Новости

10.02.2016 16:30
Рубрика: "Родина"

Адмиральский почерк Николая Кузнецова

Версия читателя "Родины" об авторстве приказа на уничтожение американского самолета-разведчика RB-50

Уважаемая редакция!

В декабрьском номере журнала была опубликована статья "Расстрел над Хуа-Гоу" - о том, как 27 июля 1953 года, в последний день Корейской войны, американский летчик-ас сбил советский пассажирский самолет Ил-12. А уже через день, 29 июля, советские летчики отомстили - уничтожили недалеко от берегов Приморья американский разведывательный самолет RB-50. Вы не пишете, кто отдал приказ на этот акт возмездия. У меня есть на этот счет стойкое убеждение.

Уточним местоположение последнего дня Корейской войны на оси времени. 5 марта 1953 года скончался Иосиф Сталин. Последовала череда перестановок на военно-политическом олимпе страны. "Сброду тонкошеих вождей" было не до судеб тех, кто встретил свой смертный час на борту Ил-12. Однако нашелся человек, отдавший приказ отомстить за их гибель. Адмирал Николай Герасимович Кузнецов (1904-1974).

В 1948 году адмирал флота Кузнецов был снижен в воинском звании на три ступени вниз до контр-адмирала, а в 1951м получил "очередное" звание вице-адмирала. Звание адмирала флота ему вернут лишь 11 мая 1953го. Однако авторитет этого флотоводца измерялся не количеством адмиральских звезд на погонах. На всех флотах хорошо помнили, что еще 29 апреля 1939 года в возрасте 34 лет Кузнецов стал народным комиссаром ВМФ СССР, а уже 24 июля по его инициативе, поддержанной Сталиным, в стране был введен День Военно-морского флота.

Адмирал Кузнецов был человеком первого часа войны. Это он еще в январе 1941 года приказал открывать огонь зенитных батарей при появлении иностранных самолетов над нашими военно-морскими базами. А 3 марта приказал Главному морскому штабу (ГМШ) передать директиву флотам открывать огонь по нарушителям без всякого предупреждения. И накануне начала Великой Отечественной войны, 5 марта над Лиепаей, а 17-18 марта над Либавой и Полярным немецкие самолеты-разведчики были несколько раз обстреляны. Из-за интриг наркома НКВД Лаврентия Берии (якобы Кузнецов своей директивой провоцирует начало войны) Сталин потребовал директиву отменить. 29 марта адмирал Кузнецов через ГМШ дал новую директиву: "Огонь не открывать, а высылать свои самолеты-истребители для посадки иностранных самолетов на аэродромы". Нарком рисковал головой, но он поступил так, как велел ему долг солдата. Итог не замедлил сказаться: немецкие самолеты-разведчики стали остерегаться летать над территорией ВМБ.

И это именно адмирал Кузнецов 21 июня 1941 года в 23.50 телеграммой приказал всем флотам немедленно перейти на оперативную готовность N 1; он вновь рисковал головой, но в первый день войны флот не потерял ни одного боевого корабля.

Кузнецов всю жизнь играл с огнем. В конце концов доигрался: 15 марта 1953 года постановлением Совмина СССР Военно-морское министерство было слито с Военным министерством СССР в единое Министерство обороны СССР, во главе которого поставили сугубо штатского человека - Маршала Советского Союза Николая Булганина. Если Булганин ровным счетом ничего не понимал в делах оперативной готовности армии, что же говорить об оперативной готовности флота...

Кузнецов стал первым заместителем министра обороны СССР - главнокомандующим ВМС. А 26 июня 1953 года был арестован Лаврентий Берия, главный враг адмирала. Уже никто не мог помешать ему 29 июля 1953 года снова поступить так, как велел долг воина. И адмирал флота Кузнецов дал команду на Тихоокеанский флот симметрично ответить американцам за коварно сбитый Ил-12. Я уверен в этом, пусть документальное свидетельство приказа не обнародовано.

Это был любимый флот Кузнецова, которым ему дважды довелось командовать - до и после войны, и это был его адмиральский почерк.

Семён Репушкин, Бронницы Московской обл.