Новости

04.02.2016 20:40
Рубрика: Общество
Проект: Наука

ПСА не отменяется, но...

Сохранить мужское здоровье можно в любом возрасте
Евгений Велиев: Если независимо от возраста пациента ПСА повышен, то прежде чем проводить биопсию, желательно сдать МРТ. Фото: Константин Завражин/ РГ
Евгений Велиев: Если независимо от возраста пациента ПСА повышен, то прежде чем проводить биопсию, желательно сдать МРТ. Фото:
Сравнительно недавно урологи ратовали о ежегодном проведении ПСА. То есть об обязательной сдаче всеми мужчинами после 40 лет специального анализа крови на определение уровня простатического специфического антигена: чтобы упредить рак предстательной железы.

Но в последнее время считается, что эта процедура не должна быть ежегодной для всех. А для кого? И как сохранить мужское здоровье? Об этом обозреватель "РГ" беседует с профессором Медицинской академии последипломного образования, заведующим урологическим отделением Московской больницы имени Боткина Евгением Велиевым.

Евгений Ибадович, почему такая перемена в предупреждении рака простаты? Так ратовали за ПСА, а теперь, когда эта процедура стала популярна, специалисты готовы ограничить ее проведение.

Евгений Велиев: Вы не совсем точны. Мы не ограничиваем возможности ПСА. Но пришли к выводу, что эту процедуру целесообразно проводить только тем, кто в группе риска. А это мужчины, у которых отягощенный наследственный анамнез. Вот им обязательно, начиная с сорока лет, необходимо проходить ПСА.

А если в анамнезе все в норме?

Евгений Велиев: Тогда рутинное обследование с использованием ПСА не рекомендуется. Или оно выполняется по решению лечащего врача. Самая, как теперь принято говорить, информативная группа для проведения ПСА - мужчины с 55 до 69 лет. Это самая уязвимая онкологическая группа.

И можно сказать: уважаемые мужчины, кому исполнилось 55 лет, срочно отправляйтесь на ПСА?

Евгений Велиев: Нет! Так категорично действовать нельзя. Лучше обсудить решение о проведении или не проведении ПСА с пациентом. Зачем? Да затем, что ПСА нацелен на выяснение рака. А само слово "рак" впечатляет больше, чем сам рак на самом деле. Ведь рак предстательной железы нередко столь мал и не агрессивен, что радикальное его лечение не всегда нужно немедленно проводить.

Немедленно не нужно. Но в конечном счете без радикального не обойтись?

Евгений Велиев: У части пациентов не обойтись. Однако немало и таких, кому требуется лишь квалифицированное активное наблюдение. Оно предполагает систематическое измерение ПСА, использование современных диагностических методов, в том числе МРТ и повторных биопсий простаты.

Вы сказали, что основная когорта риска - мужчины в возрасте от 55 до 69 лет. А в 70 уже можно жить спокойно?

Евгений Велиев: Нет! Но нужно более бережно относиться к пациенту, учитывать все возрастные изменения и определять ПСА лишь у тех, кто относительно здоров.

Треть мужских раков приходится на рак предстательной железы. Эта статистика навек или она все-таки может меняться? И от чего это зависит? Вот буквально за пару часов перед встречей с вами мне позвонили с просьбой рассказать об успехах в лечении рака простаты методом низкодозной брахитерапии.

Евгений Велиев: Брахитерапия - хорошо известный метод лечения пациентов низкой группы риска. Он используется и за рубежом, и в нашей стране. Это уже не новое слово в урологии. Но хочу вернуться к диагностике, поскольку она задает тон результатам лечения опухолей. И вот о чем считаю нужным сказать. Если независимо от возраста пациента ПСА повышен, то прежде чем проводить биопсию, желательно сделать МРТ. Это исследование может дать исключительно полезную информацию о характере опухоли, о том, насколько она агрессивна, дать ее точное местоположение в простате. А с учетом того, что сама железа очень маленькая, то точное место опухоли особенно важно, чтобы не промахнуться с проведением биопсии да и самой операции.

Точная диагностика при лечении всех видов рака важна чрезвычайно. Вот сейчас чуть ли не на первый план выходит иммунотерапия рака, применение таргетных препаратов. То есть того, что бьет точно в опухоль и не задевает здоровые ткани...

Евгений Велиев: При раке простаты, если он не выходит за пределы органа, это важно еще и потому, что главным при данной патологии пока является операция. И при ее проведении требуется особая деликатность хирурга, чтобы сохранить сексуальную функцию.

Эти операции выполняются так называемым обычным рутинным открытым способом или предпочтение отдается роботической технике? У вас в клинике есть робот Да Винчи?

Евгений Велиев: Да Винчи у нас уже третий год. И на мой взгляд, он более всего уместен именно в урологии, именно для проведения операций на предстательной железе. Хотя иногда все-таки приходится применять традиционное открытое вмешательство, особенно если опухоль вышла за пределы железы.

А если пациент за пределами Москвы? И там никакого Да Винчи в помине нет? Да и кадров, подобных тем, что в вашем отделении, тоже нет?..

Евгений Велиев: Кадры должны быть. По количеству врачей мы чуть ли не на первом месте в мире. И значит, есть возможности изменения ситуации. Вот у нас в Боткинской больнице действует московский симуляционный центр для приобретения и совершенствования хирургических навыков, в том числе и по урологии. Кроме того, впервые в России в Москве создана московская урологическая школа, в которой в феврале пройдут очередные занятия. И я хотел бы закончить нашу беседу на оптимистической ноте: у нас есть возможности и современного лечения пациентов, и современной подготовки кадров для работы в области сохранения мужского здоровья.

Визитная карточка

Велиев Евгений Ибадович родился в 1964 году в Тульской области. Окончил Военно-медицинскую академию имени Кирова. Кандидатская и докторская диссертации посвящены хирургии почек и рака предстательной железы. Профессор Евгений Велиев - член Американской и Европейской урологических ассоциаций. Женат, у него трое детей.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке