Новости

Как художника перепутали с Гитлером

Гражданка Анна Бочарова, побывав в Волгоградском музее изобразительных искусств имени И.И. Машкова, направила в администрацию региона заявление на имя губернатора. Ее недовольство вызвал вопиющий факт: на стене учреждения культуры висит огромный портрет Гитлера!

В администрации только руками развели: никаких фюреров в музее никогда не было. Любительница живописи увидела фотографию выдающегося художника Ильи Машкова, чье имя носит музей: на ней он брюнет с короткими усиками. На этом сходство и заканчивается. Но такие усы носил и Чарли Чаплин. Тем не менее бдительная гражданка написала жалобу.

"Мы посмеялись над этим казусом, - рассказала "РГ" заместитель директора музея по научной работе Ольга Малкова. - Но вообще обидно стало. Мы же стараемся популяризировать творчество нашего прославленного земляка. И у нас везде подписано, что это музей Машкова! Не хочу говорить о патологической невнимательности, но уж как минимум глубокое невежество налицо".

Как сообщили в музее, вероятнее всего, Анна Бочарова увидела портрет неизвестного ей Машкова во время выставки модного художника Никаса Сафронова. В те дни пришло немало людей, далеких от искусства, но привлеченных "брендовым" именем самого дорогого современного живописца России. До этого в музее изредка случалось, что школьники младших классов могли спутать одного из основателей знаменитого "Бубнового валета" с Адольфом Гитлером. Но взрослый человек - впервые!

Кляузу перенаправили директору музея Елене Орловой. Автору жалобы готовят официальный ответ, в котором будет объяснено, кто такой Машков и почему его портрет висит в музее. А директор музея Елена Орлова решила подать иск в суд за "оскорбление чести и достоинства уважаемого государственного учреждения". "Если уж не знаете гения нашей земли Илью Ивановича Машкова, то могли бы задать вопрос любому сотруднику музея, ... мои драгоценные бдительные друзья!" - пишет Орлова на своей странице в социальной Сети.

комментарий

Алексей Лобов, директор музея Владимира Маяковского в Москве:

- Несмотря на то что музей Владимира Маяковского в Москве закрыт на ремонт, мне приходится получать возмутительные письма от очень бдительных граждан. И я чуть ли не каждый день пишу на них ответы. В прошлом году мы развернули уникальный проект, посвященный 130-летию Велимира Хлебникова. Сняли три фильма, открыли огромное количество выставок, в проекте участвовал не только наш музей, но еще десяток других. Мы получили диплом "Лучший музейный проект", но было очень много недовольных. Возмущались: "А зачем нужна такая выставка?!" Возможно, это ложное представление о некой вседозволенности. У меня в "Фейсбуке" люди, состоящие "в друзьях", вместо того чтобы обратиться напрямую ко мне с каким-то вопросом, пишут жалобы в Департамент культуры. Только за последнюю неделю - три жалобы!

Александр Архангельский, публицист, телеведущий:

- Нет у гражданина такого долга - разбираться, может ли на выставке появиться изображение Гитлера. Давайте предположим на секунду, что оно появилось... Например, на ретроспективе фашистского искусства XX века может появиться немецкая картина, изображающая Гитлера. Сегодня не только простые граждане, но и чиновники требуют изъять из магазинов те или иные книги. И действительно, бывают книги, которые нужно изымать по решению суда, если они, например, распространяют информацию о том, как изготовить наркотики или сделать оружие. Но почему изъяли книгу лауреата Пулитцеровской премии Арта Шпигельмана "Маус"? Это книга-комикс, в которой Шпигельман рассказал о своем отце, польском еврее, пережившем Холокост. В книге плохие коты-нацисты загоняют в концлагеря хороших антифашистов мышей и, конечно, есть иллюстрации со свастикой. К сожалению, у "массового человека" за последние годы сформировался рефлекс собаки пограничника Карацупы. Обычный человек почему-то чувствует себя на передовой. Ему непременно нужно вычислить шпионов, опасных врагов, прячущиеся за реальными обликами символы вражды. Волгоградская история - не исключительный случай. Родители пишут доносы на учителей литературы, когда учитель пытается включить в программу что-то непривычное. Да, закон нужно соблюдать. Но в этих случаях речь идет не о нарушении закона, а о чем-то непривычном. Все непривычное почему-то в сознании "массового человека" сегодня "равно" опасному. А все "опасное" равно "запретить". Нам не надо превращать и превращаться в героев плохого шпионского романа. Собака Карацупы не должна быть сильнее самого Карацупы.