Новости

28.01.2016 07:05
Рубрика: Общество

На опушку шагом марш!

В УрФО и кадетов научат премудростям лесников
В Уральском федеральном округе 112 миллионов гектаров лесного фонда, из них 67 миллионов покрыты лесом. Это уникальный ресурс, который, в отличие от других природных богатств, обладает потрясающим свойством - он способен восстанавливаться. О том, какой ущерб наносится уральским лесам и как муниципальные власти и лесные службы могут защитить зеленые легкие региона, "РГ" рассказал руководитель Департамента лесного хозяйства по УрФО Вячеслав Дробышев.

Закончились новогодние каникулы. Сколько елочек и сосенок вырубают на Урале каждый год в преддверии праздников?

Вячеслав Дробышев: По статистике 2014 года, на совершенно законных основаниях в УрФО срубили 52 626 деревьев. При этом лесники и полиция зафиксировали 66 случаев нелегальной рубки. По предварительным данным, в минувшем году таких фактов было меньше. Определенную роль сыграло ужесточение административной ответственности за незаконную рубку лесных насаждений. К тому же более результативной стала работа патрульных.

Такой ли серьезный урон наносят лесному хозяйству "новогодние дровосеки"?

Вячеслав Дробышев: Давайте рассуждать так: сосенку, растущую под пологом других пород, никто дома ставить не будет - уж больно она неказистая, поскольку ей приходится бороться за выживание. Для праздника больше подходят красивые, пушистые, выросшие на открытых местах, на опушках и просеках хвойные деревца. Их в ряде случаев нужно вырубать, поэтому ни о каком ущербе для лесного фонда здесь речи не идет. Но этот процесс должен идти организованно, под контролем работников лесничеств. Кроме того, есть питомники, которые специально выращивают деревца к Новому году и готовы продать елочку любого размера, если захотите, даже в горшке - вы ее на дачном участке потом высадите. Другое дело, насколько эти услуги доступны, удобны для граждан, которые понимают, что лучше приобрести лесную красавицу законным способом, чем оказаться застигнутым на месте рубки и заплатить штраф за противоправные действия. Легально приобретенная или срубленная елка в среднем стоит от 300 рублей. За незаконную придется возместить ущерб как минимум на шесть тысяч рублей. Вывод очевиден.

Тем не менее лесничие периодически задерживают нарушителей.

Вячеслав Дробышев: Незаконная вырубка новогодних елей - проблема больше управленческая. Людям нужно правильно разъяснить, где купить деревце или к кому пойти, чтобы выписать разрешающий вырубку документ. А для нас это показатель: если есть нарушители, значит, есть вопросы к организации легального доступа к лесным угодьям. Согласитесь, когда человек будет знать, как получить символ Нового года на законных основаниях, и запрещать ничего не придется.

Сегодня на многих городских и районных площадях, в скверах возле новогодних городков стоят искусственные ели. Это как-то связано с позицией Рослесхоза?

Вячеслав Дробышев: Органы местного самоуправления решают этот вопрос самостоятельно, исходя из возможностей бюджета. Если они позволяют - выделяют деньги на поиск подходящего хвойного дерева в лесу, оформление документов, транспортировку, установку. Нет - ставят искусственную елку. Кстати, иногда власти находят весьма оригинальные решения - зеленую красавицу находят чуть ли не на соседней улице. Так, в Далматово (Курганская область), уладив все формальности, хвойное дерево спилили на улице Советской и поставили на Успенской площади. В Кыштыме (Челябинская область) восьмиметровую ель для площади перед Дворцом культуры "Победа" купили за 20 тысяч рублей у жителя одного из частных домов. Конечно, в регионах, где мало лесов, логично переходить на искусственные ели. Кроме всего прочего, это воспитание бережного отношения к природе.

В советское время почти в каждом селе было школьное лесничество или питомник, где ребята набирались знаний о том, как вести лесное хозяйство. Сегодня эта система изжила себя?

Вячеслав Дробышев: Вовсе нет, довузовскому образованию уделяется много внимания. За последние три года количество школьных лесничеств в наших регионах увеличилось на 30 процентов. Сегодня в УрФО работают 176 школьных лесничеств и экологических организаций, в них задействовано 3392 подростка. С детьми очень интересно работать. Например, в ХМАО школьники проводят исследования по экологии, лесопатологии, выращиванию кедровых садов и аллей, использованию даров леса. А в поселке Нялинском во вновь образованной кадетской школе-интернате должны появиться профильные классы лесной охраны.

Кадеты-лесники?

Вячеслав Дробышев: Можно сказать и так. Но это со временем. С января начинается первый набор детей. Позже ребята пройдут обучение и по специальности "лесная охрана". Это еще одно из востребованных направлений профориентационной подготовки школьников.

Как вы думаете, количество школьных лесничеств будет увеличиваться?

Вячеслав Дробышев: Сегодня встает вопрос не столько об увеличении количества занятых в них детей, сколько о качестве получаемых ими знаний. Есть, конечно, узкие места: допустим, чтобы получать гранты, у школьного лесничества должен быть определенный статус. Есть соответствующие программы, разработанные управлением образования Рослесхоза. Вопрос в реализации этих документов на уровне субъектов УрФО.

Как вы оцениваете итоги прошедшего пожароопасного сезона?

Вячеслав Дробышев: В 2015-м сезон был для нас относительно спокойным, хотя 11 946 гектаров леса все же пострадали от огня. В северных территориях - ХМАО и ЯНАО - более 70 процентов возгораний произошло от гроз, в Тюменской области в 80 процентах случаев огонь возник по вине граждан. Случается, пожары пересекают государственную границу. В минувшем году таких было 12 - от них в большей степени пострадала Курганская область.

Почему не удается быстро потушить пожар?

Вячеслав Дробышев: Вы правильно сказали: огонь не признает границ. Основная причина возгораний - в несогласованности предупредительных действий и недостаточной профилактике. У нас есть такой документ, как сводный план тушения. Он состоит из планов тушения лесничеств, лесов на землях промышленного назначения, сельхозземлях и землях иных категорий. Глава муниципалитета, перед тем как поставить подпись под планом пожаротушения своей территории, обязан досконально разобраться, за кем конкретно закреплены те или иные земли, кто их тушит, как организована защита населенных пунктов, что надо предпринять, чтобы огонь не перебросился с одного места на другое. На деле получается, что чиновник что-то за себя отписал, а в целом взаимодействие организовано слабо. Например, в Челябинской области в минувшем году 60 процентов лесных пожаров были "гостевые". Подобные "подарки" приходят с неконтролируемых территорий.

Что нас ждет в 2016 году?

Вячеслав Дробышев: Прогноз неблагоприятный: ожидается превышение средних температур, снижение уровня грунтовых вод. Время еще есть, надо учить людей работать на упреждение, чтобы исключить возникновение чрезвычайных ситуаций, в том числе связанных с лесными пожарами.

Ключевой вопрос

Как научить чиновников составлять план пожаротушения?

Вячеслав Дробышев: Есть отраслевые справочники. Имея исходные данные, можно произвести оперативные расчеты: сколько человек понадобится для тушения в конкретный промежуток времени, как будет распространяться огонь, какие ресурсы надо привлечь. Однако эти справочники никто, кроме лесничих, в руки не берет. Вот и получается: как и что забрать от леса - все знают и умеют, а как защитить его - пусть лесничий разбирается.

Необходимо понимать: руководители органов местного самоуправления, главы поселений несут персональную ответственность за пожарную безопасность и эффективность управленческих решений. Сводный план утверждает глава региона, поэтому действия всех руководителей должны быть сформулированы предельно четко, как и их ответственность. Там, где губернатор вникает в проблематику, и учат, и тренировки проводят не для галочки, и за результат спрашивают строго.

Контакт

Департамент лесного хозяйства по УрФО: 620043, г. Екатеринбург, Московский тракт, 9 км.

Тел. (343) 310-21-40(343) 310-21-40, факс (343) 205-46-15.

E-mail: deplesurfo@mail.ru.

Последние новости