Новости

08.02.2016 22:40
Рубрика: Культура

Царица запела в столице

Давид Тухманов приехал на премьеру своей оперы в театре "Геликон"
В финале "Царицы" памятник Екатерине Великой выезжает на сцену под звон колоколов. Фото: Антон Дубровский
В финале "Царицы" памятник Екатерине Великой выезжает на сцену под звон колоколов. Фото:
Знаменитый оперный проект "Царица" Давида Тухманова, Льва Лещенко и Фонда просвещения "МЕТА", поставленный в 2009 году Дмитрием Бертманом и проехавший по всей России, будет теперь идти на сцене "Геликон-оперы".

В самом театре этого события ждали давно. Проект "Царица" и создавался с прицелом на новую геликоновскую сцену. Но пока продолжалась затянувшаяся стройка, беспрецедентный по своему размаху спектакль, повествующий о жизни Екатерины Великой, успели посмотреть 40 000 зрителей в 15 российских городах - от Петербурга до Владивостока. Запоминающиеся мелодии, красота и роскошь зрелища, воссоздающего на сцене исторический интерьер Царскосельского дворца (художники Игорь Нежный и Татьяна Тулубьева), сотни костюмов XVIII века с театральными париками, украшенными кораблями и горящими свечами, придворный быт с танцами и адюльтерами, события екатерининской эпохи, народные массовые сцены - этот оперный блокбастер звали даже показать на Бродвее. На премьеру "Царицы" в зале "Стравинский" прилетел и живущий за рубежом автор оперы, композитор Давид Тухманов:

Что для вас лично значит этот проект "Царица"?

Давид Тухманов: Все, что связано с этой оперой, от самого первого момента до сегодняшнего дня, выглядит для меня как некое чудо. Когда я увидел свою оперу, написанную на бумаге, а я всю жизнь работал в поп-музыке и писал в студии, я испытал настоящее потрясение. Такое большое сочинение на бумаге! Но я даже не задумывался тогда, что поставить новую оперу, имея на руках просто партитуру, невозможно: нужны большие деньги, коллектив, который будет исполнять, организаторы. И если бы задумался раньше, вряд ли бы взялся сочинять. Как-то совершенно случайно мы разговорились с Львом Лещенко. Он не ожидал, что я сочинил оперу, послушал ее и загорелся идеей помочь найти спонсоров. Для всех нас было везением, что откликнулся Николай Александрович Цветков.

Что касается сегодняшнего спектакля, то я с большим волнением летел сюда. Пару месяцев назад Дмитрий Бертман показал мне великолепное, изумительное произведение - новую сцену театра: талантливейший архитектурный проект, выполненный с большим вкусом. Конечно, я волновался, как все пройдет, тем более что не видел спектакль уже несколько лет. Но я получил большое удовольствие, а главное - увидел, что артисты, как полюбили это произведение еще в 2009 году, когда состоялась его премьера в Петербурге, так и сегодня чувствовался в их исполнении тот же самый задор и интерес, которые симулировать невозможно. И для меня это самое дорогое во всей этой истории.

С тех пор как "Царица" была создана, ситуация в мире изменилась, и сегодня эта опера, показывающая историю государства Российского через приватную жизнь Екатерины Великой, обрела другие акценты, зазвучали ее политические аллюзии: апофеоз завоевания Тавриды, невозможность компромисса в отношениях с европейцами (шведами) и другие. Вы это чувствуете?

Давид Тухманов: В тексте либретто, написанном Юрием Ряшенцевым, заключено много всякого рода аллюзий и ассоциаций, и смыслы их, я думаю, доходят. Что касается меня, то я далек от политики, потому что все, что нам преподносят, нельзя проверить лично, а, значит, это можно трактовать и так, и эдак. Но главное для меня здесь другое: это русская опера, патриотическое, по сути дела, произведение, где в музыке звучит много традиционных русских интонаций, как в хорах, так и в сольных номерах.

И интонаций духовной музыки в том числе.

Давид Тухманов: Да, мною были использованы канонические тексты Покаянного канона. Но я сочинил на них свою музыку. Это колоссальный музыкальный пласт русской культуры. А вообще, у меня многое в опере стилизовано в барочном жанре, потому что здесь показывается дворцовая жизнь. Я хотел столкнуть эти два контрастных музыкальных плана.

Когда вы делали инструментовку и расклад на симфонический оркестр, вам понадобился помощник?

Давид Тухманов: Да, некоторые номера я просил сделать инструментовщика, но потом все равно сам всю партитуру переделывал. И сегодня, когда я слушал, мне моя партитура понравилась. Понравилась работа дирижера Андрея Шлячкова с оркестром - хорошая и по темпам, и по балансам.

Что вам, как автору, кажется наиболее интересным в этом спектакле?

Давид Тухманов: Дмитрий Бертман придумал очень много всяких решений - и режиссерских, и сценических, которые, естественно, не прописаны на бумаге. Насколько я помню, у меня даже ремарок в партитуре нет, а есть только самые общие, условные, обозначения. Но меня особенно поразили хоровые сцены: это колоссальная работа артистов, которые существуют, можно сказать, в традиции мюзикла. Я сам всю жизнь мечтал заниматься мюзиклом. И это было бы мне ближе по роду моей композиторской карьеры. Но теперь я рад, что создал оперу.

А такой имперский апофеоз, монументализация Екатерины Великой, памятник которой выезжает в спектакле под звон колоколов - задумывался вами?

Давид Тухманов: Да, именно так музыка и написана - как апофеоз. То, что мы видим на сцене, это диалог художников и режиссера. Для меня смысл апофеоза состоит в том, что прославляется не просто величие государыни, а величие страны, которая была, есть и будет. И если внимательно послушать текст, который написал Юрий Ряшенцев, там есть абсолютно правильные слова: что с тобою было, то и с нами, что с тобою будет, то и с нами, потому что мы с тобой одно.

Время Екатерины - особенное. С одной стороны, это эпоха Просвещения, с другой стороны, время силы, завоеваний. Насколько, вы думаете, это время корреспондирует с сегодняшним днем?

Давид Тухманов: Трудно судить: это другой государственный строй. Но я думаю, что каждый человек, если он все-таки любит свою страну, должен что-то делать для нее - по мере своих сил. Я считаю свою оперу патриотическим произведением, и мне кажется, что это хорошо.

Где вы сейчас живете, над чем работаете, пишите ли песни?

Давид Тухманов: Живу я в Германии, в Бельгии, в Израиле. Новые песни не сочиняю и не собираюсь. Сижу в своем кабинете, работаю, пишу ноты. Не скрою, хочу сделать еще одно оперное произведение. Тему пока говорить не буду. Я суеверный. Если суждено этому быть, появится моя вторая оперная партитура.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке