Новости

В Музее Москвы открылась выставка "Энциклопедия московских типов"
Идея создания портретной галереи москвича разных эпох, а сквозь них - хрестоматийного москвича, родилась случайно. Куратор и арт-менеджер Николай Палажченко увидел работу столичного художника Петра Быстрова "Купец-старообрядец". И загорелся: "Сделай галерею таких типов?" Быстров засомневался: благополучие купечества крепилось на вере в царя Небесного, а сегодня верующий олигарх - это как горячий снег. Вот из этого противоречия эпох и соткана выставка "Энциклопедия московских типов", открытая в Музее Москвы с 27 января по 6 марта.

График Петр Быстров, перформансист, в прошлом участник легендарной арт-группы "Радек", признается, что вначале растерялся: "Купец-старообрядец" был его единственной работой, которую условно можно было отнести к собирательному типу московского обывателя.

- У музея давно была идея проекта, посвященного московским типам, - говорит Алина Сапрыкина, директор Музея Москвы. - У нас в коллекции хранится раритетная фотосъемка московских типов, сделанная в конце XIX - начале XX веков. В оригинальных открытках разложена портретная галерея Москвы по профессиям - валяльщики, жестянщики, лоточники, артельщики - уходящая натура большого города.

Открытки визуальны, они показывают, что пропадает как идентификация человека через профессию, так и целые типы людей, которых уже не встречают по одежке. Чтобы понять, как теперь идентифицируют людей, мы задались целью оживить открытки и историю через современность.

И художник-график Петр Быстров, работающий в технике, которую он сам определяет как "скобогравюра", пришелся проекту как нельзя кстати. Быстров давно переехал жить в подмосковную деревню в Солнечногорский район. Когда он утеплял и ремонтировал купленный дом, сделал для себя открытие: любые строительные материалы - гвозди, проволока, скоба, куски жести, гайки, кожа, даже мусор - незаменимые материалы для создания образов визуального искусства. Рассматривая коллекционные открытки московских обывателей уже позапрошлого века, он обратился как к музейным "расходникам" - не коллекционным материалам, использованным им в скобогравюрах, так и к еще неутраченным предметам быта недавнего прошлого. Например, знаменитую сетку-авоську, купленную на блошином рынке, он сделал частью образа "Московский пенсионер".

Так "Купец-старообрядец", коллекционные открытки и гравюра в новой технике художника-графика Петра Быстрова помогли достать историю из-под сукна, показать, как это было больше ста назад, как есть и как будет. Условно выставка "Энциклопедия московских типов" делится на две части - справа, подернутые патиной времени, те самые старые открытки москвичей рубежа XIX - XX столетий, справа - "скобогравюра" ХХI века Петра Быстрова. Незримый диалог между ними и виртуален, и историчен. Кто как увидит. Быстров разговор эпох выстраивает через портретную галерею профессий и людских хобби.

- Вот смотрите, - он ведет к гравюрам "Ряженый", "Байкер" и "Парковщик". - У ряженого из-под маски веселого козла видно металлическое лицо, жесткое, но живое. - Такова была культура бала: "Я - это не я". А культура "Парковщика"? Да, на нем спецодежда, жезл - атрибут власти, и все признаки принадлежности к корпорации, но у него нет лица. И я, мне кажется, мы все, его не видим. Сегодня, когда мы смотрим на парковщика или охранника, а они неотъемлемая часть современного мегаполиса, идентификации их личности, в отличие от городового XIX века, не случается. Думаю, и самоидентификации не происходит. Стоит им снять спецодежду, самоощущение этих людей отделимо от профессии и среды большого города. Это люди без лица. Как у "Байкера". Что он есть - ряженый, продолжение дорого мотоцикла?

Фото: Пресс-служба музея Москвы

После этих слов Быстрова в глаза бросается борода байкера, сделанная из лыка. "Лыка не вяжет", - сразу подумалось. У гравюры другого хрестоматийного московского типа "Любер" взгляд застывает даже не на внушительной фигуре "качка". Больше цепляют значок "ВЛКСМ" на груди и на штанах "небо металлическую в клетку". Автор удовлетворен такой зрительской реакцией. Эволюцию вечного образа гопника в "Любере" он увидел сквозь комсомольскую юность 80-х, когда формировался культ здорового тела, затем вольницу 90-х, закончившуюся для "качков" ОПГ и тюремными нарами.

Так возле "Любера", "Гармониста", "Диктора", "Банщика" художник Петр Быстров приглашает поразмышлять не только о природе превращения обыденных вещей - комсомольского значка, швабры или проволоки - в произведения искусства, но и о том, каким образом человек определяет свою принадлежность к тому или иному типу горожан.

- Для нас это тоже проект не искусствоведческий, - делится впечатлениями от выставки Сапрыкина. - Он об истории города и об оживлении истории через апгрэйд старых открыток. Эта выставка - лишь начало работы по соединению исторического материала и современности через взгляд художника. Ведь, с одной стороны, характерные типажи пропадают вместе с уходящими профессиями. С другой, всегда будут в городе люди, связывающие его пространство - машинист метро, полицейский, таксист. Да мало ли?

Еще Сапрыкина скромно умалчивает о том, что вместе с экспонируемыми образами московских обывателей разных эпох, все мы, включая художников, галерейщиков и просто зрителей - регулировщики физического, информационного, духовного движения большого города. Эта его функция никуда не пропадает. Меняется ее и облик людей, но остается энциклопедия меняющегося движения - москвичи.

Кстати

Выставка открыта в Музее Москвы до 6 марта. Цена билета - 200 рублей.

ПОДАРОК
за ПОДПИСКУ
через сайт
или в редакции
УЗНАЙ КАКОЙ!