Новости

28.01.2016 10:54
Рубрика: Общество

В ответ на мои вопросы - молчание

Легче сменить номер телефона, чем призвать к порядку коллекторов
Появившееся на днях сообщение о том, что депутаты Госдумы России хотят запретить работу коллекторов, я приняла близко к сердцу.

Скорее бы... Я сама лично столкнулась с неправомерными действиями этих беспардонных людей. И никто из них ответственности не понес. Прокуратура от рассмотрения жалобы устранилась, спустив дело правоохранительным органам. А те через несколько месяцев прислали ответ, суть которого: радуйтесь, что против вас не возбудили уголовного дела за заведомо ложный донос.

Телефонный "террор"

Кошмар начался 1 сентября прошлого года, когда на домашний телефон обрушился шквал звонков с неизвестных московских номеров: (495) 725-22-84, 234-17-09.

Моя дочь была напугана, жаловалась, что целый день кто-то звонит и молчит. Звонки поступали каждый час. И всякий раз на том конце провода была тишина. Телефонный "террор" продолжался без перерыва на выходные - с раннего утра до позднего вечера.

Через неделю на том конце провода дал о себе знать автоответчик: мужской голос требовал перезвонить по номерам 8-800-700-58-42 и 8-800-700-15-75.

Проверив в интернете, кому могут принадлежать эти телефоны, я наткнулась на десятки сайтов с гневными отзывами людей, которых одолевали с неизвестных номеров и просили перезвонить. Как выяснилось, они числятся за коллекторской компанией АО "СЕКВОЙЯ КРЕДИТ КОНСОЛИДЕЙШН".

Разговоры с операторами фирмы по выбиванию долгов ни к чему не привели. Прекрасно зная, что никаких долгов у меня ни перед кем нет и я никогда не выступала поручителем, захотела выяснить, "откуда ноги растут".

Оказалось, что коллекторы разыскивают женщину, проживающую в Казани на улице Лесгафта в доме 13, задолжавшую крупные суммы по кредиту. Именно она оставила номер телефона, принадлежавший мне уже больше четырех лет. На слова, что я не знаю, о ком идет речь, и номер, по которому они звонят, должнице не принадлежит, реакции не последовало.

В надежде, что в ситуации разберутся, я отправила письменную жалобу Е. Бернштаму, главе совета акционеров группы SCC Sequoia Credit Consolidation. Через два дня юрист компании Кристина Газарян ответила, что они проведут служебную проверку и об итогах сообщат.

Думаете, после этого звонки прекратились? Ничего подобного. До конца сентября коллекторы продолжали звонить. Никаких результатов проверки и извинений до сих пор не последовало. Более того, в декабре меня стали одолевать уже казанские коллекторы.

Отфутболили по инстанциям

Я обратилась через интернет-приемную к прокурору Татарстана Илдусу Нафикову, описав в жалобе, как коллекторы нарушают ФЗ "О персональных данных". Но вскоре получила по почте письмо, информирующее, что жалобу спустили прокурору Казани. Затем ее перебросили начальнику УМВД РФ по Казани. Тот в свою очередь направил ее начальнику отдела полиции "Вишневский", к которому я отношусь территориально.

И вот почти через два месяца после обращения меня пригласил для дачи показаний участковый. Почему он остался крайним, ни он, ни я так и не поняли. Я расписала на двух страницах, кто, когда и зачем меня беспокоит. Он проворчал, что слишком много "накатала" и теперь придется в полном объеме все это перепечатывать. И сразу оговорился, что ничем не может помочь, поскольку ни разу с такой ситуацией не сталкивался.

Ответ из УВД города, датированный 9 ноября 2015 года, я получила только в канун Нового года - больше чем через месяц после вынесения постановления. Из него стало ясно, что ни участковый, ни его начальство никаких запросов коллекторам не делали и не требовали объяснения от представителей фирмы. Мне дали понять, что правоохранительные органы приняли решение об отказе в возбуждении уголовного дела по статье 119 "Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью", так как никакой реальной угрозы жизни и здоровью не было.

Так я и не говорила, что мне угрожают. А просила привлечь виновных к ответственности за нарушение ФЗ "О персональных данных"! К счастью, в моих действиях полицейские не усмотрели заведомо ложного доноса. А поэтому привлекать к уголовной ответственности не стали.

Более того, в своем ответе начальник ОП "Вишневский" вставил дежурную фразу о том, что я могу обжаловать решение правоохранительных органов в прокуратуре. В прокуратуре республики, куда и была первоначально отправлена жалоба, вообще предпочли отмолчаться.

Нет слов

Обжаловать решение уже не было никакого смысла. Сроки рассмотрения вышли, и даже если бы дело дошло до суда, то его бы благополучно закрыли за давностью.

Не видя другого выхода, я решила сменить номер домашнего телефона. Оператор компании, где я обслуживаюсь, посочувствовала мне и, решив как-то подбодрить, сказала, что я далеко не первая, кто оказывается в подобной ситуации. Она уже помогала сменить номера нескольким абонентам, которые также жаловались на коллекторов, требующих погасить долги совершенно незнакомых людей.

Руководство телефонной компании об этом знает, но ничем не может помочь. Человек оставляет кредитной организации любой номер, сотрудники банка или представители контор по выдаче быстрых займов должны их проверять, но почему-то не делают этого.

Бывает, что заемщики оставляют свои старые номера. Благодаря оператору телефонной компании выяснилось, что в моем случае было именно так. Она помогла мне сменить номер, выбрав из базы данных тот, которым не пользовались пять лет. Это удовольствие обошлось мне довольно дешево - всего в 220 рублей. Но гарантии того, что кто-то в очередной раз не "сольет" номер кредиторам, никто не дал...

P.S.

Профессиональное любопытство привело меня на улицу Лесгафта, 13. Хотелось посмотреть, где живет человек, из-за которого меня "терроризировали". Выяснилось, что этот дом снесли лет пять-шесть назад, а его бывшая жительница по-прежнему берет кредиты, указывая свой старый адрес и телефон. Вот уж поистине смех сквозь слезы...

Комментарий

Ильсия Акчурина, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права ПФУ, адвокат:

- Номер домашнего телефона относится к персональным данным, обработка которых допускается только с согласия их владельца либо в случаях, предусмотренных федеральным законом. Следовательно, если вы знаете, что не подписывали подобного разрешения и не размещали этот номер в открытом доступе (например, на своей странице в социальной сети или на сайте объявлений), то любые звонки коллекторов - вне закона.

В таком случае коллекторская фирма совершает административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена статьей 13.11 КоАП РФ "Нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных)".

Необходимо обратиться в прокуратуру с заявлением о незаконном использовании персональных данных. Желательно сведения, указанные в заявлении, подтвердить документально - расшифровками телефонных переговоров, распечатками с сайта коллекторской фирмы о принадлежности ей телефонных номеров, с которых поступают звонки, аудиозаписями телефонных разговоров с коллекторами, любыми иными документами, из которых станет ясно, кто, как и когда незаконно использовал ваши персональные данные. Важно точно указать наименование коллекторской фирмы и ее местонахождение.

Действовать лучше оперативно, поскольку сроки давности для привлечения к ответственности по этой статье короткие - всего три месяца. За это время прокурор должен возбудить дело, а мировой судья рассмотреть его. Кроме того, напомню, что ранее выданное согласие на обработку персональных данных можно отозвать в любой момент.

Общество Филиалы РГ Волга-Кама ПФО Татарстан Казань Долги и коллекторы
Добавьте RG.RU 
в избранные источники