Новости

Жительница Ярославля умерла от переохлаждения у себя дома
После новогодних праздников в собственном частном доме в Ярославле насмерть замерзла 55-летняя женщина. В тяжелейшем состоянии ее доставили в реанимацию одной из городских больниц, но общее переохлаждение организма было столь серьезным, что спасти несчастную не удалось. Как такое могло случиться в большом городе, среди людей, в нескольких остановках от клинической больницы, выясняла корреспондент "РГ".

Нелегкая соседка

Кирпичный дом на северо-восточной окраине Ярославля, где Наталья Великанова жила с 33-летним сыном Евгением, выглядит вполне добротно и благополучно. Из крыши торчат трубы, снежком припорошило деревенскую "лоджию". Дом достался женщине от родителей: одна половина принадлежит семье брата, умершего несколько лет назад, другая - Наталье. Семья брата давно живет в другом месте, а Наталья обитала здесь всю жизнь. Когда-то она была замужем и работала поваром. Но замужество оказалось недолгим, работа на кухне тоже в какой-то момент прекратилась. Когда и почему - ни соседи, ни живущие неподалеку родственники точно сказать не могут: женщина жила замкнуто и добрых отношений ни с кем не поддерживала.

Евгений Великанов дверь журналисту не открыл, хотя был дома: жилище оказалось заперто изнутри, да и по расчищенной от снега дорожке было видно, что лопатой здесь орудовали совсем недавно. Замкнутость, в общем, понятная: человек переживает смерть матери, назойливые журналисты в такой момент совсем некстати… Но причина оказалась в другом.

- Да не откроет он, - говорит проходящая мимо дома старушка. - К ним никто не ходил. А если кто и приходил, так не пускали. Непонятно, что у них там было.

Удивилась, что молодой человек накануне впустил в дом телевизионщиков, и ближайшая соседка Великановых Татьяна Белова: "Он вчера даже участковому не открыл, тот ко мне заходил, рассказал. А уж как он тележурналистов впустил, не понимаю даже".

Сказать, что у несчастной жертвы зимы с 2-й Тутаевской были сложные отношения с соседями и родственниками, - значит выразиться крайне сдержанно. Памятуя о русском правиле "о покойнике либо хорошо, либо ничего", люди вздыхали и все ж признавались: нелегкой Наталья была соседкой, со многими была в ссоре.

- Со всеми переругалась, - не выдерживает и рассказывает 66-летняя единоутробная сестра Натальи Тамара Бурдюкова. - Никому от нее покоя не было. За женой брата с лопатой бегала. Тетка ее дом обходила, во-о-от такой крюк давала, чтобы не дай бог с племянницей не встретиться: тетка ее боялась, потому что она за ней тоже с лопатой бегала, драться налетала. Все такие-рассякие, одна она хорошая. Оба с сыном нигде не работали, на что жили - не знаю. Бутылки собирали, еще что-то. Даже на огороде ничего не сажали, хотя им и семена, и рассаду давали. Но при этом она считала, что все ей чего-то должны. Если бы я от своей доли наследства в ее пользу в свое время не отказалась, она бы меня уж убила, наверное…

- Да лентяи оба! - дает резкую оценку одна из соседок. - Огород запущенный, а могли бы жить превосходно. Я как-то копаю грядку, а она увидела и заявляет: "По кой… тебе это надо? Все равно сдохнешь!" Ну вот что тут ответишь…

Мамин сын

О том, что женщина, возможно, не очень здорова, некоторые все же подозревали. Подтвердились догадки, когда после одной из совсем уж некрасивых выходок Натальи сосед, с которым та отчаянно враждовала, вызвал милицию. В результате женщину, со слов родственников, на месяц положили в психиатрическую клинику, а потом дали третью группу инвалидности.

У сына диагнозов нет, однако зрелым и самостоятельным мужчиной назвать его крайне сложно.

- До смерти матери он с нами тоже не общался, - признается Тамара Бурдюкова. - Вроде ничего парень, вроде не дурачок. Но 34 года ему будет, а нигде до сих пор не работал. Окончил девять классов обычной школы, учился на парикмахера, да бросил. Всю жизнь общался только с мамой, что она скажет - то и делал. До сих пор как ребенок. Однажды друг позвал его с собой работать, он вроде согласился, но мать не пустила. Сказала, что, если пойдешь работать, - научишься курить и пить. Так никуда и не пошел.

В 2013 году Наталья Великанова обратилась в муниципальный центр соцобслуживания населения "Светоч" с просьбой помочь продлить ей инвалидность. Со слов заместителя директора центра Оксаны Малышевой, они полгода занимались этой проблемой, но инвалидность Наталье медики в итоге больше не дали.

В 2006-м Великановых отключили от газоснабжения за неуплату, а в прошлом году сломалась и печка

На учете как нуждающиеся в помощи мать и сын не состояли, однако периодически заглядывали в "Светоч" - в отделение срочного соцобслуживания, и им не отказывали: помогали вещами, продуктами. В 2015 году они туда не обращались, а в начале 2016-го Евгений пришел и попросил помочь с оформлением пенсии матери, не зная еще, что она накануне скончалась в реанимации: Наталье исполнилось 55 лет в Рождество - 7 января.

У доктора подозрений не возникло

Приближения трагедии никто, естественно, не заметил. В 2006-м Великановых отключили от газоснабжения за хроническую неуплату, а в прошлом году сломалась и печка - весь дым пошел в помещение, засорился дымоход. Дом остался без отопления совсем. За помощью к соседям и родным мать и сын не обращались, а проявлять альтруизм по отношению к недружелюбным жильцам холодного дома желания ни у кого не было.

Гром грянул сразу после Рождества. По словам Тамары Бурдюковой, живущей сравнительно недалеко от сестры, к ним ночью прибежал Евгений и попросил вызвать "скорую". Признался, что послала мать, а он поначалу даже не хотел идти. Бригада скорой помощи приехала быстро, но в дом зайти не смогла: все помещение было завалено каким-то барахлом, пакетами с вещами, видимо, принесенными и со свалок. Медики потребовали очистить комнату и уехали.

На следующий день сестра Тамара вызвала для Натальи участкового врача. Как потом рассказали в клинической больнице № 9, это был дежурный врач, с другого участка, потому что терапевтов не хватает, но женщина с 30-летним стажем. По словам заместителя главврача по амбулаторно-поликлинической работе Виктории Васениной, доктор обнаружила у больной рецидив хронического кожного заболевания, с которым пациентка летом лежала в кожно-венерологическом диспансере, но не такой серьезный, как тогда. Температура у нее оказалась 36,5, следов обморожения не было. Кругом царила полнейшая антисанитария, было холодно, но врачу показалось, что некритично. Между тем на улице было 15 градусов мороза, накануне и того холоднее - 21. Врач поинтересовалась, есть ли у больной родственники, у которых можно взять обогреватель, получила утвердительный ответ от сына и ушла.

- Если бы у доктора возникло подозрение на острое заболевание, угрожающее жизни, естественно, женщину отправили бы в больницу, но показаний к экстренной госпитализации на тот момент не было, - считает Виктория Васенина.

Что произошло дальше, не совсем понятно. Терапевт навещала пациентку в середине дня 9 января, а в пять утра 10 января Евгений опять прибежал к тете с просьбой вызвать "скорую" - матери было совсем плохо: она сбрасывала с себя одеяла, изо рта шла пена. Женщину доставили в реанимацию в коматозном состоянии. Медики обнаружили ее дома в одном халате и без чулок.

- После того как Женька первый раз прибежал, я к ним ходила, - рассказывает о своем посещении родственницы за день до трагедии Тамара Бурдюкова. - Захожу, а она сидит, и ее голые ноги стоят в пустом тазу. Я возмутилась, конечно. Оказывается, она так сидела, потому что у нее текло из ног. Накупила ей лекарств, которые врач выписала, на 700 рублей, а Женька потом рассказал, что она их и не пила. Он дает, а она не пьет. Только деньги зря потратила.

Кто виноват?

По мнению медиков, такие обморожения, какие были обнаружены у пострадавшей, невозможно получить при наличии теплой одежды даже в неотапливаемом доме. Они предполагают, что женщина либо долго лежала на полу при температуре, близкой к уличной, либо выходила на улицу и получила обморожение там. Чьей жертвой стала погибшая: собственного дурного характера, странного образа жизни либо недиагностированной вовремя душевной или другой болезни, некомпетентности и равнодушия медиков - в этом сейчас разбирается следственное управление СКР по Ярославской области, которое по факту гибели женщины сразу начало доследственную проверку.

Кстати

В региональном департаменте труда и соцподдержки населения корреспонденту "РГ" сообщили, что Евгений Великанов не имеет правовых оснований для предоставления ему социального обслуживания, но с учетом сложившейся ситуации он временно размещен в ярославском доме ночного пребывания для лиц без определенного места жительства и занятий "до решения вопросов его жизнеустройства". Впрочем, часть из этих вопросов должна решиться в ближайшее время - одна из родственниц устраивает парня санитаром в больницу. Для этого сотрудники "Светоча" взялись помочь ему заменить давно просроченный паспорт.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке