Новости

Александр Ткачев о ценах на продукты, новом законе о торговле и последствиях санкций
Для сдерживания роста цен на продукты в новом году минсельхоз намерен инициировать поправки в закон о торговле, регулирующий работу розничных сетей. Об этом в интервью "РГ" рассказал министр сельского хозяйства России Александр Ткачев. В ведомстве также обещают содействовать увеличению сельхозпроизводства, чем больше будет товара - тем ниже цена.

Тем временем Международная агропромышленная выставка "Зеленая неделя-2016" в Берлине впервые за 23 года пройдет без активного участия России.

Делегация нашей страны собиралась поехать на "Зеленую неделю", но в связи с тем, что МИД ФРГ отказал выдать разрешение на прибытие в Берлин министра Александра Ткачева, включенного в санкционные списки ЕС, это автоматически сделало невозможным участие в форуме российской делегации. Особенно с учетом того, что на полях выставки запланированы международные мероприятия, включая глобальный аграрный форум и встречу министров сельского хозяйства широкого состава, рассказали "РГ" в минсельхозе.

Александр Николаевич, как вы относитесь к такой политике ЕС?

Александр Ткачев: Вынуждены констатировать, что подобные шаги не приносят пользу не только двустороннему сотрудничеству, но и аграрному сектору самой Германии. По оценке экспертов, антироссийские санкции уже обошлись немецким аграриям в круглую сумму - около миллиарда евро.

1 млрд евро превысили убытки германских аграриев после введения антироссийских санкций

У вас есть возможность выезжать в другие страны ЕС?

Александр Ткачев: Нет, в связи с тем, что в июле 2014 года я был внесен в санкционный список, я не могу посещать страны Евросоюза.

Зачем вы едете в Иран?

Александр Ткачев: На 19 января у меня запланирована рабочая встреча с министром сельского хозяйства Ирана Махмудом Ходжати.

Мы намерены обсудить вопросы расширения двустороннего сотрудничества в сфере торговли. Сейчас Иран ежегодно импортирует говядину на сумму порядка 300 миллинов долларов США, и мы готовы уже в ближайшее время начать поставки говядины, а также мяса птицы на иранский рынок. Также готовы увеличить поставки зерновых в Иран, пока на российское зерно приходится порядка 20 процентов от общего объема импорта. Кроме того Россия заинтересована в наращивании поставок белого сахара и гранулированного жома. Напомню, что в прошлом году наша страна произвела рекордные 5,2 миллиона тонн свекловичного сахара, выйдя по этому показателю на первое место в мире.

"Мы сыты по горло", говорят немецкие аграрии, выступающие за отмену свободной торговли между ЕС и США. Фото: Reuters

Что будет с ценами на еду?

В прошлом году, несмотря на официальные прогнозы инфляции в 15 процентов, многие продукты подорожали в 1,5-2 раза. Мы видим это по ценникам. Чего ждать в новом году?

Александр Ткачев: По-хорошему регулирование цен в торговле к компетенции минсельхоза не относится. Но уловите мысль, пожалуйста: за прошлый год отпускные цены сельхозпроизводителей выросли в среднем на 7 процентов, в рознице за тот же период рост составил 14 процентов. При этом затраты сельхозпроизводителей постоянно растут, например на топливо, электроэнергию, удобрения, средства защиты растений и другое.

В принципе, наша роль в сдерживании цен состоит в стимулировании роста производства сельхозпродукции. Ведь чем больше предложений на рынке, тем справедливее цены. С этой задачей отрасль справляется: мы наращиваем производство, обеспечивая потребителей продуктами питания. В 2015 году аграрии собрали более 104 миллионов тонн зерна. Это полностью, даже с некоторым ростом, закрывает внутренние потребности и позволяет сохранить экспортный потенциал на уровне 30 миллионов тонн. Кроме того, получен весомый, также с приростом, урожай картофеля - более 33 миллионов тонн, и овощей - почти 16 миллионов тонн. Приличные результаты в свиноводстве и птицеводстве, где рост за последний год составил 5 и 8 процентов соответственно. То есть своих основных продуктов достаточно. Предпосылок для существенного роста цен сейчас нет.

