Новости

04.02.2016 20:00
Рубрика: Общество

Пришел, увидел, пересадил

Стволовые клетки к месту и времени
О 14-летней Регине Парпиевой "РГ" писала несколько раз. У девочки, живущей в Нижегородской области, тяжелейшее и редчайшее заболевание - синдром Девика.

Регина начала болеть в восемь лет. И первый сигнал заболевания - полная слепота. Одно время девочка была неподвижна. А когда состояние стало совершенно безнадежным, научный сотрудник Центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Димы Рогачева кандидат медицинских наук Кирилл Киргизов впервые в мире провел ей операцию по пересадке костного мозга. Сейчас у Регины стойкая ремиссия: девочка отлично учится в школе, она написала повесть, которая опубликована в журнале "Лучик". Она катается на роликах, плавает. У нее есть собака-поводырь Арвин, И на вопрос: "Регина, как ты себя чувствуешь?" девочка отвечает: "Прекрасно! У меня все хорошо!". Однако она по-прежнему слепа. Может, стоит использовать мезенхимальные стволовые клетки, о которых сейчас все говорят? На этот вопрос я и прошу ответить Кирилла Киргизова.

Прежде всего, Кирилл, объясните, чем мезенхимальные стволовые клетки отличаются от гемопоэтических, которые были пересажены Регине?

Кирилл Киргизов: До сих пор весь мир занимается в основном пересадкой именно гемопоэтических стволовых клеток, тех, которые дают начало новым клеткам крови и иммунной системы. Их трансплантация себя оправдывает. Но это не панацея от всех болезней, и, ни в коем случае, не использовать их без надлежащих показаний в том числе и в косметологии. Любое вмешательство в организм - это вмешательство, и оно не проходит бесследно. Да, красота требует жертв, Но надо сто раз просчитать оправданность такой жертвы. А в последнее время, в том числе и в косметологии, все чаще используют мезенхимальные стволовые клетки. Они заметно универсальнее кроветворных, так как способны давать начало любым клеткам организма. В том числе "обновлять" кожу, кости, клетки других органов и систем человека.

Это пока только теория или эксперимент на животных?

Кирилл Киргизов: Опыт клинического применения уже есть, в том числе и в нашей стране. Но эффективность их применения еще не доказана. Требуется время.

Так, может, стоит использовать эти клетки для восстановления зрения той же Регине? Ведь когда вы решили пересадить ей клетки костного мозга, вы шли на определенный риск: до вас никто в мире этого не делал.

Кирилл Киргизов: Риск в медицине возможен, если за ним есть доказательная база. Прежде чем я провел операцию Регине, я проштудировал массу зарубежной литературы на этот счет. Я связался с европейской группой специалистов, которые при синдроме Девика проводили подобную трансплантацию. Правда, речь шла только о взрослых. И все-таки мой риск был оправдан. Тем более, что был очень подходящий донор - родной брат Регины Тимур. А это важно.

Как происходит сама процедура пересадки этих клеток?

Кирилл Киргизов: Фактически так же, как и клеток костного мозга. В случае костного мозга специальной иглой забираются клетки донора. Затем они тут же пересаживается реципиенту. Мезенхимальные клетки, как и костный мозг, тоже берут иглой. Но потом в течение двух-трех недель в специальных пробирках их выращивают и лишь после этого пересаживают пациенту.

Если у этих клеток такие возможности, то почему до сих пор вы не ввели их той же Регине, чтобы избавить от слепоты? Вы же знаете: Регину консультировали лучшие офтальмологи, и все в один голос заявили, что глаза у девочки абсолютно здоровы, у нее поврежден зрительный нерв.

Кирилл Киргизов: Все не так просто. Недаром говорят, что нервные клетки не восстанавливаются. Пока нигде в мире нет работ, показывающих, что пересадка мезенхимальных стволовых клеток способна восстанавливать нервные клетки. Хотя есть эффект, в том числе и в российских центрах, применения их в лечении острого инфаркта миокарда или осложнений, случающихся после трансплантации органов.

Вы однажды рискнули и вернули Регину к жизни. Сейчас не собираетесь рисковать, чтобы вернуть этой девочке и многим другим зрение?

Кирилл Киргизов: Подобные попытки делаются . Лично я вводил эти клетки при рассеянном склерозе. Ожидаемого результата пока не получили. Хотя теоретически восстанавливать нервную ткань с помощью мезенхимальных стволовых клеток, скорее всего, возможно.

И не важно, как мезенхимальные стволовые клетки будут доставлены в организм пациента?

Кирилл Киргизов: Это самое важное. Надо чтобы они попадали именно в то место, которое поражено. Если речь о Регине, то только в нервные клетки глаза. Эта проблема пока не решена.

Надежда есть? Или это только теория?

Кирилл Киргизов: Все-таки есть. Теория дает возможность применять все новое в практике диагностики и лечения.

Общество Здоровье Проблемы трансплантации в России
Добавьте RG.RU 
в избранные источники