Любовь, похожая на плагиат

Рецензии
    21.01.2016, 16:20
На постере свежей российской романтической комедии "Статус: Свободен" изображен Данила Козловский в белой футболке, на которой изображены Данила Козловский и Елизавета Боярская. Слоган, напечатанный там же, гласит: "Основано на реальных историях из жизни миллионов".

Как известно, миллионы наших соотечественников любят провести вечер Хэллоуина в стэндап-клубе. Именно там и встречаются два наших героя: стэндап-комик Никита (Козловский) и душевая певица Афина (Боярская). Между ними в момент разгорается страсть, а первый поцелуй знаменует вставленная параллельным монтажом сцена столкновения космических аппаратов.

Внезапно после смены кадра оказывается, что Афина уходит от Никиты к стоматологу, которых тот, к слову, с детства ненавидит. Никита бесится и клянется в течение недели вернуть свою суженую. Вскоре мы узнаем, почему красавица предпочла юноше с голливудской внешностью сорокалетнего страшненького зубного врача. Все просто: Никита - весьма неприятный истеричный тип, искренне считающий, что лучший способ отбить возлюбленную - это напиться и сотворить ее новому ухажеру пару-тройку гадостей.

Данила Козловский, стоит отметить, своего персонажа отыгрывает даже с большим энтузиазмом, чем следует. Собственно, Козловский здесь - основной заводила, тянущий на своем таланте (который, впрочем, не стоит переоценивать) и постоянно провисающий сценарий с натужными диалогами, и пресловутую "химию" между ним и Боярской, потому что с точки зрения химии Боярская - инертный газ.

Что касается сценария, то в его очертаниях сложно не узнать "500 дней лета", ромком Марка Уэбба 2009 года. Сходства начинаются уже на уровне постера - на его оригинальном варианте изображен Джозеф Гордон-Левитт в белой футболке, на которой изображены Джозеф Гордон-Левитт и Зои Дешанель.

Павел Руминов, заявленный как режиссер и автор сценария "Статуса", до откровенного плагиата все же не опускается и изо всех сил старается делать вид, что все это он придумал сам. Так он делает из субъекта безответной любви, которому вроде как надо сопереживать, самовлюбленного кретина. Ему в пару добавляет просто кретина. Получается идиотическое бадди-муви в духе "Тупой и еще тупее". Вместе эти двое образуют комичный дуэт, разыгрывающий безбожно затянутые сценки. В одной, например, они оба пародируют Роберта Де Ниро: "- Ты, мать твою, бросил в меня долбанной картошкой фри? - Да, я, мать твою, бросил в тебя долбанной картошкой фри!" - и так добрых две-три минуты драгоценного времени. Кстати, Руминову, видимо, настолько понравилось, как Козловский пародирует Де Ниро, что данный нехитрый гэг повторяется трижды. Также в арсенале юмора фильма - попытка унижения через насильственный каминг-аут, внезапный диалог с украинским акцентом, шутки про инвалидов и многое другое, столь же уморительное.

В какой-то момент Руминов вдруг вспоминает, что у него тут кино не про кретинов, по идее, а про высокие чувства, и начинает на этих чувствах играть. Появляются слезливые флэшбэки с сыном Руминова в роли маленького Козловского. Постепенно идиотизм уступает место сентиментальной мелодраме, увенчанной вполне неизбитой развязкой с назидательной моралью. А, нет, подождите, после нее есть еще один хэппи-энд, начисто слизанный с "500 дней лета", так что все в порядке.

Несколько положительных моментов, вроде персонажа Владимира Селезнева, самого вменяемого в здешнем паноптикуме, ситуацию не спасают. Как и якобы умные киноцитаты. Вот Руминов Вуди Аллена показывает, вот "Челюсти" пересказывает, видимо, из каких-то личных побуждений. Только Козловский, сколько бы раз Де Ниро или Джима Керри ни пародировал, никогда ни в одного из них не превратится. Как и Руминов в Вуди Аллена или хотя бы в Марка Уэбба.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram telegram.me/cinemacracy

1.5

Добавьте RG.RU 
в избранные источники