Новости

28.01.2016 18:13
Рубрика: Культура

Спартанец, деньги, два ствола

"Диалоги с классикой" на "Винзаводе"
Вообще-то обычно коллективная выставка, которая представляет, скажем, разношерстную толпу стипендиатов Минкульта по программе поддержки молодых деятелей культуры в регионах России, - полная "засада".

Причем для всех. Для художников, потому что, как правило, "утонуть" в толпе стипендиатов, больше шансов, чем "выплыть", быть замеченным. Для зрителей, потому что имена молодых художников из регионов большинству ничего не говорят. Для кураторов, потому что непонятно, что может объединить очень разные индивидуальности авторов, которые часто не подозревают о существовании друг друга.

Так вот, выставка, придуманная и сделанная куратором Дианой Мачулиной (на самом деле она тоже художник, лауреат Премии Кандинского 2008 года), - неожиданное счастливое исключение из правил. Стипендиатов Минкульта (на стипендии их выдвигал Творческий Союз художников России (ТСХР)) из самых разных городов России (от Владикавказа до Улан-Удэ, от Петербурга до Томска, от Воронежа до Уфы и Казани) она попыталась представить, опираясь на диалог с художественной традицией. А именно той, что ближе самому художнику. Так сложились "диалоги с классикой".

Собственно, выставка на Винзаводе в цехе Красного так и называется "Коллективное сознательное. Диалоги с классикой". Понятно, что классика у каждого своя. Батуева Саяна (Улан-Удэ) опирается на традиции буддистских картин "танка", вводя грозного героя эпоса Ямантаки, который всегда изображался в связи с образами огня, в свой триптих о лесных пожарах в Бурятии 2015 года. Объекты Белоусовой Алины (Саратов) отсылают к традиции ювелирного искусства Фаберже. Только объекты сделаны из… материнских плат и прочих компьютерных деталей.

Тема традиции и тема памяти, хранящейся на жестких дисках, серверах и "облаках", оказываются тесны связаны в этих на вид вполне декоративных работах. Алексей Головченко (Пенза), увлеченный историей русского язычества и участвующий в битвах реконструкторов из местного клуба, в своих картинах микширует в основном традиции русской живописи XIX века. Если представить себе, скажем, "Владимирку" Левитана, в которую вписаны полегшие богатыри Васнецова, то получится печальный эпической простор "Края земли" (слегка припорошенный снегом и с накренившимися столбами электропередач).

Есть классика и в привычном понимании - как античность. Например, в проекте Solid & Fluid Антона Батишева (Саратов), который заинтересовался, как спартанцы боролись с коррупцией и соблазном взяток. Так появилась скульптура "Спартанский обол". Для тех, кто подзабыл, обол - это денежная единица в Древней Греции, которая одновременно являлась мерой веса (около 0, 7 грамм). Но если в Афинах оболы делали из серебра, то в Спарте - в виде громоздких железных прутьев. Они были настолько тяжелее монет, насколько железо было дешевле серебра. Таскать такой обол - замучаешься. Как раз фигуру спартанца с железным прутом - оболом - и сделал Батишев. Что логично - не только с прутом, но и из железного прута. Даже издалека очевидно, что этот спартанец напоминает вовсе не скульптуру "Дискобола" или другого древнего олимпийца, а персонажей Джакометти. Но давно замечено, что модернистское искусство - род нашей античности, которую современные художники цитируют также естественно, как древние римляне - греков. При этом одной античностью (старой или модерновой) художник не ограничился, а решил расширить сферу исследования связей между видом купюр и формой общественной организации до современности. И представил свои архивные изыскания на рассмотрение публики. Получился преувлекательный архив о местных валютах - от древности до наших дней. Здесь можно обнаружить деньги в виде винных этикеток (Якутия, 1918), игральных карт (северные территории нынешней Канады, 1685), отпечатков на фотобумаге (деревня Колионово, 2015)…

Художественное произведение в свою очередь тут предстает концептуальным архивом, исследованием (в духе группы Societe Realiste) и скульптурой… Конечно, в "диалогах с классикой" на выставке ключевым словом становится "диалог". Он может быть подчеркнут техникой исполнения, как в работах Александра Чурсина (Краснодар), где персонажи гангста-рэпа, вышедшие из джунглей мегаполисов, становятся героями нового "Ночного дозора", а то ли вещдоки на столе, то ли просто брошенные пистолеты, бутылка виски и доллары напоминают о благородной традиции голландского натюрморта, равно как и о близости смерти. Но, конечно, и о фильмах Тарантино и Гая Ричи. На первый взгляд - гротескное, ироничное сближение. Но насколько точным оно оказалось, демонстрирует видео с камер слежения (вместо одной из картин цикла "Only for kings"), равнодушно запечатлевшее похищение с краснодарской выставки одной из работ Чурсина про гангста-рэперов.  

В работах других авторов, как, например, Владимира Логутова (Самара) этот диалог с искусством сам становится предметом интереса и изображения. Логутов изящно переворачивает привычную установку, приглашая нас на "выставку на картине". В любом случае скучными эти диалоги никак не назовешь. Благо таланты подобрались не только молодые и яркие, но еще и умные. И разумеется, их много больше, чем упомянуто здесь.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке