри помещений компании, и особенно - использовать компьютеры, копировальную технику, телефоны, факс-аппараты для личных целей". Барбулеску обжаловал это решение в окружном суде Бухареста, обвинив работодателя в нарушении его права на неприкосновенность корреспонденции, записанное в конституции и уголовном кодексе страны.

Действительно, согласно румынскому законодательству, несанкционированное вмешательство в телефонные или интернет-переговоры карается в этой стране тюремным заключением от 6 месяцев до трех лет. Но в данной ситуации руководство компании находится под защитой трудового кодекса, в котором говорится: "Работодатель имеет право контролировать, каким образом сотрудник выполняет свои служебные обязанности". Суд отклонил жалобу Барбулеску, мотивировав это тем, что сотрудник был уведомлен о запрете на пользование служебным оборудованием для личных целей. К тому же, по мнению суда, работодатель мог доказать нарушение сотрудником правил, только распечатав его письма. И, наконец, Барбулеску указали, что незадолго до этого его коллега был уволен по той же самой причине, таким образом, инженер не мог не знать, что руководство компании контролирует письма сотрудников.

Комментарий

Михаил Иоффе, юрист-международник:

- Данное решение ЕСПЧ от 12 января 2016 года, связанное с жалобой инженера румынской фирмы, который был уволен за использование в личных целях служебного Интернета в рабочее время, является обоснованным. Основным тут является то, что румынская компания при заключении договора с работником письменно уведомила его о запрете на использование Интернета в личных целях в рабочее время. Поскольку работник нарушил данное положение письменного договора, то был обоснованно уволен. Суд, принимая решение по данному делу, обратил внимание на то, что договорные отношения были известны работнику заранее, однако он сознательно и регулярно шел на их нарушение. Решение ЕСПЧ ничего нового не несет для Российской Федерации. В нашей стране действует Трудовой кодекс РФ, в котором определены права работника и работодателя. При нарушении закона работник в нашей стране может быть уволен и, с точки зрения ЕСПЧ, это будет правомерным решением работодателя.

Единственный вопрос, который всех беспокоит, - может ли работодатель читать личную переписку работника с его родственниками и друзьями. В этой ситуации можно дать рекомендацию: для личной переписки нужно использовать не рабочее время, а, например, перерыв. При этом подчеркну: если трудовой договор работника и работодателя не предусматривает четкого запрета на использование рабочего времени на личное общение и переписку, то данное общение не считается нарушением договора и трудового законодательства, за которое человека могут уволить. Работника могут уволить, если в его трудовом договоре четко оговаривается, что он не имеет права заниматься личными делами на работе и он это правило нарушает и не выполняет свои обязанности. Таким образом, основополагающим элементом является содержание трудового договора. Бывают ситуации, когда человеку нужно в срочном порядке связаться с родственниками в рабочее время: кто-то умер, попал в аварию или больницу и т.п. В этой нестандартной ситуации работника нельзя уволить, даже несмотря на то, что он использует служебные средства связи в личных целях. Однако ситуация с румынским инженером не подпадает в разряд экстремальных, так как переписка со своей возлюбленной была достаточно регулярной в рабочее время.

Мария Филатова, доцент кафедры судебной власти Высшей школы экономики, бывший сотрудник Секретариата ЕСПЧ:

- Дело затрагивает сферу действия статьи 8 Конвенции (Право на уважение частной и семейной жизни) - статьи, которая претерпела наибольшую эволюцию в практике Европейского суда по правам человека. Вопросы, которые по сути рассматривались Европейским судом: как далеко может распространяться контроль работодателя за его работником, может ли он захватывать и личное "виртуальное" пространство работника, например его переписку в электронных средствах связи? Как обеспечить баланс интересов работника, его право на уважение частной жизни, тайну переписки и интересов работодателя?

Как и во многих других делах, выводы Европейского суда нужно рассматривать с учетом конкретных обстоятельств. Суд обратил особое внимание на то, что работник был прямо предупрежден о недопустимости использования рабочего компьютера и служебного аккаунта в личных целях. В этом отличие данного дела от двух британских дел, рассмотренных Страсбургским судом, - Halford и Copland, где не было явного запрета работодателя пользоваться служебным телефоном в личных целях. В данном деле Суд счел, что доступ к переписке работника был связан с необходимостью контроля его работы (аккаунт предназначался для ответа на запросы клиентов). Другая информация личного характера, которая хранилась на компьютере, не исследовалась, а сам заявитель не смог объяснить, почему он использовал служебный аккаунт в личных целях. Думается, что Суд не открывает ящик Пандоры и не дает возможности работодателям неограниченно вторгаться в личное пространство работников - речь, скорее, идет о трудовой дисциплине. Но постановление оставляет открытыми важные вопросы о пределах частного пространства в Интернете.

Каковы последствия постановления для российской системы? Постановление ЕСПЧ вынесено по жалобе против другого государства. Формально в силу положений Конвенции оно не имеет юридически обязательного значения для российских судов, однако выводы ЕСПЧ в решениях по жалобам против других стран должны судами учитываться при рассмотрении схожих дел. На это указано в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 27.06.2013 г. N 21. В то же время выводы ЕСПЧ основаны на совершенно конкретном наборе фактов; различные нюансы этих фактов могут привести к другим выводам. Кроме того, с учетом, что постановление выносилось другой секцией Суда, чем та, которая рассматривает российские дела, выводы Суда по какой-либо российской жалобе со схожими обстоятельствами не обязательно будут идентичными - как известно, практика различных секций Суда может отличаться. Если заявитель обжалует постановление в Большую палату Европейского суда, то у данного дела могут быть неплохие шансы на передачу дела с учетом новизны проблемы и ее неоднозначности. В этом случае последнее слово будет за Большой палатой.

Андрей Бушев, судья ad hoc Европейского суда по правам человека:

- В данном деле Европейский суд вновь подтвердил, что установление справедливого баланса между интересами частных лиц (стороны гражданско-правовых, семейных, трудовых и иных подобных отношений), так же как и баланса между интересами публичной власти и частного лица, являются обязанностью государства. Эта обязанность не безгранична. При наличии разумного регулирования и правовой инфраструктуры, позволяющей на практике обеспечивать защиту интересов лиц, участвующих в подобных "горизонтальных" отношениях, нарушение Конвенции не устанавливается. По обстоятельствам данного спора, по мнению Суда, румынское государство свою регулятивную ("позитивную") обязанность выполнило. При этом комментируемое постановление не стоит понимать буквально. То есть что работодатель вправе во всех случаях, касающихся выполнения работником трудовой функции, контролировать деятельность последнего по вопросам его частной (личной) жизни - использование Интернет, хранение в офисе личных вещей, прослушивание телефонных разговоров и видеомониторинг, проверка корреспонденции и т.п. Такой контроль допустим, однако для этого необходимо соблюдение ряда условий, набор которых зависит от конкретной жизненной ситуации: получение предварительного письменного согласия работника, согласие явно выраженное, а не общее, влияние контролируемой информации о личной жизни работника на возможность выполнения им трудовой функции и т.д.

Подготовили Надежда Ермолаева, Наталья Козлова

Подписывайтесь на основные новости "РГ" в Telegram telegram.me/rgrunews

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке