Новости

09.02.2016 21:25
Рубрика: Экономика

Курс давит на производство

Слабый рубль начал мешать промышленности
 Фото: depositphotos.com
Фото:
Промышленность пытается преодолеть притяжение "дна", но ее держат низкий спрос, слабый рубль и неуверенность в будущем. О "самочувствии" обрабатывающих производств "РГ" рассказал Сергей Цухло, заведующий лабораторией конъюнктурных опросов Института экономической политики имени Егора Гайдара.

Из опроса промышленников следует, что главная проблема - не нехватка оборотных средств, не дорогой кредит, а именно ограничения спроса, в которые упираются попытки нарастить производство. Это так?

Сергей Цухло: Спросовые ограничения с начала 2009 года остаются самым существенным ограничением промышленного роста в России, но в начале 2016 года резко возросло сдерживающее влияние и такого фактора, как "неясность текущей экономической ситуации и ее перспектив" - его упоминание руководителями предприятий взлетело на 12 процентов с октября. В январе 2016 года эти два фактора почти уравнялись по своему негативному влиянию на промышленный рост, составив 55 и 52 процента соответственно, хотя на протяжении 2011-2015 годов неопределенность отмечали не более 40 процентов участников опросов. Остальные факторы снизили свое влияние либо показали меньший рост.

С точки зрения промышленности, пик кризиса впереди?

Сергей Цухло: Похоже, что так. Во всяком случае, 2015 год промышленность, по собственным оценкам, прошла более-менее нормально, потому что была готова к рецессии.

А летом 2008 года, если вы помните, у нас был популярен лозунг, что российская экономика - это тихая гавань в мировом экономическом кризисе. И когда в ноябре 2008 года промышленность испытала фронтальный спад, она была в шоке, но затем начала восстанавливаться, медленно, но все же восстанавливаться.

Сейчас ситуация диаметрально противоположная: все три года говорили, что вот-вот наступит вторая волна кризиса, и промышленность давно к этому готовилась - сокращала инвестиции, снижала долговую нагрузку, потихоньку избавлялась от лишних работников. В итоге по всем показателям - по оценке спроса, запасов готовой продукции и сырья, по оценке мощностей, занятости, своего же финансово-экономического положения - ничего критического до конца 2015 года промышленность не видела. Но, к сожалению, чтобы оторваться от дна кризиса (или спуститься с его пика), ей нужен спрос. Без спроса промышленность не готова увеличивать выпуск и наращивать избыточность запасов. А спроса нет.

Двукратная девальвация рубля, если брать за исходную точку 2014 год, промышленности мешает или помогает?

Сергей Цухло: Она сильно мешает, поднимая цены на импортные машины и оборудование, а во многих случаях российских аналогов просто не существует, они уже не производятся в стране либо их качество такое, что на них невозможно производить конкурентоспособную продукцию. Надо покупать импортное оборудование и платить в полтора-два раза дороже. Либо не покупать никакого, что сейчас выглядит более логичным.

То есть слабый рубль бизнесу противопоказан?

Сергей Цухло: Мы спросили об этом в лоб, и оказалось, что в январе 2016 года около 35 процентов предприятий считали, что заниженный курс рубля и удорожание в связи с этим импортного оборудования и сырья сдерживают рост выпуска промышленных товаров. А в июле 2014 года, когда у нас была еще легкая девальвация и точечные уколы со стороны Запада, такого мнения придерживались только 10 процентов наших респондентов. То есть показатель вырос в 3,5 раза за полтора года.

Слабый рубль хорош для тех, кто уже что-то производит - импорт подорожал, и у них сразу начинают покупать. Но многое просто не производится в России, а для нового производства нужны инвестиции, которых сейчас никто делать не хочет - государство сокращает расходы, частный сектор не видит смысла. Они живут на существующих мощностях. Расширять производство или создавать новое - для этого не лучшие времена.

Относительно импортозамещения какие ожидания преобладают?

Сергей Цухло: Пока здесь не видно оптимизма, массового перехода на российские аналоги импортных товаров не происходит. Первый раз мы спросили, что мешает этому, в январе 2015 года, второй - в августе. И оба раза 60 процентов наших респондентов ответили, что они просто не смогут найти отечественных аналогов. Опять-таки из-за того, что нужные виды сырья, материалов, машин и оборудования просто у нас не производятся.

Что дает сочетание этих факторов, какие перспективы?

Сергей Цухло: Особых перспектив сейчас нет, в лучшем случае удастся не уйти в большой минус.

О чем говорит то, что доступность кредитов считают нормальной почти половина предприятий, при том что средняя минимальная ставка - более 16 процентов годовых? Такая сумасшедшая рентабельность?

Сергей Цухло: Рентабельность тут ни при чем, просто основная масса предприятий кредиты не берут. В то же время в лучшие времена положительная оценка доступности кредитов была на уровне 65-70 процентов.

Инфографика: Мария Пахмутова / Игорь Зубков / РГ