Вместе с тем президент на встрече с членами правительства перед новым годом - 24 декабря еще раз поставил задачу не допустить рост цен, призвав использовать для этого все возможные рыночные механизмы.

Мы обсуждали с коллегами из федеральных ведомств, отраслевыми союзами и депутатами поправки в закон "О торговле". В частности, предлагали зафиксировать в законе размер вознаграждения торговым сетям до нескольких процентов от цены приобретенных конечным потребителем продовольственных товаров без возможности произвольного увеличения, а также ввести прямой запрет на выплату любых других видов вознаграждений.

В целях противодействия, по сути, беспроцентному кредитованию торговых сетей в ущерб интересам производителей, обсуждалось, сокращение в среднем на четверть сроков платежей за уже поставленные продукты питания. По йогуртам и сырам с 30 до 25 календарных дней, по крупам или алкоголю с 45 до 40 календарных дней. Это бы позволило сельхозпроизводителям своевременно получать денежные средства за проданные в торговых сетях товары.

Кстати, к механизмам возврата скоропортящегося товара тоже много вопросов.

Александр Ткачев: Да, здесь произвол. Мы предлагаем возвращать скоропортящиеся продукты поставщикам при условии оплаты 50 процентов их стоимости, а не бесплатно, как сейчас. При этом сельхозпроизводители считают, что надо ужесточить условия и установить запрет на возврат. Это, прежде всего, касается хлеба. Зачастую сети заказывают гораздо больше продукта, чем могут продать, а затем возвращают остатки поставщикам. В итоге хлеб приходится выбрасывать в больших объемах, потому что ни на сухари, ни на корм животным он уже использован быть не может.

Но, конечно, дело не только в политике торговых сетей. Общая ситуация в экономике, в том числе колебания курса валют тоже оказывают негативное влияние на цены, так как в структуре себестоимости импортная составляющая существенна. Но, замечу, в целом агропродовольственный рынок сейчас достаточно сбалансирован. Мы ведем постоянный мониторинг за ситуацией.

И какие продукты дорожают сейчас?

Александр Ткачев: Отмечается традиционное сезонное подорожание плодоовощной продукции. Это во многом обусловлено увеличением затрат сельхозпроизводителей, связанных с ее хранением и ростом других издержек.

Предвидя ваш вопрос о возможности дальнейшего роста цен в связи с последними ограничительными мерами в отношении Турции, скажу, что ФАС не зафиксировала значительного роста цен тех продуктов питания, которых коснулись ограничения.

Например, в структуре годового потребления в России турецкие томаты занимали не более 10 процентов. Поставки помидоров уже нарастили за счет Азербайджана, Марокко, Египта и Абхазии. Без мандаринов на новогодние каникулы тоже ведь никто не остался? И цены на них не выросли. Импорт большей части цитрусовых удалось увеличить за счет поставок из Марокко и Пакистана.

Ограничения в отношении Турции были введены не сразу, а только с 1 января 2016 года для того, чтобы переориентация импортеров на поставки из других стран произошла максимально безболезненно для потребителей.

С цитрусовыми понятно, они в России не растут. А когда мы начнем выращивать в достаточном объеме свежие овощи?

Александр Ткачев: Чтобы обеспечивать страну свежими овощами круглый год по доступной цене, нужны теплицы, овощехранилища, оптово-распределительные центры. Все это требует серьезных вложений как со стороны государства, так и со стороны частных инвесторов.

Минсельхоз поставил цель до 2020 года на 90 процентов закрыть потребность страны по тепличным овощам. Для этого нужно построить в два раза больше тепличных комплексов, чем есть сейчас в России. Общий объем инвестиций необходимый на эти цели - 500 миллиардов рублей. Мы делаем все возможное, чтобы заинтересовать инвесторов. Сейчас с коллегами из федеральных ведомств отстаиваем позицию о сохранении для сельхозпроизводителей возможности одновременно возмещать часть капитальных затрат и получать субсидии по кредитам. Суть в том, что именно предоставление обеих мер поддержки делает инвестиционный проект рентабельным и привлекательным. Нашу позицию поддерживают и регионы, и отраслевые союзы, и сельхозпредприятия.

Какие отрасли АПК поддержит государство?

Какие еще проблемы, требующие внимания, обнажило ограничение импорта?

Александр Ткачев: Это правильная постановка вопроса. Потому что, действительно, когда прилавки ломятся от изобилия, никому в голову не приходит обращать внимание на то, импортный это товар или отечественный. Зачастую работникам агропромышленного комплекса было очень сложно доказать, что поддержка им необходима. Сейчас, когда все "болевые точки" отечественного агропрома стали видны, приоритеты очевидны даже для рядового потребителя, который наблюдает эту расстановку сил российского АПК каждый день на прилавке. И уже не возникает вопросов, зачем вкладывать средства в производство сыров, овощей, молока и мяса, закладку яблочных садов и виноградников.

Выше я уже говорил о нехватке тепличных овощей. В цифрах наша самообеспеченность по фруктам и тепличным овощам - 33 процента. Самообеспеченность в 2015 году по молоку достигла 81 процента, по говядине - 75 процентов.

Поэтому в ближайшие годы мы сосредоточимся на производстве этих групп продовольствия. К 2020 году планируем довести самообеспеченность по молоку, мясу, овощам до 85-90 процентов, по фруктам до 70 процентов.

Это в долгосрочной перспективе. А в краткосрочной? Есть-то уже сейчас хочется...

Александр Ткачев: У нас уже сейчас ситуация достаточно хорошая. Не стоит забывать о плюсах. По итогам 2015 года Россия полностью обеспечена зерном, маслом, сахаром, картофелем, свининой и птицей. В результате импорт мяса птицы в Россию за последний год упал почти в 3 раза, а по свинине мы перестали быть крупнейшим импортером в мире. Урожай зерна в последние годы колеблется на уровне 104-105 миллионов тонн и это большое достижение. Если в середине 1980-х завозили в Россию 30-40 миллионов тонн зерна, то теперь мы сами экспортируем порядка 30 миллионов тонн.

Продукты питания сейчас представлены на прилавках в достаточном количестве. Даже несмотря на последние ограничения поставок продовольствия из Турции, в новогодние праздники никто на дефицит продовольствия не жаловался. Конечно, остается вопрос в ассортименте, над этим мы и работаем.

И кстати, в эту работу активно включаются не только крупные сельхозпредприятия, но и фермеры. Только в прошлом году гранты на создание фермерского хозяйства и развитие семейной животноводческой фермы получили порядка 4,5 тысячи хозяйств. Сегодня у нас очередь из желающих получить гранты. Люди поверили государству, постараемся оправдать их ожидания. В этом году мы направим на поддержку фермеров 14 миллиардов рублей.

То есть минсельхоз все-таки делает ставку на фермеров?

Александр Ткачев: Правильнее сказать и на фермеров в том числе. Россия - огромная страна. Каждый регион имеет свою специфику и особенности, которыми обусловлены приоритеты в развитии крупных, средних или мелких форм хозяйствования. Крупные комплексы всегда являются локомотивом этого развития, поскольку там, где они создаются, проводятся дороги, свет, газ и появляется другая необходимая инфраструктура. В рыночных условиях все определяет экономическая целесообразность.

Вместе с тем сегодня в личных подворьях содержится более 4 миллионов коров, нам надо задействовать этот ресурс для получения мяса и молока. Мы предлагаем вдвое увеличить размер гранта начинающим фермерам на создание молочных ферм с 1,5 до 3 миллионов рублей.

Вообще считаю, что надо оказывать максимальное содействие всем желающим заняться фермерством. Создать средний класс на селе, который наряду с крупными комплексами станет фундаментом нашего АПК.

При этом крупные сельхозпроизводители, в частности, производители мяса, бывает жалуются, что госпрограмма корректируется без обсуждения с инвесторами и банками.

Александр Ткачев: Это странно, интересно даже кто жалуется. Производители объединены в отраслевые союзы, и их представители входят в различные рабочие группы при минсельхозе, которые созданы для обсуждения важных для отрасли вопросов, связанных с изменениями правил субсидирования, корректировкой госпрограммы и других. Например, сейчас мы обсуждаем наше предложение по переходу к системе краткосрочного кредитования, при которой процентная ставка для сельхозпроизводителя составит не более 5 процентов годовых. При этом субсидии предлагаем направлять напрямую банкам-агентам. Когда этот механизм заработает, сельхозпроизводители не будут отвлекать оборотные средства на оплату процентов, как это происходит сейчас, а затем ждать возмещения средств от государства и регионов. Этот вопрос уже обсудили с отраслевыми союзами, банками. Мы получили их поддержку. Если правительство и Госдума одобрят этот механизм, он начнет действовать уже в этом году.

Также для стимулирования инвесткредитования минсельхоз разрабатывает постановление правительства, которое обяжет банки при принятии решения о выдаче кредита учитывать планируемые субсидии в полном объеме, имея соответствующее подтверждение от государства. Это повысит финансовую устойчивость проектов и позволит выдавать больше кредитов по сниженной процентной ставке.

Что будем продавать за рубеж?

А как обстоят дела с другими законодательными инициативами, в частности, законопроектом о совершенствовании оборота сельхозземель?

Александр Ткачев: Да, это еще одна важная наша тема. В стране насчитывается около 10 миллионов гектаров заброшенной пашни. И задача по освоению сельхозземель была особо выделена президентом в послании Федеральному Собранию. Без возвращения сельхозземель в оборот программу импортозамещения не реализовать в полной мере. Как вы знаете, нами разработан новый порядок изъятия сельхозземель, если они не используются целевым образом. Внесение законопроекта в Госдуму планируется в весеннюю сессию. Сейчас он находится на стадии согласования с заинтересованными органами исполнительной власти.

Вкратце напомню, что минсельхоз предлагает внести изменения в закон, предоставив право изымать через суд сельхозземли, если они не используются для ведения сельского хозяйства в течение 3 лет, а не как сейчас в течение 5 лет. Новый собственник будет обязан освоить эти земли в течение одного года с момента приобретения. Рассчитываем, что закон заработает с 1 января 2017 года. Кроме того, отдельным законопроектом ужесточаются и нормы использования нашей земли иностранными лицами.

Если вернуть в оборот 10 миллионов гектаров и использовать эту землю для производства сельхозпродукции, мы не только сможем накормить страну, но и увеличим выручку от экспорта продовольствия. Особый акцент надо сделать на экспортные поставки в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, где проживает порядка 40 процентов населения планеты. Это огромный рынок сбыта.

Какие планы по экспорту российского продовольствия в 2016 году? Какого и в каких объемах?

Александр Ткачев: Мы нацелены на разработку конкретных мер по поддержке экспорта и открытие азиатских рынков для наших сельхозпроизводителей. В этом году вместо выставки в Берлине мы участвуем в выставках в Шанхае и Дубае. Эти предложения поддержали наши российские экспортеры.

Пока наши традиционные экспортные позиции - это зерновые культуры - 37 процентов от общего объема поставок в стоимостном выражении, далее - рыба и рыбопродукты - 15 процентов, растительные масла - почти 11 процентов. Вы, наверное, удивитесь, но мы экспортируем даже табак и табачные изделия, а также шоколад.

Перспективными экспортными товарами на текущий год также являются свинина и птица, производство которых в последние годы динамично развивается. Ну и, конечно, вино.

