Новости

03.02.2016 19:02
Рубрика: Культура

Умереть 
по собственному желанию

Олег Меньшиков рассказал о "Счастливчиках" будущего
Олег Меньшиков: Как только кто-то предлагает: "А давайте придумаем мир будущего!", - начинается невероятная ахинея. Фото: РИА Новости
Олег Меньшиков: Как только кто-то предлагает: "А давайте придумаем мир будущего!", - начинается невероятная ахинея. Фото:
Олег Меньшиков на премьере в Театре им. Ермоловой представил модель общества будущего. Через шестьдесят лет, в 2076-м году, нас может ждать специфический "гуманизм": все граждане некой планеты, достигшие восьмидесяти лет, в обязательном порядке должны проходить тест, доказывая свою умственную полноценность и физическую дееспособность. Жить новым восьмидесятилетним или не жить, решает комиссия по оптимизации населения. А ее ответы население узнает на телешоу, которое транслируется по всей планете и имеет колоссальные рейтинги.

Пройти тест и остаться жить или же красиво, с бокалом шампанского, умереть "по собственному желанию" и предстоит героям спектакля "Счастливчики" Олега Меньшикова. Эта постановка по мотивам пьесы Констанции Деннинг Exstasy rave в переводе и редакции Валерия Печейкина. Людей будущего - обитателей планеты 2076 года - играют ведущие актеры Ермоловского театра старшего поколения: Владимир Андреев, Наталья Архангельская, Татьяна Говорова, Ольга Селезнева и Борис Быстров при участии их молодых коллег Никиты Татаренкова и Ольги Волковой.

Перед премьерой актер и художественный руководитель Ермоловского театра Олег Меньшиков рассказал, почему его заинтересовала проблема смены поколения.

Про мир 2076

- Как только кто-то предлагает: "А давайте придумаем мир будущего!" - начинается невероятная ахинея. Мы не знаем, что будет завтра, тем более не можем придумать мир будущего. Поэтому обошлись условным пространством.

Будущее - лишь данность этой истории. В том будущем времени есть некий тест, с которым сегодня, к счастью, мы не знакомы. Поэтому будущее в нашем спектакле - это как повод поговорить о чем-то большом и серьезном.

Пьеса Констанции Деннинг у нас совсем не известная. В ней, не умаляя достоинства автора, на мой взгляд, первична не она сама, а идея. Описана ситуация: в будущем существует некий тест, и люди, достигшие 80-летнего возраста, должны ответить на вопросы, и в зависимости от этого решается, живут они дальше или нет. И это уже норма: и для общества, и для тех, которые приходят на тест. Меня заинтересовала ситуация, но мне не понравилась пьеса. Поэтому Валерий Печейкин сделал ее сценическую редакцию. Мы работали одновременно и с Валерой, и со всей постановочной группой.

Спектакль про то, что рано или поздно все аукнется

Художник спектакля Филипп Виноградов, на мой взгляд, один из самых замечательных на сегодняшний день театральных художников. Он хоть и молод, но сейчас уже можно абсолютно уверенно говорить о нем как о состоявшемся мастере. Как только Филипп принес мне эскиз декораций, как только я увидел приоткрытую створку огромной двери… Вроде ничего особенного, но мне, как и любому художнику, был важен толчок. С помощью Филиппа я увидел спектакль, увидел всю картинку. За сценографию ему отдельное спасибо.

Про старшее поколение

У меня есть в самом хорошем смысле определенные обязательства перед старшим поколением артистов. Ведь в этой работе заняты пять актеров, работающих уже по много десятков лет в Театре Ермоловой, и в каждый период нужно обращаться к пьесам для них. Я считаю, это обязательно для того, чтобы как-то защищать традиции, которыми живет театр.

Сначала я отложил пьесу, не стал даже думать. Но потом я постепенно к ней возвращался, потом возник Валерий Печейкин, потом сформировалась вся постановочная группа, и потом все придумывалось в репетиционном зале. Печейкин после каждой репетиции половину переписывал, то есть сложился именно тот процесс взаимодействия, который я так обожаю в театре.

Про режиссуру

Знаете, что мне больше всего нравится в существовании в творческой профессии? Что у нас очень много спонтанного. Вот так когда-то возник спектакль "1900", я ведь совершенно к нему не готовился, вдруг ба-бах - прочитал и понеслось!

И этот спектакль "Счастливчики" начался с отказа от пьесы, а потом с возврата к ней.

Я ловлю себя на том, что сейчас я подозрительно спокоен! Это действительно так, потому что я первый раз в своей постановке не выхожу сам на сцену и вижу работу со стороны. Поэтому я, извините за наглость, доволен тем, что произошло.

Про антиутопию

Антиутопия здесь только прием, не более того. Меня вообще не очень это интересует, но, безусловно, спектакль не про старшее поколение и не про то, что, когда ты достигаешь определенного возраста, ты должен пройти какой-то тест. Спектакль про жизнь. За все, что мы делаем, все равно - рано или поздно - придется отвечать. Рано или поздно всем нам аукнется. Я однажды услышал замечательную фразу: "Представьте себя в бесконечном пространстве, бесконечном свете, бесконечном космосе... Представили? А теперь представьте, какого вы размера". Вот как бы и об этом…

Про посвящение двадцатилетним

20 лет - это именно тот возраст, когда ты о жизни вообще не задумываешься, потому что тебя несет как несет - и это правильно! Посвящение спектакля двадцатилетним получилось только с высоты нашего возраста или тех, кто старше нас. Это ни к чему их не обязывает, и, более того, они, может, даже и не обратят никогда внимания на посвящение. Они живут той полнотой жизни, через которую мы все когда-то проходили. Поэтому это скорее шутка…

Про художественное руководство

Самое трудное поначалу было найти общий язык… Я же всегда работал только с теми людьми, которые мне были симпатичны. В "Товариществе" (собственной частной театральной компании, которую долгое время возглавлял Олег Меньшиков до Ермоловского театра. - Прим. ред.) я мог приглашать любых артистов. Нет, это ни в коем случае не значит, что здесь мне не симпатичны люди, но здесь же нужно было найти и построить правильный разговор с артистами, существующими в этом театре со своими традициями, привыкшими к одному определенному языку общения с режиссурой, и так далее. Но это нормальный процесс, тут ничего сложного нет. Мне кажется, что в результате мы нашли общий язык, и cлава Богу. Встречал ли я сопротивление? Не то чтобы сопротивление… Просто они в какой-то момент решили, что я навязываю им новый театр. Я вообще не понимаю такого словосочетания "новый театр" или там "современный театр". Я навязывал только тот театр, который сам вижу. Но вы поймите меня правильно: мы не боролись, мы не сражались, мы мирно искали путь к премьере. И в результате мы его нашли.

ПОДАРОК
за ПОДПИСКУ
через сайт
или в редакции
УЗНАЙ КАКОЙ!