Звучит, как фантастика, особенно про вино.

Александр Ткачев: На самом деле, если мы заложим 50 тысяч гектаров новых виноградников, то уже через пять лет вдвое сократим импорт. Заместим дешевые виноматериалы и вина хорошим качественным вином. В России есть свои вековые традиции виноделия, и государство принимает последовательные решения по поддержке добросовестных отечественных виноделов.

Работы много, но мы намерены развивать наш экспортный потенциал. Рано или поздно отечественные сельхозпроизводители начнут на равных конкурировать с импортом на внутреннем рынке, и наша задача - уже сейчас открывать для них экспорт. Россия производит экологически чистую сельхозпродукцию, спрос на которую стремительно растет, в том числе на азиатских рынках. Никакой фантастики, это реальность, и наше конкурентное преимущество.

Вы раньше говорили, что, если мы хотим обеспечить интенсивный рост производства, надо найти ежегодно дополнительные 80 миллиардов рублей. Где их взять и сколько всего составляет ежегодная поддержка российского АПК сегодня?

Александр Ткачев: В этом году законом о федеральном бюджете на господдержку сельского хозяйства предусмотрено 237 миллиардов. Этих средств хватит только на то, чтобы поддерживать достигнутые объемы производства. Сумма в 80 миллиардов рублей - то, что нужно для развития отрасли. Позитивные изменения в АПК в конечном итоге способны обеспечить и позитивный сдвиг в экономике в целом.

Если сельское хозяйство будет получать необходимую ему поддержку, то к 2020 году мы сможем "получить" 1 миллион коров, а это еще 6 миллионов тонн молока. Сможем нарастить производство говядины не только за счет специализированного мясного производства, но и молочного скотоводства. Сможем построить необходимое количество теплиц и заложить 65 тысяч гектаров яблоневых садов. То есть надо удвоить, а по отдельным позициям утроить производство, и тогда полностью заместим импорт.

Рассчитываю, что в 2017 году при поддержке президента, правительства и при условии появления дополнительных резервов мы все же усилим поддержку агропромышленного сектора.

Чего ждать от продэмбарго в отношении Украины

Евросоюз продлил санкции против России, постановлением правительства России наше ответное эмбарго было также продлено на год - до 6 августа 2016 года. Что будет после этого срока?

Александр Ткачев: Это было решение президента и правительства. Все остальные решения по этому вопросу также будут приниматься руководством страны. Подчеркну, что введенные Россией ответные меры на санкции - это временная мера, и поэтому мы работаем над повышением конкурентоспособности отрасли уже сейчас.

С 1 января начал действовать запрет и на ввоз продовольствия из Украины. Как это скажется на России?

Александр Ткачев: Как и в случае с Турцией, по нашей оценке, введение ограничительных мер в отношении Украины существенного влияния на российский рынок не окажет, в том числе на Крым. Крым в значительной степени обеспечивает себя овощами и фруктами, зерном, картофелем, мясом, яйцами и молоком. Да и российские товары, например, из Кубани, Ростовской области и Ставропольского края за последний год вытеснили с прилавков крымских магазинов большинство украинских продуктов.

В целом же импорт из Украины в общем объеме российского импорта продовольствия в 2015 году составил чуть более 1 процента.

А что мы ввозим из Украины? И как быть со знаменитым украинским салом?

Александр Ткачев: Мы завозим из Украины небольшое количество алкогольных и безалкогольных напитков, мясной продукции и семян масличных. Импорт шоколада, кондитерских изделий и ряда других продуктов, например, приправ, консервированных овощей и фруктов не превышает 3 процентов.

Что касается сала, то Украина поставляла его в незначительных объемах. Ввозили в основном свежемороженую свинину, и ее доля в общем объеме поставок в Россию составляла всего 4 процента. Эти объемы уверенно могут заместить отечественные производители.

Инфографика "РГ". Фото: Антон Переплетчиков / Алена Узбекова